read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и Робер. Теперь же ее сияющая, широкая улыбка обнажала вставную челюсть.
Должно быть, она шла быстро, и едкий запах, который она распространяла
вокруг, победоносно боролся с запахом, исходившим от тумбочки с доской из
красного мрамора. Я попросил ее распахнуть настежь окно. Она выполнила
просьбу, затем подсела ко мне и, опять подарив меня улыбкой, сообщила,
что, раз я поправился, то Роб ер всецело в моем распоряжении для "того
самого дела". Завтра, в субботу, он как раз будет свободен с двенадцати
часов дня. Я напомнил ей, что по субботам банки после двенадцати не
работают. Тогда она сказала, что Робер отпросится в понедельник с утра.
Его, конечно, отпустят. Да, впрочем, теперь ему нечего и считаться с
хозяевами.
У нее был очень удивленный вид, когда я решительно заявил, что Роберу
не следует бросать сейчас работу, надо подождать еще несколько недель.
Прощаясь со мной, она пообещала навестить меня завтра вместе с сыном, но я
попросил, чтобы Робер пришел один: сказал, что мне хочется немножко
побеседовать с ним, получше узнать его... Бедная дурочка не могла скрыть
свое беспокойство: она, конечно, боялась, как бы сын не выдал себя. Но
когда я говорю внушительным тоном и смотрю внушительным взглядом, никому и
в голову не придет ослушаться меня. А ведь наверняка она сама убедила
Робера пойти на сговор с моими детьми; я слишком хорошо знаю эту
кислятину, этого труса, который боится всего на свете, и прекрасно могу
себе представить, в какое смятение должен был привести его подобный
замысел.

