read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на Византию, били печенегов и половцев. Почему теперь недостало сил - он
не знал сам. И отец его не знал, и не знали другие бояре, когда приезжали
к отцу и ненароком, после судов-пересудов о родичах, хлебе, скотине и
прочих хозяйственных делах, поминали татар, ордынский выход или подарки
баскакам. Не устояли! Половцы тоже были разгромлены татарами!
Вениамин поводил плечами, не знал, что ответить княжичу.
А Данила не отставал: почему да почему? И верно, почему они разбиты?
Почему платят дань? Кони лучше у татар - дак в лесах с конем не
развернешься! Луки дальше бьют - дак на что и города со стенами? Много их
было? Дак половцев, что бил Мономах, тоже было не мало! Поди, не меньше,
чем татар!
- У их и пороки, и тараны, все-все было! Они и не такие, бают, брали
города! - ответил Венька без уверенности в голосе.
Данила смолк. В самом деле, зачем пытать Протасия! Все это должны
решать дядя Василий, старшие братья, бояре, митрополит, и все-таки? Как же
так?! И что делать теперь?

ГЛАВА 23
Дядю Василия, нынешнего великого князя, Данила нынче видел каждый
день за трапезой. Василий приехал почтить старого митрополита, ветхого и,
казалось, уже бессмертного, так как умирали князья и княгини, менялись
епископы и игумены монастырей, а он все жил, и хватало сил на долгие пути
отселе в Киев и по южным градам русским, хватало сил на долгие службы, и
труды церковные, и наставления. Принимали благословение у него даже с
некоторым страхом.
Василий сильно сдал за последний год. Резче пролегли морщины, голову
обнесло сединой. Он был бездетен - двое ребят, что принесла было жена,
умерли во младенчестве - и начинал уставать от власти. Старая обида на
брата Ярослава, что когда-то распоряжался у него на Костроме, как в своей
вотчине, угасла. Заботы вечные, как собрать и выплатить ордынский выход,
порядком измучили его. Князья только и глядели, как бы переложить
неминучую дань на плечи соседа. Постоянная вражда новгородских бояр,
запутанные дела владимирского княжения - все это утомляло. Он с великой
неохотою нынче внимал своему воеводе, Семену Тонильевичу, толкнувшему его
на борьбу за власть со старшим братом, а затем - с племянником Дмитрием.
И... не то что хотел бы отказаться от власти - слишком и он был Ярославич,
чтобы выпустить из рук великое княжение владимирское, - но неприметно все
более долила его пустота власти. Дома - жалобы больной жены, вечные
заботы, отхлынувшее куда-то веселье прежних беззаботных лет. Даже давнюю
мечту свою: получив великое княжение, облегчить княжую дань своим
костромичам - даже и того он не сумел сделать. Орда сосала Русь, и брать
приходилось со всех неукоснительно. Добро было и то, что костромские купцы
наживались на волжской торговле. Лодейные караваны ходили в Сарай,
опускались даже и до Хвалынского моря, добирались до гор Кавказских... А
все было как-то непрочно! И власть, и доходы, и милость хана...
Даже здесь, во Владимире, все шло и так и сяк. Ключник жаловался, что
недостанет запасу. Мало было хорошей рыбы. Мороженых судаков, клейменых
осетров и мешки воблы спешно везли из Костромы. Масло даже за княжою
трапезой попадалось кислое - перележало. Василий сам заходил в медовуши,
тряс за шивороты ключников, проверял, бранил. Гостей было по случаю
церковного съезда невпроворот, и он холодел при мысли, что его прием
окажется беднее Александровых и даже брата Ярослава. Тем паче что из Твери
прикатила целая куча гостей, и Святослав, сын покойного, недавний союзник
противу Новогорода, был среди них. Да, не так представлял он себе когда-то
великое княжение владимирское!
И с Александрой после похода на Переяславль было нелегко встречаться,
и Данил, младший Александров сын, что тогда казал его с крыльца внуку
Ивану, выросший, ясноглазый, тревожил его каждодневным присутствием за
столом. Впрочем, гостей было много. Миряне и иереи, ростовчане, тверичи, и
свои костромичи, и переяславцы, и владимирцы. Боярынь и княгинь кормили в
иной палате, отдельно от мужиков. И духовных ради, и того ради, что за
столом сидели татарские послы: великий баскак и с ним еще неколико татар
княжеских родов. Сидели хозяева, и чем выше было его место - нынче самое
высокое на Руси, - тем обиднее было, что хозяин все-таки не он, а эти: в
своих тюбетейках или меховых шапках, в пестроцветных халатах, важные,
красные, евшие досыта и пившие допьяна за его столом, как за своим
собственным, и их, упившихся, бережно вели под руки его, Васильевы, холопы
до опочивальни, и несли вино, и посылали дворовых баб стелить постели. И
ему, князю, и боярам его было обидно и стыдно: кто у кого в гостях?
А город шумел за стенами княжеского двора, сходился на игрища и
кулачные бои, торговал и строил, ковал, шил, чеботарил, мастерил, божился
и плакал - стольный град Владимирской земли!

