read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



так равнодушно. Если бы это были ваши дети, вы бы никогда этого не
допустили.
Слова матери только раздражали Олега.
- Мне скоро двадцать лет, - отвечал он устало.
Он выматывался как никогда раньше, потому что Сергеев не уменьшил
занятий электроникой, да и работы в мастерской было достаточно.
А когда Олега принялся отговаривать Вайткус, он вдруг взорвался:
- Я что, меньше делаю? Я не строю мельницу? Не делаю плуг? Я никого
не заставляю. И если мне придется делать этот шар одному, я все равно
буду его делать. Наверное, братьям Монголфье тоже все говорили, что
они тратят время даром. А не было бы их, не прилетели бы мы сюда на
космическом корабле. Все начинается с чего-нибудь.
Вайткус засмеялся. Смех выбулькивал откуда-то из огромной рыжей
бороды.
- Лучше бы не было братьев Монголфье, - сказал он наконец. - И мы
сейчас мирно сидели бы дома.
- А я не шучу, - сказал Олег.
- Жаль. Надо уметь относиться с юмором к самому себе.
- Какой уж тут юмор. Мать кричит. Луиза говорит, что игра не стоит
свеч, Старый твердит, что риск слишком велик, а остальным кажется,
будто я играю в какую-то игру. Почему все не понимают?
- В общем, ты играешь, - сказал Вайткус, - в хорошую игру, но уж
очень непривычную для нас, простых смертных.
- Но разве вы все не хотите улететь отсюда?
- Очень хотим. Мы, старшие, даже больше, чем ты. Мы знаем, что мы
потеряли, а ты только догадываешься. Но даже в таком странном социуме,
как наш поселок, вырабатываются стереотипы отношения к новому. И они
мало отличаются от того, что происходит в очень большом городе. Идти к
кораблю - это понятно, это все делали. Убивать зверя - понятно. Без
этого не проживешь. Но лететь в горы на воздушном шаре - это безумие.
Детский тип риска. Это мечта Казика, а не дело человека, на которого
поселок надеется совсем в другом.
- Но пешком тоже опасно.
- Пешком вдесятеро больше шансов дойти. Дорога уже известна.
Экипированы вы будете куда лучше, чем год назад. Опыта у вас тоже
больше. Нет, я за традиционные пути, даже если традициям всего год от
роду. Слишком много поставлено на карту.
Возражения Олега не останавливали. Но за исключением Сергеева,
который в первые же дни подсчитал об(r)ем шара и мощность горелки и
пришел к выводу, что шар может полететь, остальные надеялись, даже
были убеждены, что из затеи с шаром ничего не получится.
Дик, как и раньше, не завидовал Олегу. Ему было достаточно
собственного превосходства в тех областях жизни, в которых он был
непобедим. Он бы сам полетел на шаре, но не к кораблю, а в другую
сторону, к таинственным лесам и рекам, которые скрывались за холмами.
Там были его победы и испытания. Дик хотел увидеть мир сверху, как
птицы, но об этом не считал нужным говорить. Поэтому Олег удивился,
когда Дик тоже разыскал лежку мустангов и принес оттуда целый мешок
пузырей.
Совсем уж неожиданно воспротивилась полету Лиз.
Олег избегал ее, как можно избегать человека в маленьком поселке. И
если Лиз приходила к ним, он искал предлога уйти в мастерскую или
перейти за перегородку к Старому, чтобы там позаниматься, не слушая
женских разговоров. Его удивляла мать - с Лиз она начинала говорить,
причем с искренним увлечением, о вещах неважных, пустяковых, которые
явно не стоили того, чтобы их обсуждать. Ну ладно, пока они обсуждали
рецепты всяких скудных блюд, соревнуясь в умении сочетать сладкие
клубни с кашей или сушеными орешками, это их дело. Но они взяли за
правило судить о других людях. Не желая слушать эти разговоры, но не в
состоянии не слушать - голоса доносились даже через перегородку, - он
узнал, например, что Линда плохо воспитывает рыжую Рут, потому что
больше думает о том, как заполучить Сергеева, большая Луиза
недокармливает Казика, он такой бледный, а Марьяшка все дурнеет -
что-то у нее неладно с метаболизмом (это были слова матери, Лиз их не
поняла, но сразу согласилась). Какой-то недоразвитый ребенок -
восемнадцать лет, а больше похожа на мальчишку-подростка. Олег даже
закашлялся, чтобы они поняли, что он все слышит, и почему-то Лиз
засмеялась высоким голосом. И он сразу представил себе Лиз, только по
голосу, хотя совсем не хотел о ней думать. Лиз была самой толстой из
молодого поколения. То есть она не была толстой, а у нее были толстые
части тела, другого слова Олег придумать не мог. Толстая грудь и
толстые бедра. Лиз часто смеялась, когда с ней разговаривали Олег или
Дик, и однажды Олег перехватил взгляд Дика, который глядел на Лиз, как
на добычу на охоте. Как-то, когда Лиз ушла, а Олег, вернувшись от
Старого, стал укладываться спать, мать спросила, не пора ли подумать о
семье. Олег даже не понял - в каком смысле.
