read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



толкнул меня локтем в бок:
- Ты что, друг мой? Спишь на ходу?
- Не сплю. Думаю.
- И что надумал?
- Нанять тебя, Мартьяныч. Чтобы твои ребята дали отсечку моим ?хвостам?.
Разик-другой? А с остальным я сам разберусь.
- В секретное место нужно сбегать?
- Вот именно, в секретное. На дачу мою, под Приозерском. Только без
топтунов. - Я покосился на другую сторону улицы, где, облизывая мороженое,
неторопливо шествовал Глист. Потом спросил:
- Какой возьмешь гонорар, Андрей Аркадьич?
- Никакого. Ты оказал мне услугу, я окажу тебе. И все в ажуре. - Нет, не
пойдет. Мои услуги были щедро оплачены. В твердой валюте, насколько
помнится. Так что и я готов платить.
- Тоже в твердой валюте? - насмешливо прищурился Мартьянов.
- В какой назначишь.
- Раз так, я назначаю доллар. Ровно один американский доллар - знаешь,
серенький такой, с портретом Джорджа Вашингтона. Есть у тебя доллар, друг
мой? Доллара у меня не было, зато через каждые сорок шагов нам попадались
обменники. Я, скрывая улыбку, тормозил у каждого и спрашивал, не продадут ли
Джорджа Вашингтона, но попадались сплошь Франклины да Гранты, либо, в
крайнем случае, Джэксоны. Наконец искомое нашлось - в пункте Промстройбанка,
у молодой красотки с наклеенными ресницами. Пролистав мой паспорт, она
сунула в окошко доллар и сдачу, потом ехидно осведомилась:
- Справку на вывоз оформлять?
Я покачал головой:
- Не надо. Доллары я вывожу исключительно контрабандой. Зашиваю под кожу.
- А в какое место? - Девушка игриво хлопнула ресницами. - В мошонку, -
буркнул Мартьянов, сунул доллар в карман и потащил меня дальше. Глист и
Лиловая Рубаха шли за нами как приклеенные. - Ну, шеф, какое будет задание?
Отвезти на дачу под Приозерском и чтобы без топтунов?
Я молча кивнул, размышляя о том, что Мартьяныч хоть и бывший милицейский,
а человек. Кстати, богатый человек: мы приближались к ?Антарктиде?, и за ее
огромными окнами уже сверкала шеренга белоснежных холодильников, сияли
серебром газовые и электрические плиты, громоздились на полках чайники и
утюги, вентиляторы и тостеры, мясорубки и микроволновки. При виде их
Мартьянов мечтательно улыбнулся и сказал:
- Договоримся так: ежели тебе на дачу ехать, ты звонишь и произносишь
пароль. Такой, к примеру? - Он запрокинул голову, опустил веки и
продекламировал:
- Из Петербурга в Хамадан, чрез горы и моря, до пограничников дошли
раскаты Октября. Скажешь, и ровно через час подъедет Паша Кирпичников, чтоб
обрубить ?хвосты? всяким шавкам. А если тебе в какое другое место
понадобится, скажешь другой пароль: отговорила роща золотая березовым,
веселым языком? Как дальше, помнишь?
- И журавли, печально пролетая, уж не жалеют больше ни о ком, - закончил
я и, прощаясь, протянул ему руку.

Глава 14
Выходные дни и начало следующей недели выдались на удивление спокойными.
Никто нам с Дарьей не звонил, никто нас не тревожил, если не считать моей
постоянной клиентуры, но консультации были нужны пустяковые, и я выдавал их
с ходу, изредка заглядывая в компьютер. Все остальное время я предавался
занятиям, рекомендуемым для новобрачных в медовый месяц: ходил с Дарьей по
выставкам и музеям, любил ее ночью, преподносил цветы и с аппетитом поглощал
ее обеды. Еще размышлял об имени моей возлюбленной, вдруг обнаружив, что в
нем сокрыт вполне определенный смысл: Дарья - значит, дар, ниспосланный мне
провидением или каким-то особым божеством, которое печется о
математиках-холостяках. Кто бы это мог быть? Возможно, Софья Ковалевская?
Или графиня Ада Лавлейс, дочь великого Байрона, первый программист на нашей
планете? Говорят, была красавицей? И, несомненно, умницей? Если у меня
родится дочь, не назвать ли ее Адой? Или все-таки Софьей?
Помимо этих важных дел я занимался и другими: листал фантазийные книжки с
Дарьиных полок, почитывал словарь (добравшись уже до саксаула, саксофона и
саламандры), знакомился с подвигами Рыжей Сони, а также обучал Петрушу
приличным выражениям: ?прошу простить покорно? и ?мерси?. Но птица попалась
испорченная вконец; сколько ни старайся, а слышишь лишь всякие глупости да
гадости, уместные на сухогрузах: ?Прр-ромах, прр-ридурок! Прр-рокол,
крр-ретин! Поррт, курр-вы! Прр-робка, штопорр, фужерр - наливай!? Словом,
порр-рок торр-жествует! Но все-таки это могло считаться развлечением - в те
часы, когда Дарья была на работе. Еще одним моим занятием стали на первый
взгляд бесцельные прогулки - на почту или в магазин, в торговый комплекс у
метро, на рынок, в мебельный салон, в аптеку. Кроме продуктов, покупать мне,
в общем-то, было нечего, но я ходил по улицам, разглядывал витрины и
прилавки, спрашивал о тех или иных товарах, рылся в ящиках с фруктами,
высматривал белые вина, грузинские или рейнские, которые предпочитаю всем
остальным. Вскоре выяснилось, что мою любовь к прогулкам разделяют шестеро,
трудившиеся в три смены. Глист и Лиловая Рубаха (потом он появлялся в других
одеждах, но я звал его так) были самыми скучными спутниками - уныло тащились
за мной, поедая по пути мороженое да изредка пробавляясь пивом. Другая пара
выглядела повеселей. Молодой рыжеватый блондин, который двигался
приплясывая, посвистывая и поводя руками, получил кличку Танцующий Койот; с
ним корешился верзила Три Ноги в куртке с блестящими блямбами, явно косивший
под рокера. Он сильно потел и временами стаскивал куртку, плотно сворачивал
ее и засовывал сбоку под ремень, где она болталась на манер недоразвитой
ноги, как у трехногого марсианина, пораженного с детства полиомиелитом. Два
последних напарника казались мне самыми симпатичными:
Итальянец, смуглый парень с полоской щеголеватых усиков и темными, как
ночь, глазами, и Джеймс Бонд, высокий, светловолосый, похожий на Роджера
Мура.
