read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Не деньгами, мсье Кампо. Вот этим.
- В своем ли вы уме, мсье аббат? Помилуй бог, да у меня весь подвал
завален холстами. Я набрал их по своему мягкосердечию, а теперь этот хлам
совестно даже выбрасывать на помойку.
- У вас не только хлам, Кампо. К вам приносили свои работы и Писсарро,
и Буден, и Дега.
- Ну, вы-то ведь не Дега, мой милый аббат!
- Как знать, может, в один прекрасный день и я стану кем-то.
- Mon Dieu! [Боже мой! (франц.)] Все та же песня, все те же бредни!
Значит, вы собираетесь выставить этот большой холст в Салоне, где вокруг
"его будут собираться толпы народа? Слава и деньги придут к вам на будущей
неделе? Бред!
- Тогда возьмите сейчас двадцать франков, а в залог за остальное - эти
картины.
Острые голубые глазки Наполеона Кампо зорко впились в бледное серьезное
лицо юноши. Так много, много лиц прошло перед торговцем красками за эти
тридцать лет, что они уже стерлись в его памяти. Кампо, человека от
природы флегматичного, расшевелить было не так-то легко, а с возрастом он
еще больше зачерствел. Но случалось, хотя и редко, что какие-то нотки в
голосе, какие-то черточки в лице попавшего в нужду художника, какой-то
внутренний скрытый огонь, которому трудно противостоять, - вроде как у
этого маленького чудака-англичанина - оказывали вдруг свое действие на
Кампо. Он призадумался, затем соскочил с ящика и, ворча, принялся шарить
по полкам. Когда на прилавке перед Стефеном появилось то, что он просил, -
кусок хорошего плотного холста - на секунду наступило молчание.
- Двадцать франков, вы сказали?
- Да, мсье Кампо. - Стефен отсчитал монеты.
Наполеон Кампо взял понюшку табаку, задумчиво вытер мясистый нос
обшлагом синей куртки.
- А теперь вы, конечно, начнете помаленьку подыхать с голоду?
- Ну нет, не совсем так. Во всяком случае, холст у меня есть, а на
остальное мне наплевать.
Снова наступило молчание. Неожиданно Кампо отпихнул монеты к краю
прилавка, у которого стоял Стефен.
- Положите их в вашу церковную кружку, мсье аббат, и давайте сюда вашу
жалкую мазню.
Изумленный Стефен протянул ему холсты. Даже не взглянув на них,
торговец сунул картины под прилавок.
- Но неужели... Неужели вы не хотите поглядеть на них? Это же... Это же
лучшее из всего, что я когда-либо написал.
- Я не разбираюсь в картинах, только в людях, - ворчливо буркнул Кампо.
- Мое почтение, мсье. Желаю удачи.
В три часа Стефен вернулся с холстом к себе в мансарду и тут же
отправился в велосипедную мастерскую на улицу Бьевр. Пока все складывалось
удачно, но по мере приближения к частному предприятию мсье Бертело
уверенность стала покидать Стефена. Он волновался, неясные предчувствия
заставляли учащенно биться его сердце. В последние месяцы он часто думал
об Эмми. Воспоминание о нескольких коротких мгновениях, проведенных с нею
в узком темном коридоре, упорно, настойчиво возвращалось и тревожило его.
Он нашел ее во дворе за мастерской. Она стояла, наклонившись над
красным гоночным велосипедом, сверкавшим никелем и позолотой. У Стефена
захолонуло сердце, когда он ее увидел. Услыхав его шаги, она подняла
голову, без всякого удивления ответила на его приветствие и снова
принялась смазывать втулки. У Стефена опять нелепо заколотилось сердце, но
по прежним встречам с нею он уже слишком хорошо знал ее характер и
воздержался от всяких проявлений обуревавших его чувств.
- Славная машина, - сказал он, помолчав.
- Это мой велосипед. Скоро я его испробую. - Она выпрямилась, откинула
прядь волос со лба. - Так ты вернулся в Париж?
- Сегодня утром.
- Хочешь взять напрокат велосипед?
Стефен отрицательно покачал головой.
- У меня сейчас более важные дела.
Снова наступило молчание. Стефен всегда слегка возбуждал ее
любопытство, и сейчас он без труда достиг цели - ее любопытство было
задето.
- Что это ты задумал?
Стефен собрался с духом.
- Слыхала ты о Люксембургской премии, Эмми? Это соревнование, в котором
могут принять участие все художники, еще ни разу не выставлявшиеся в
Салоне. Я думаю попытать счастья. - И, видя, что она равнодушно
отвернулась, он поспешно добавил: - Поэтому я и пришел сюда. Я хочу, чтобы
ты позировала мне.
