read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Разумеется, — ответила я. Илья распорядился подать машину. Спускаясь в лифте, Серафима поинтересовалась:

— Кто у тебя вместо Саши?

— Честно говоря, не знаю. Парень из охраны.

"Мечта бандита” красовалась у подъезда. Завидя нас, шофер бойко выскочил из машины и, улыбаясь, распахнул двери. Причем обе сразу: переднюю и заднюю. Парень был суетлив, а потому больше путался под ногами, как видно, не обладая надлежащей сноровкой. Усаживая нас, оттеснил Илью. Тот терпеливо замер на тротуаре, хотел подать Серафиме руку, но и тут не успел. В общем, он стоял и ждал, когда новому шоферу надоест суетиться.

Я уже устроилась со всеми удобствами, а Серафима только садилась. Была она чем-то опечалена, в мыслях витала и, наверное, поэтому оступилась. Нога попала в узкое пространство между бортиком тротуара и порогом машины. Высоченный каблук сломался, а Серафима охнула. Тарханов отреагировал так, как любой другой на его месте: шагнул вперед и наклонился к тетушке. И даже успел произнести ее имя, когда что-то стукнуло. Я вздрогнула, Серафима вскрикнула, Илья побледнел, а стекло в окне за его спиной вдруг разлетелось вдребезги. И тут же звук повторился. Шофер оказался на асфальте, Илья продолжал стоять, согнувшись, а Серафима заорала:

— Ложись, мать твою… — Она с силой толкнула его на тротуар.

Тут началось что-то невообразимое: заскрипели тормоза, закричали женщины, а я слабо застонала, вознамерившись упасть в обморок, потому что и до меня наконец дошло: в Илью только что стреляли и, возможно, будут стрелять еще. К счастью, обошлось.

Пока Илья в светлом костюме лежал на асфальте, закрыв голову руками, откуда-то сбоку появились очень бойкие ребята и кинулись на выручку. Заметив их, Илья приподнялся, а шофер вскочил и буквально грудью стал загораживать шефа от пуль, которые уже больше не летали. Кто-то отдавал приказы, а кто-то звонил в милицию. Бледный Илья Сергеевич сел в машину. Тетушка пыталась вызволить его из состояния полной прострации. Я сидела рядом и жалобно поскуливала. Милиция подъехала через несколько минут. Пришлось смириться с неизбежным.

Пока органы правопорядка занимались нами, появился Владимир Петрович.

То ли Серафима как-то смогла ему сигнализировать, то ли он узнал о случившемся другим образом, но в трудную минуту верный друг был рядом. Ответив на все вопросы, которые мне смогли задать, я устроилась в белоснежной приемной. Илья Сергеевич из прострации вышел, однако по-прежнему был бледным и растерянным.

Стреляли с чердака двухэтажного дома напротив. Там были обнаружены следы присутствия убийцы, но, так как он покинул чердак задолго до появления соответствующих органов, представители этих самых органов высказывали сомнения, что его удастся отыскать. Вообще начавшееся расследование неудавшегося покушения вселяло бездну оптимизма.

Исчерпав все вопросы, защитники правопорядка удалились, вместе с ними удалился Владимир Петрович, пообещав, что через час-полтора вернется. Мы остались одни в кабинете Тарханова, держась подальше от окон. В офисе было полно охраны, это вселяло робкую надежду, что сегодня нас не убьют.

— Поскорее бы Владимир Петрович а вернулся, — громко сказала я, не потому, что очень торопилась с ним встретиться, а чтобы настроить своих друзей на нужные мысли. Тетушка отреагировала незамедлительно:

— Много от него толку.

— Все, ребятки, — заявила я устало. — Мы во всем каемся и уезжаем ко мне. Отпуск безнадежно испорчен, даст Бог, хоть в живых останемся.

— Кто это разрешит нам уехать? — съязвила Серафима, а я удивилась. — Объясняю специально для слаборазвитых: имеется одно убийство и покушение на убийство. В обоих случаях черт дернул быть по соседству. Так что пока идет следствие, придется нам здесь обретаться.

— Это правда? — спросила я у Тарханова. Он пожал плечами как-то вяло и даже равнодушно. — Значит, они обязаны дать нам охрану, — разозлилась я. — На меня ведь тоже покушались.

— Ты ментам об этом рассказала? — ахнула тетушка.

— Нет. Они же не спрашивали, а у меня самой из головы все временно вылетело.

Тетушка вздохнула с заметным облегчением. И переключилась на Илью:

— Этот твой шофер вел себя уж очень по-дурацки. Словно хотел, чтобы ты подольше торчал на тротуаре. Скажи начальнику охраны, пусть покопается в его личном деле. Наверняка отыщется что-нибудь интересное…

— Этот твой шофер вел себя уж очень по-дурацки. Словно хотел, чтобы ты подольше торчал на тротуаре. Скажи начальнику охраны, пусть покопается в его личном деле. Наверняка отыщется что-нибудь интересное…

— И без того все ясно, — грустно сказал Илья. — Хотели убить Лику, — в этом месте он невесело усмехнулся. — Я ведь не очень ей поверил. Думал, драматизирует. Хотели убить меня. Вчерашнее нападение на Сашу… Кому-то мы сильно не по душе. А все дело в листке бумаги, который вы нашли.

— Я не думаю, что это Юрик, — с неизвестно откуда взявшейся уверенностью заявила я.

— У тебя что, любовная горячка от его прекрасных глаз? — разозлилась Серафима.

— У меня нет любовной горячки. Просто похоже, что он не притворяется. И не надо так на меня смотреть… Кстати, Илья Сергеевич, тебе-то ничто не мешает отбыть на Багамы, скажем, на месяц…

— Не могу, — покачал он головой. — Через неделю приедут немцы.