ГЛАВА 24
Александра водила Данила к митрополиту Кириллу в первый же день по
приезде, к вечеру. Кирилл, ветхий и весь как бы светящийся, долго смотрел
на юного князя, младшего сына Александрова, на расползшуюся, поседевшую
вдову, что когда-то ратовала за этого княжича, тогда еще младенца суща, и
отмечал про себя течение времени, безостановочный бег, уносящий годы и
людей и рождающий новые жизни, что, в свою очередь, отцветут и угаснут для
новых и новых поколений. Вот уже нет Андрея и нет Ярослава. И из братьев
князя Александра ныне остался лишь самый младший... Что единое, как не
вера, не заветы отцов и прадедов, возможет связать нерасторжимою нитью эти
проходящие жизни? Он перебирал свои дела и труды, давно уже загодя подводя
итог жизни и готовясь отойти к престолу Господа.
От Менгу-Тимура, хана ордынского, он сам получил ярлык, охраняющий
церковь от грабежа, насилья и ордынской дани. Он рукополагал епископов,
утвердил епископию в Сарае, а ныне упрочивал православие на Западе, где
католики грозили вторгнуться с мечом и крестом на русские земли.
Теперь надлежало укрепить саму православную церковь, почему он и
уговорил знаменитого киевского проповедника Серапиона перейти во Владимир.
Здесь, в лесной и северной Ростовской молодой земле, еще не утвердился
крепко свет веры, еще меря и мордва, да и русичи иные держались языческих
треб, и учительное слово мудрого мужа было паки и паки необходимо.
И ныне здание церкви увенчивалось. Надлежало утвердить обряды и
правила - то, что пройдет в века, что не будет поколеблено ни войнами, ни
мором, ни гладом, ни лихолетьем, ни раздорами князей. Таинства причащения
и ясные символы веры, правила ведения службы, ограждающие православную
церковь от лести католиков, суды церковные, <Номоканон> и те дополнения к
нему, коих он неукоснительно добивался и добился: о рабах и рабынях, и о
прещении инокам имети холопов в услужении своем, и о том, что господин за
обиду должен отпустить рабу свою на волю, - чего не было в византийских
правилах утвержденных и что разыскал он в Древних книгах, и даже едва ли
не сам измыслил, ибо то, чего жаждешь найти - и в злом и в добром, -
находится для тебя всегда...
Благословив юного княжича и отпустив его и вдову, Кирилл позвонил в
колокольчик. Вошел служка. Еда и прочие телесные блага мало занимали места
в жизни престарелого митрополита. Его трапеза и в обычные дни почти не
отличалась от постов. Красота облачений, драгие потиры и митры, груз
злата, сребра и камней на священных реликвиях - тоже уже не воспринимались
им и были несомы привычно, как крест жизни, как вериги, к коим за долгие
годы привыкает тело. Впрочем, престарелый митрополит не истязал себя ни
веригами, ни власяницею.
Испив воды, едва сдобренной брусничным соком и несколькими каплями
меда, - хлеба на ночь митрополит давно уже не вкушал, - и помолясь, он
приказал разоблачить себя. Служка поставил ночную посудину с крышкой,
помог омыть руки и лицо. Наконец, оставшись в нижнем тонком льняном
облачении, Кирилл улегся на прохладную и скользкую, набитую свежей соломою
постель, откинул голову в ночной скуфейке на взбитое пуховое взголовье,
подтянул легкое, тоже пуховое одеяло и сделал разрешающий знак служке. Тот
вопрошающе глянул на митрополита, имевшего обыкновение читать перед сном,
но митрополит едва повел глазами. Он слишком устал за сегодняшний день, и
следовало беречь силы для завтрашнего долгого и трудного прения с
иерархами. Ему было уже известно о многих и многих нестроениях, кои
надлежало исправить властно, без пагубной жалости к немощи и лукавству
человеческому, и после уже, соборно, полагать правила на будущие, скрытые
завесою неведомого времена.
Он лежал, и тихое довольство разливалось по телу. Вот и снова он во
Владимирской, ставшей уже почти родною, земле. Быть может, ей, а не
старинному, ныне зело умалившемуся Киеву и суждено величие в веках; и свет
православия, быть может, именно здесь, в пределах лесных и северных,
воссияет ярче всего?
Кирилл чуть-чуть пошевелился, погружаясь в сон. Лампада горела ровно,
чуть освещая гладко тесанные янтарные стены покоя. Печи топили внизу, и
изложницу митрополита обогревали через отдушину теплым воздухом, так что
ни дыма, ни копоти не было на стенах и на тесаном невысоком потолке. Было
тепло, хорошо, покойно. Надлежало собраться с силами к завтрашнему
трудному дню. Он уснул, не задергивая полога, и спал легко, не шевелясь и
едва заметно дыша. И мир и покой были на его отененном краем полога
сухо-прозрачном, со смеженными веждами лице.

ГЛАВА 25
Грикша прибежал за Федором чуть свет и поволок его за собою. Дворами
и по-за клетями вывел к собору. Успели. По улицам, от многолюдства, уже



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.