- Вот как? - Она удивленно уставилась на него. Выражение ее лица
изменилось. - Ты хочешь написать мой портрет?
- Ну да. - Он старался говорить небрежно. - Тебя еще никогда не писали?
- Нет. Хотя давно бы следовало, принимая во внимание мою известность.
- Ну вот, теперь ты имеешь эту возможность. Для тебя это будет совсем
не плохо. Все лучшие полотна выставят в "Оранжери". Тебя, конечно, сразу
узнают.
Он видел, что разбередил ее тщеславие. Но она еще колебалась и мерила
Стефена взглядом, словно оценивая его способности.
- А ты умеешь писать? Я хочу сказать, можешь ли ты написать так, чтоб
было похоже?
- Положись на меня. Я уж постараюсь.
- Да, я думаю, что ты постараешься, - в своих же интересах. - Внезапно
она вспомнила что-то. - Но ведь в следующем месяце я уезжаю в турне.
- Времени хватит, если ты в течение трех недель будешь приходить ко мне
каждый день. А детали отработать я могу и без тебя, когда ты уедешь.
Снова он видел, что она мысленно прикидывает, стоит ли игра свеч.
- Ладно, - сказала она наконец своим обычным, резким, грубоватым тоном.
- Не все ли мне равно, в конце-то концов. Меня от этого не убудет, я
полагаю.
Стефен с трудом подавил возглас радости и облегчения. Дело было не
только в том, что он давно, с первого дня знакомства, мечтал написать ее,
но она к тому же как нельзя лучше подходила к той теме, которая сейчас
целиком завладела его воображением. Он поспешно дал девушке свой новый
адрес, попросил ее прийти к десяти часам утра - в черном свитере и
плиссированной юбке - и поскорее распростился с нею, боясь, как бы она не
передумала.
Шагая по бульварам, он был приятно взволнован достигнутыми за день
успехами и только тут вспомнил, что ничего не ел со вчерашнего вечера,
когда шофер попутной машины поделился с ним бутербродом. Голод поразил его
внезапно, как удар грома. Он нырнул в первую попавшуюся лавчонку и купил
небольшую булку и кусок колбасы. Но стоять на месте он не мог. В
сгущающихся сумерках он побрел мимо Ботанического сада, покусывая
хрустящую булочку и сочную колбасу в оболочке нежного белого сала. Как
вкусно! Он чувствовал себя свободным, счастливым и необычайно
взволнованным.



6
На следующий день он все приготовил для сеанса, поставил холст на
мольберт и стал ждать Эмми, сгорая от нетерпения. Она опоздала на двадцать
минут.
- Наконец-то! - воскликнул он. - Я думал, что ты уж не придешь.
Она ничего не ответила. Остановившись на пороге, она окинула взглядом
жалкую конуру - голые дощатые половицы, колченогий плетеный стул и
провисшую складную кровать. Потом перевела холодный, безжалостный взгляд
на Стефена.
- Ты что - вконец обнищал!
- Почти что.
- Зато нахальства у тебя хоть отбавляй. Заманить меня в такую дыру!
Здесь негде даже повесить жакет.
Стефен покраснел и принужденно улыбнулся.
- Конечно, это далеко не палаццо, но и не такая уж плохая комната для
художника. Только дай мне написать тебя, и ты об этом не пожалеешь.
Она скорчила презрительную гримасу, опустив уголки губ, но все же,
пожав плечами, вошла в комнату, позволила Стефену снять с нее жакет и
подвести ее к окну.
Освещение было прекрасное, и, почувствовав внезапно прилив сил, Стефен
начал набрасывать композицию, которая теперь всецело завладела им. Так как
по условиям конкурса сюжет должен быть "классическим", Стефен взял за
основу аллегорию на античную тему, хотя и в современной интерпретации:
картина должна была называться "Цирцея и влюбленные". Возможно ли, что
нелепая история с мадам Крюшо, отложившись где-то в подсознании, послужила
той искрой, которая воспламенила мозг Стефена, озарив его этим странным
видением! Причудливые символические образы реяли перед его мысленным
взором, держа в плену все его чувства. Сладострастие вступало в борьбу с
добродетелью, и похоть принимала форму крадущихся, подстерегающих свою
добычу зверей... Все это пока еще было похоже на сон, на мираж, однако в
таинственных глубинах сознания он ощущал силы, способные воплотить это
видение в жизнь.
Он мог бы писать целый день, но выражение лица Эмми заставило его
насторожиться, и он побоялся задерживать ее слишком долго. В полдень он
сказал ей, что, пожалуй, на сегодня хватит. Она тотчас подошла к холсту,
на котором он углем сделал уже довольно отчетливый набросок с нее во весь
рост. Хмурое выражение сбежало с ее лица, угрюмый взгляд просветлел, когда



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.