— Ах, немцы… — с пониманием закивала я. Тут мои мысли сделали неожиданный скачок в другом направлении. — Мы исходим из того, что все три покушения на наши жизни связаны. А если нет? Что, если в тебя стреляли совершенно не потому, что мы зачастили в твой офис? Негритенка временно лишают трудоспособности, чтобы под ногами не путался. О Господи… Этот тип, Руслан, он ведь предупреждал меня. Ну да. Он так и сказал: передай Илье, пусть будет осторожней, если убрали Сашу, значит, что-то затевается.

— А чего ж ты молчала? — разозлилась тетушка.

— Я не молчала. Просто у меня из головы все вылетело.

— У меня тоже, — вздохнул Илья Сергеевич. — Выходит, это покушение с убийством Петюни никак не связано?

— Если ты права, — вмешалась Серафима, — то в милиции нам болтать не стоит.

— Да что у вас за отношение к властям? — возмутилась я. — Какая-то стойкая нелюбовь.

— Зато твоей любви на троих хватит.

— Разумеется. Я привыкла доверять родной милиции.

— Ага. Давай, порадуй их. Мало неприятностей.

— Значит, посвящать их в наши проблемы вы категорически отказываетесь? — выходя из терпения, спросила я.

— Отказываемся, — кивнула Серафима. — И вообще не заикайся об этом.

— В таком случае я буду действовать по-своему…

— Как, интересно?

— Для начала пойду к Юрику на свидание.

— Хочешь спросить, не он ли людей на тот свет определяет?

— До чего догадливая.

— Ага. Он, конечно, разрыдается на твоей груди и начнет каяться.

— Иронизируй сколько угодно. В милицию идти вы не желаете, следовательно, придется мне самой во всем разобраться. Сидеть и ждать, когда нас всех перестреляют, желания не испытываю.

Дожидаться верного друга я отказалась, коль каяться все равно никто не хотел. И вскоре мы с тетушкой пили чай на ее кухне, обмениваясь недовольными взглядами и резкими замечаниями. Каток объявился часов в девять.

— Как дела, солнышко? Никто больше не покушался?

— На меня нет. А вот в Тарханова стреляли.

— Слышал. Нынче бизнес дело опасное. Бывает.

— Я была рядом с ним, — гневно заметила я.

— Так держись от него подальше. Но, если ты жива, может, в ресторан закатимся?

— Закатимся. Приезжай.

Через пятнадцать минут Юрик сигналил возле подъезда. Серафима выглянула в окно и покачала головой. Неодобрительно. Я пошла переодеваться.

Юрик был чрезвычайно любезен в этот вечер. Я гадала, чем это объяснить. Через час причина стала ясна.

— Я тебя вчера по телеку видел, — заявил он. — Класс…

Я только вздохнула. Года два назад я гостила в Москве у подруги. Ее приятель — довольно известный человек в шоу-бизнесе. Разумеется, нас познакомили. Моя внешность произвела впечатление, он предложил мне сняться в клипе. Подруга уверяла, что это мой шанс, меня заметят, буду сниматься в кино… Опять же, деньги не лишние. Съемки проходили в Сочи. Я бегала по морскому берегу и томно закатывала глазки. Получилась страшная гадость. Никто из нужных людей, как и следовало ожидать, меня не заметил, зато от прочих отбоя не стало.

Вот и Юрика проняло. В ресторане на меня поглядывали с излишним любопытством, не иначе вчера все дружно смотрели телевизор. Юрик был похож на павлина, я решила испортить ему настроение. Поэтому стала рассказывать, как меня Похитили. Он скучал. Однако, услышав про дачу, заметно насторожился.

— Как же ты сбежала? — выразил он удивление.

— Они меня бросили, — заявила я.

— Что? — Он поднял брови.

— Было жарко, я задремала. А когда проснулась, в доме никого не было. Ни души. И дверь открыта. Я и дала оттуда деру.

— Это чья-то глупая шутка, — заявил Юрик. — Я разберусь, кто у нас такой шутник, и башку оторву, — он улыбнулся, пытаясь скрыть озабоченность.

Конечно, не моя безопасность его так печалила. Жизнь становилась чересчур сложной для моего понимания. Я решила расслабиться. После второго бокала шампанского вернулось ощущение, что все в мире не так уж и скверно. Я за себя порадовалась и почти призналась Юрику в любви, в припадке благодарности за дивный вечер. Вот тут он неожиданно спросил:

— А ведь твоей тетке что-то известно, да?

— О чем? — встрепенулась я. — О наших отношениях?

— Солнышно, — он схватил мою руку и даже облобызал. — У меня сплошные неприятности. Кто-то убил Петюню, устроил шмон в казино. Менты с меня не слезают, всю душу вынули… А тетка твоя — хитрая бестия и на меня сердита…

— Она говорит, это ты сердит.

— Чего ж мне сердиться? Мы договорились. Через неделю она отдает деньги, заметь, без процентов, и расходимся по-доброму. Я к ней со всей душой, а она что-то затеяла.

— Ну, не знаю… что она может затеять?

— Циркач возле тебя крутится. Ведь неспроста.

— Циркач? Это Сережа? Почему вдруг Циркач? Что за глупость такая?

— Глупость не глупость, а ведь крутится?

— Ты что, ревнуешь? — нахмурилась я. Юрик закатил свои прекрасные глаза, но быстро справился с эмоциями и сказал:

— Конечно, солнышко. Что у тебя с ним?

— Разумеется, ничего. Что ты себе позволяешь? Твои подозрения для меня оскорбительны. И не будем больше об этом, — я задрала нос на должную высоту и посмотрела на Юрика довольно сердито.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.