На следующее утро этот подлец явился, и с первого же взгляда мне стало
ясно, что его муки превзошли все мои предположения. Веки у него
покраснели, опухли, - очевидно, он совсем лишился сна; бегающие глазки не
смели смотреть на меня. Я его усадил, выразил беспокойство по поводу его
болезненного вида, словом, был с ним очень ласков, почти нежен. С
мастерским, адвокатским красноречием я принялся рисовать картину
открывающейся перед ним райской жизни. Я куплю на его имя в Сен-Жермене
дом с парком в десять гектаров. В доме все до единой комнаты будут
обставлены старинной мебелью. В парке - пруд; а в нем - прекрасная рыба;
во дворе - гараж на четыре автомобиля. Я придумывал и расписывал все новые
и новые соблазны. Когда я заговорил об автомобиле и предложил купить
машину лучшей американской марки, я увидел, что его терзают жестокие муки.
Очевидно, он обязался не принимать от меня при жизни ни гроша.
- Никто и ничто вас не будет тревожить, - добавил я. - Купчую вы
подпишете сами. Я уже отложил и передам вам в понедельник некоторое
количество ценных бумаг, - они обеспечат вам годовой доход в сотню тысяч
франков. При такой ренте можно жить спокойно в ожидании лучшего. Но
большая часть моего состояния находится в Амстердаме. На будущей неделе мы
с вами туда съездим и сделаем необходимые распоряжения... Что с вами,
Робер?
Он пролепетал:
- Нет, не надо... я ничего не возьму при вашей жизни... Мне это
неприятно... Я не хочу обирать вас. Пожалуйста, не настаивайте, мне тяжело
слушать.
Он стоял, прислонившись к шкафу, поддерживая одной рукой локоть другой
руки, и грыз себе ногти. Я пристально смотрел на него, а ведь моих глаз
боялись в суде и адвокаты противной стороны и их подзащитные; когда я
выступал на стороне истца, я не сводил глаз с ответчика, сверлил взглядом
свою жертву - человека, сидевшего на скамье подсудимых, и случалось, он,
не выдержав моего пронизывающего взгляда, падал без чувств на руки
жандармов.
В сущности я был благодарен Роберу, я дышал теперь свободно, - ведь
было бы ужасно последние дни жизни посвятить такому убогому существу. Я не
испытывал ненависти к нему. Я решил отбросить его, не причинив ему вреда.
Но я не мог отказать себе в удовольствии еще немного поиздеваться над ним.
- У вас похвальные чувства, Робер. Очень похвальные. Как мило, что вы
решили подождать моей смерти. Но я не приму такой жертвы. В понедельник вы
получите все, что я обещал, а в конце недели я переведу на ваше имя
большую часть своего состояния (он замахал руками, забормотал). Что это
значит? Или берите, или поставим на всем крест, - сухо добавил я.
Отводя глаза в сторону, он попросил несколько дней на размышления, -
хотел, конечно, выгадать время, чтобы написать в Бордо и получить оттуда
указания. Идиот несчастный!
- Вы меня удивляете, Робер. Право, удивляете!.. Очень странно вы себя
ведете.
Я думал, что смягчил выражение своих глаз, хотя сделать это невозможно
- взгляд у меня суровее, чем я сам. Робер пролепетал чуть слышно:
- Почему вы так на меня смотрите?
- Почему я так смотрю на тебя? - переспросил я, невольно передразнивая
его. - А почему ты не можешь выдержать моего взгляда?
Люди, избалованные всеобщей любовью, как-то безотчетно, инстинктивно
находят те самые слова и жесты, которые привлекают все сердца. А я
настолько привык вызывать во всех ненависть и страх, что у меня и глаза, и
брови, и голос, и смех покорно становятся пособниками этого грозного дара,
порою даже помимо моей воли. Так было и тут: я хотел, чтобы взгляд мой
выражал снисходительность, а несчастный малый корчился от ужаса. Я
рассмеялся, а мой смех показался ему зловещим. И, наконец, - так выстрелом
в упор добивают затравленного зверя, - я вдруг спросил:
- Сколько они тебе предложили, _те-то_?
Итак, я заговорил с ним на "ты", и в этом было, - хотел я того или нет,
презрение, а не милостивая насмешка. Он пробормотал: "Кто предложил?" - и
вскинул на меня глаза, полные почти благоговейного ужаса.
- Да те два господина, - ответил я. - Один толстый, другой - худой. Да,
да, худой и толстый!
Мне уже хотелось поскорее кончить эту игру. Противно стало затягивать
ее, но ведь как-то не сразу решишься раздавить каблуком сороконожку.
- Да успокойтесь вы, - сказал я наконец. - Я вас прощаю.
- Я не виноват... Я не хотел... Это...
Я зажал ему рот рукой. Невыносимо было бы слушать, как он взваливает
вину на свою мать.
- Т-шш! Не надо никого называть... Ну скажите же, сколько они вам
предложили. Миллион? Пятьсот тысяч? Меньше? Не может быть! Триста тысяч?
Двести?
У него был самый жалкий вид. Он качал головой.
- Нет. Ренту обещали выплачивать, - сказал он еле слышно. - Рента нас и
соблазнила, это надежнее. Двенадцать тысяч франков в год.
- С нынешнего дня?
- Нет, когда они наследство получат... Они ведь не могли угадать, что
вы сейчас же захотите все положить на мое имя. А теперь уже поздно... Ну
да, они могли бы притянуть меня к суду... Разве только вот скрыть от
них... Ах, какой же я дурак! Вот мне и наказание...
Он плакал, сидя на краешке моей постели, и был весьма уродлив в эту
минуту; одна его рука беспомощно свесилась, огромная красная рука,
налившаяся кровью.
- Я же все-таки ваш сын, - всхлипывал он. - Не бросайте меня.
И неловким движением он попытался обнять меня за шею. Я мягко отстранил
его. Потом подошел к окну и, не оборачиваясь, сказал:
- С первого августа вы будете ежемесячно получать по полторы тысячи
франков. Я немедленно дам распоряжение, чтоб эта рента выплачивалась вам
пожизненно. В случае чего, рента будет перенесена на имя вашей матери. Моя
семья, разумеется, не должна знать, что мне все известно о заговоре в
церкви Сен-Жермен-де-Пре. (Тут он вздрогнул.) Я думаю, совершенно излишне
предупреждать вас, что, стоит вам проболтаться, - вы все потеряете. Хотите
получить прощение - держите меня в курсе всех козней против меня.
Теперь он знал, как трудно от меня что-нибудь скрыть и как дорого ему
обошлось бы предательство. Я Дал ему понять, что не желаю больше видеть ни
его самого, ни его мамашу. Письма пусть адресуют мне до востребования все
в то же почтовое отделение.
- Когда уезжают из Парижа ваши сообщники?
Он заверил меня, что они уже уехали вчера вечером. Я пресек его
преувеличенные изъявления благодарности и поток обещаний. Он несомненно
был потрясен: какое-то сказочное божество, намерения коего непостижимы,
божество, коему он изменил, возносило его в небеса, низвергало в бездну,
снова подхватывало... У него замирало сердце; он закрывал глаза, он всему
покорялся... Изогнув спину, прижав уши, шелудивый пес ползком уносил
кость, которую я ему бросил. Вдруг он спохватился и спросил, как и через
кого он будет получать обещанную ренту.
- Вы будете получать ренту. Я своего слова никогда не нарушаю, - сухо
ответил я. - Остальное вас не касается.
Держа руку на скобке двери, он сказал:
- Хорошо бы через какое-нибудь страховое общество... вроде как
страховой полис или пожизненная рента... что-нибудь такое... Через
солидное страховое общество... Так мне было бы спокойнее, я бы не
расстраивался...
Я распахнул полуоткрытую дверь и вытолкнул его в коридор.



17
Прислонившись к камину, я машинально стал пересчитывать кусочки
лакированных деревянных завитушек, лежавшие в бронзовой корзиночке.
Долгие годы я мечтал об этом незнакомом мне сыне. В унылой моей жизни
меня не оставляло ощущение, что он существует. Где-то есть у меня сын,
зачатый мною, я найду его, если захочу, и, может быть, он станет моим



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.