- Жениться, - сказала мать.
Олег засмеялся. Он спросил:
- Уж не на Лиз ли?
- Жизнь продолжается, - сказала мать. - Даже в такой дикой
обстановке. Смотри, упустишь девушку. Уйдет она к Дику.
- Считай, ему повезло, - ответил Олег.
- У тебя нет выбора.
- Я улечу на Землю и там решу все свои проблемы.
- Дурак, - сказала мать в сердцах. - Ты кончишь тем, что влюбишься
в заморыша.
- Марьяна хоть не дура, - Олег отвернулся к стене.
x x x
Весна наступила ранняя и теплая. Сергеев, который ведал не только
календарем, но и погодой, сказал, что и лето, по его расчетам, должно
быть теплым.
Сначала дожди смыли остатки снега, только в глубине леса он еще
держался некоторое время, потом дожди стали реже и днем воздух
прогревался сквозь облака настолько, что ребятишки скинули кухлянки и
выбегали по пояс голые. Солнце поднималось уже так высоко, что его
можно было различить неясным, но ярким пятном сквозь вечные тучи. Коза
пережила очередной медовый месяц и теперь присмирела, паслась за
изгородью, ожидала прибавления семейства.
С юга вернулись шакалы, которые откочевывали туда за зверьем,
первые птицы опустились на изгороди, громко хлопая перепончатыми
крыльями, появился гнус, и, когда ребятишки и женщины во главе с
Вайткусом работали в огороде, приходилось зажигать дымные костры.
Одного из близнецов Старого укусила снежная блоха, и он прикусил себе
до крови язык.
Лето еще только начиналось, но Олег все более ощущал внутреннюю
тревогу, нетерпение и даже страх, что времени осталось слишком мало.
Он ничего не успеет. Главное, не успеет выучить все, что нужно, чтобы
прийти на корабль и починить связь. Теперь его часто освобождали от
общих дел - он совсем перестал ходить на охоту, и его не звали
работать в огород. Даже в мастерской Сергеев говорил ему, чтобы он не
путался под ногами, а вечерами строго допрашивал его, что он выучил,
узнал, понял, причем Олег видел и раздражение Сергеева, которое
возникало от того, что сам Сергеев далеко не все понимал.
А вместе с тем шар, незаметно преодолевая оппозицию, превращался в
об(r)ективную реальность. Когда прошли дожди, а Чистоплюй, которого
Казик с Фумико до отвала кормили червями, стал плеваться так злобно,
что вокруг его клетки образовалось стеклянное озеро, под навесом между
мастерской и яблонями Олег с Марьяной начали кроить и склеивать из
пузырей шар. Сначала они с Сергеевым нарисовали на земле выкройку
шара, похожую на цветок с острыми лепестками, и она была так велика,
что Фумико с трудом докидывала камешек от края до края. Сто двадцать
шагов. Затем Марьяна с Олегом начали склеивать сегменты шара -
лепестки. Пузырей, которых казалось так много, сразу не хватило.
Казику с Диком пришлось снова охотиться на мустангов.
Отношение в поселке к шару постепенно изменилось - видно, привыкли.
Даже мать перестала кричать. Лиз приходила несколько раз резать и
клеить пузыри. А потом вместе с Кристиной, которая вдруг обнаружила
талант к плетению сетей, она вила веревки. Вайткусы делали корзину -
ее сплетали из тонких веток.
Но все же так серьезно, как Олег, к шару никто не относился. Даже
Марьяна. Оставался, правда, Казик, но он был еще мальчишкой, диким
человечком, который в глубине души верил, что на шаре они в конце
концов прилетят в Индию. Не раз бывало, что, когда все еще в поселке
спали и черное холодное небо чуть начинало сереть, Олег вылезал
тихонько на холод, движимый все растущим нетерпением, и шел к
разложенным на земле блестящим лепесткам. Казик возникал рядом
неслышной тенью, лесным Маугли. Он бежал к клетке, чтобы разбудить
Чистоплюя, и молча помогал Олегу.
Потом надо было склеивать лепестки по краям, чтобы получился шар,
то есть груша, вытянутая книзу. Как ни старайся, клей попадал на руки,
пальцы стекленели и немели. По утрам надо было опасаться колючих шаров
перекати-поля, которые поднимались в воздух и летели в поисках
медведя, чтобы прорасти на нем новыми побегами.
Наконец шар был склеен.
Потом была готова сеть. И даже канат с якорем, чтобы цепляться за
землю. И горелку Сергеев закончил вовремя, и топлива заготовили целый
деревянный бак. И корзина была сделана, упругая крепкая корзина. Можно
было собирать шар.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.