read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



чувством гнева и презрения; она умоляла его всем, что есть в нем святого,
заклинала отказаться от ужасного плана и никогда больше не вспоминать о нем.
Но она плохо знала монстра, с которым имела дело; она не знала - о безвинное
создание! - до какой степени страсти укрепляют и закаляют порок в таких
душах, какую имел Брессак; откуда ей было знать, что все чувства, внушаемые
в таких случаях добродетелью, становятся в сердце злодея шипами, уколы
которых с удвоенной силой подталкивают его к задуманному преступлению?
Настоящий распутник обожает бесчестье, позор и упреки, которые заслуживают
ему его отвратительные поступки - в этом находит радость его извращенная
душа. Разве не встречаются нам люди, которые приходят в восторг от
возмездия, обрушивающегося на них, которые видят в эшафоте место славы, где
они гибнут с радостным чувством исполненного предназначения, вспоминая свои
подлые и преступные деяния? Вот до чего доводит человека осознанная
развращенность, вот каков был Брессак, который поднялся и холодно произнес:
- Теперь я вижу, что ошибся, и виню за это не вас, а себя. Впрочем,
неважно: я найду другие способы, а вы много потеряете, хотя хозяйка ваша от
этого ничего не выиграет.
Такая угроза вмиг изменила намерения Жюстины. Отказываясь участвовать в
предстоящем преступлении, она многим рискует, а ее госпожа все равно
погибнет; соглашаясь на сообщничество, она спасается от гнева Брессака и
наверняка спасет маркизу. Эта мысль, промелькнувшая у нее голове наподобие
молнии, заставила ее согласиться, но поскольку такой резкий поворот
непременно насторожил бы хозяина, она некоторое время изображала
происходившую в ней борьбу и тем самым дала Брессаку повод еще раз повторить
свои максимы. Она еще немного поколебалась, и Брессак счел ее обращенной и
заключил в объятия. Как счастлива была бы Жюстина, если бы это его движение
было вызвано другим порывом!.. Однако время самообмана прошло: непристойное
поведение этого человека, его чудовищные планы стерли все чувства, которые
внушило себе слабое сердце бедной девочки, и теперь, успокоившись, она
видела в своем прежнем идоле негодяя, недостойного ни минуты более
оставаться в нем.
- Ты первая женщина, которую я обнимаю, - признался Брессак, с жаром
прижимая ее к себе, - ты прелестна, мой ангел; все-таки луч философии проник
в твою голову. Как случилось, что эта очаровательная головка так долго
оставалась в плену ужасных заблуждений? О Жюстина! Факел разума рассеивает
мрак, в который погружало тебя суеверие, теперь твой взор ясен, ты видишь
бессмысленность слова "преступление" и понимаешь, что священные обязанности
личного интереса в конце концов одерживают верх над пустыми соображениями
добродетели; иди сюда, девочка моя, хотя я сомневаюсь, что ты заставишь меня
изменить моим вкусам.
С этими словами Брессак, возбужденный скорее уверенностью в своем
плане, нежели прелестями Жюстины, бросил ее на кровать, заголил ей юбки до
груди, невзирая на ее сопротивление, и сказал:
- Да черт меня побери! Я вижу прекраснейший в мире зад, но увы, рядом с
ним находится влагалище... какое непреодолимое препятствие!
И опуская юбки, прибавил:
- Довольно, Жюстина, вернемся к нашему делу; когда я тебя слушаю,
иллюзия сохраняется, когда я тебя вижу, она исчезает.
Он заставил Жюстину взять свой член в нежные прекрасные пальчики и
ласкать его.
- Итак, храбрая моя девочка, - продолжал он, - ты отравишь мою мать,
теперь я тебе верю. Вот быстродействующий яд, ты подсыпешь его в липовый
отвар, который она принимает каждое утро для здоровья, он совершенно
незаметен и не имеет никакого вкуса, я тысячу раз использовал его...
- Тысячу раз! О сударь...
- Да, Жюстина, я часто пользуюсь такими средствами для того, чтобы
избавиться от людей, которые мне надоели, или для утоления своей похоти. Мне
доставляет громадное удовольствие распоряжаться таким коварным способом
чужими жизнями, и я не раз наблюдал действие этого яда просто для забавы.
Итак, ты сделаешь это, Жюстина, сделаешь непременно, а я позабочусь обо всем
остальном и взамен подпишу на твое имя контракт на две тысячи экю годовой
ренты.
Брессак позвонил, и на пороге возник красивый юноша-ганимед.
- Что вам угодно, господин?
- Твой зад, мальчик. Спустите с него панталоны, Жюстина, подготовьте
мой член и введите его в отверстие.
После коротких необходимых приготовлений Брессак проник в потроха слуги
и через некоторое время бурно сбросил туда свое семя.
- О Жюстина, - заявил он, приходя в себя, - эти почести предназначались
тебе, но как ты знаешь, твои алтари не могли принять их, хотя только твое
согласие участвовать в моем плане разожгло фимиам, значит он был сожжен в
твою честь.
Заметим попутно, что вскоре произошло довольно необычное событие,
лишний раз высветившее черную душу чудовища, о котором мы повествуем нашим
читателям, и мы упомянем о нем вскользь, дабы не прерывать рассказ о
приключениях нашей героини.