Эта шестерка топтунов отслеживала меня изо дня в день, а кроме них, был
еще кто-то в белом неприметном ?жигуле?, девятая модель, под номером Е
8209701ВБ. Пешие, как и положено, топали за мной пешком, автомобиль катился
на колесах, но неторопливо, в темпе вальса, а не марша. Иногда он замирал
где-нибудь на углу, поджидая, когда я доберусь со своим эскортом до
парикмахерской, почты или универсама, и будто намекал: от нас и на трамвае
не убежишь. Не скроешься, господин хороший, он же - фигурант Хорошев Дмитрий
Григорьевич! Если я находился дома, один из моих соглядатаев сидел на
скамеечке во дворе, другой обычно гулял, разминая ноги, а что касается
?жигуля?, тот дежурил в метрах пятнадцати от ближайшей троллейбусной
остановки. Окна в моей квартире выходят во двор, а в Дарьиной - на проспект,
так что я мог следить за топтунами в любой из указанных позиций,
разглядывать их с помощью бинокля и делать любезные жесты ручкой. Но это
были реверансы собственному самолюбию; я знал, что не заметил бы их, если бы
не Мартьяныч. Верней, заметил, но много позже и наверняка не всех; надо
отдать им должное, они умели сливаться с пейзажем. Дачный выезд наметился у
нас в четверг, в один из первых сентябрьских деньков, когда воздух еще тепел
и ласков, солнышко греет, стараясь из последних сил, деревья еще щеголяют
сочной зеленью без признаков багрянца и желтизны, а яблоки, наша скромная
северная радость, начинают румяниться и розоветь. Птичку мою отпустили с
обеда, она прилетела в четвертом часу и, хоть трудилась денно и нощно
неделю, потрясла меня своим цветущим видом. Где ты, серая мышка, где?..
Глазки сверкают, локоны вьются, губки алы - и никаких очков! Ни строгого
серого тона в одежде, ни пепельных колготок, ни босоножек ?прощай,
молодость?? Платье - зеленое, выше колена, пуговки - изумрудные, шарфик -
серебристый, пояс - золотой плюс итальянские туфли на высоком каблуке да
румянец во всю щеку? Верно сказано, что красит женщину любовь! Как, впрочем,
и мужчину: я натянул новые джинсы, причесался и побрился.
А кроме того, собрал баул с провизией, сунул в него одежду и книжку о
Рыжей Соне, дал Петруше банан и позвонил по известному номеру, сообщив, что
раскаты Октября уже добрались из Петербурга в Хамадан. На том конце линии
хмыкнули и сказали: ?Брось хулиганить, парень!? - и повесили трубку. А тут и
Дарья появилась, и вместе с ней - приятные занятия: шарфик снять, пуговки
расстегнуть, а то, что под ними, поцеловать. Раз поцеловать, два поцеловать,
потом - под ее визг и смущенный смех - расстегнуть что-нибудь еще и
вспомнить, что вроде бы собирались на дачу? Времени заняться серьезным делом
- увы! - не оставалось. Мы привели в порядок шарфики и пуговки, распрощались
с Петрушей (он напутствовал меня мудрым советом ?Порр-рох дерр-жи сухим,
морр-рячок!?) и спустились вниз. Дежурили в тот день Койот и Три Ноги;
сидели на скамейке за песочницей, курили и изображали задушевный разговор.
Потом поднялись и не спеша последовали за нами. Дарья рванулась по привычке
на остановку троллейбуса, но я ее придержал, сказав, что договорился с
приятелем Пашей - заедет, мол, за нами на машине и довезет до места.
- Когда заедет?
- Минуты через три-четыре, - ответил я, взглянув на часы.
- А что за приятель, Димочка? Ты мне о нем не рассказывал.
- Нарочно. Он - Казанова. Страшный ловелас! Боюсь, тебя отобьет.
- Хи-хи? А где он служит?
- По автомобильной части.
- А какая у него машина?
Об этом я понятия не имел и потому пришлось соврать:
- У него три машины. Не знаю, на какой он нас повезет. Думаю, на
?Вольво?, а может, на ?Тойоте? или? Тут к нам со скрежетом подкатила ?Волга?
- голубая, слегка проржавевшая, местами побитая и с легендарной фигуркой
оленя на капоте. Паша Кирпичников распахнул дверцу, высунул рыжую башку и
доложил:
- Транспорт в вашем распоряжении, Дмитрий Григорьевич. Садитесь. - Потом,
поглядев на круглые коленки Дарьи и итальянские туфельки, добавил:
- Даму можно вперед!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.