На следующий день после заключения злодейского договора, о котором мы
сообщили, Брессак узнал, что его дядя, на чье наследство он вообще не
рассчитывал, скончался, завещав ему пятьдесят тысяч экю ежегодной ренты. О
небо, подумала Жюстина, услышав эту новость, вот значит каким образом рука
Всевышнего карает чудовищный замысел? И тут же устыдившись своих упреков,
адресованных провидению, она опустилась на колени и принялась молить о
прощении и о том, чтобы это неожиданное событие по крайней мере заставило
Брессака отказаться от своих планов. Но как жестоко она ошибалась!
- Ах, милая моя Жюстина! - вскричал он, вбегая в тот же вечер в ее
комнату. - Ты знаешь, какая удача на меня свалилась? Я тебе часто говорил,
что мысль о преступлении или его исполнение - вот самые верные способы
заслужить счастье, которое выпадает только злодеям.
- Да сударь, - ответила Жюстина, - я слышала об этом богатстве,
которого вы не ожидали... Рука, которая вам его протянула... Да сударь,
госпожа мне все рассказала: если бы не она, ваш дядя по-другому распорядился
бы своим состоянием, вы знаете, что он не любил вас, и его решением вы
обязаны вашей матушке, потому что она уговорила его подписать завещание, а
ваша неблагодарность...
- Ты смешишь меня, - прервал ее Брессак. - Что значит эта
благодарность, о которой ты толкуешь? Вот уж действительно смешнее ничего и
быть не может. Ты никогда не поймешь, Жюстина, что человек ничего не должен
своему благодетелю, так как тот удовлетворяет свое тщеславие, делая дар;
почему я должен благодарить его за удовольствие, которое он доставил самому
себе? И из-за этого я должен изменить свои планы и пощадить мадам де
Брессак? И ждать остального состояния, чтобы потом поблагодарить мою мать за
ее услугу? Ах Жюстина, как мало ты меня знаешь! Хочешь, я скажу тебе еще
кое-что? Смерть дяди - это моих рук дело: я испытал на брате яд, который
прекратит существование сестры... Неужели теперь я буду откладывать вторую
смерть? Ни в коем случае, Жюстина, надо спешить... завтра, самое позднее
послезавтра... Мне не терпится отсчитать тебе четверть твоего вознаграждения
и вручить договор...
Жюстина содрогнулась, но сумела скрыть свое замешательство и поняла,
что с таким человеком разумнее всего подтвердить свою вчерашнюю решимость. У
нее, правда, оставалась возможность выдать преступника, но ничто на свете не
заставило бы добронравную девушку совершить второй злодейский поступок с
тем, чтобы предотвратить первый. Поэтому она решила предупредить госпожу: из
всех вероятных возможностей она сочла эту самой лучшей.
- Мадам, - сказала она ей на следующий день после последней беседы с
молодым графом, - я должна сообщить вам что-то очень важное, однако я буду
молчать, если вы раньше не дадите мне слово, что не станете упрекать вашего
сына. Вы можете действовать, мадам, и принимать соответствующий меры, только
ничего ему не говорите: обещайте, иначе я умолкаю.
Мадам де Брессак, думая, что речь пойдет об обычных проказах своего
сына, дала слово, которого просила Жюстина, и та рассказала ей обо всем.
- Подлец! - вознегодовала несчастная мать. - Неужели я мало сделала для
его блага? Ах, Жюстина, Жюстина, ты должна доказать свои слова, чтобы у меня
не осталось сомнений; мне надо окончательно погасить чувства, которые все
еще сохраняются в моем слепом сердце к этому чудовищу.
Тогда Жюстина показала ей завернутый в бумажку яд, и лучшего
доказательства трудно было себе представить. Мадам де Брессак, цепляясь за
последние остатки сомнения, захотела провести испытание: небольшую дозу дали
проглотать собачке, и та издыхала в продолжение двух часов в ужасных муках.
После чего мадам де Брессак перестала сомневаться и приняла решение: она
взяла у Жюстины остальной яд и тут же написала письмо господину де
Сонзевалю, своему родственнику, с просьбой пойти к министру, рассказать ему
о жестокости сына, который собирается с ней расправиться, добиться lettre de
cachet {Королевский указ о заточении без суда и следствия} как можно скорее
избавить ее от монстра, покушающегося на ее жизнь.
Однако этому ужасному преступлению суждено было осуществиться: на этот
раз небо, по каким-то непонятным причинам, захотело, чтобы добродетель
склонила голову перед злодейством. Животное, на котором испытали зелье,
выдало заговор: Брессак услышал жалобные крики собаки и поинтересовался, что
с ней случилось. Никто не мог ничего объяснить ему, но у графа появились
подозрения; он промолчал и не выказал своей обеспокоенности. Жюстина сочла
нужным передать это госпоже, и та встревожилась еще сильнее, хотя не
придумала ничего лучшего, как поторопить гонца и получше скрыть его миссию.
Она сказала сыну, что отправляет с нарочным письмо в Париж, чтобы господин
де Сонзеваль занялся наследством умершего своего брата, так как можно было
ожидать кое-каких осложнений. Она добавила, что просит своего влиятельного
родственника сообщить ей о результатах хлопот с тем, чтобы в случае
необходимости она могла выехать в столицу вместе с сыном.
Но Брессак был слишком хорошим физиономистом, чтобы не обнаружить
замешательство на лице матери и не заметить смущение Жюстины, и догадался
обо всем. Под предлогом охоты он выехал из замка и подстерег гонца в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.