read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Мы договорились? - неумолимо повторил я.
Очередная пауза.
- Хорошо, Деккер. Но если ты выстрелишь в кого-нибудь из ребят...
- Знаю, мне поставят двойку и выгонят из класса. Разговор окончен,
Франк.
Я чувствовал, как хочется ему сейчас сказать мне на прощание
чтонибудь нежное и ласковое, например: "Засунь себе язык в задницу,
Деккер" или "Заткни свою вонючую пасть.". Но таких реплик не
последовало. Все же здесь были девушки.
- Значит, в час дня, - повторил Филбрек, и связь отключилась. Минуту
спустя он уже шел по лужайке.
- Какие еще из своих грязных мыслишек ты хочешь принародно
обмастурбировать, Чарли? - поинтересовался Тед Джонс.
- Почему бы тебе не успокоиться, Тед? - тихо произнес Харман Джексон.
- Кто хочет задернуть шторы? - спросил я. Нашлось сразу несколько
желающих, и я выбрал Мелвина Томаса.
- Только медленно и аккуратно. Эти копы такие нервные... Мелвин
последовал моим инструкциям. Шторы медленно опустились, и комната
погрузилась в таинственный полумрак. Тени метнулись по углам, словно
стаи летучих мышей. Мне сделалось не по себе.
Я попросил Тенис Гэннон, сидящую на последней парте, включить свет.
Она робко глуповато улыбнулась и направилась к выключателю. В следующую
секунду комнату залил неестественный холодный свет флюоресцентных ламп,
что было ненамного лучше, чем тени. Мне захотелось видеть солнце и
голубое небо, но я ничего не сказал. Да и что я мог сказать? Тенис
вернулась на свое место и села, тщательно расправив юбку.
- Пользуясь замечательной терминологией Теда, - начал я, - осталось
обмастурбировать только одну историю. Или две половины одной истории,
как вам будет угодно. Это происшествие с мистером Карлсоном, бывшим
нашим учителем химии и физики, которое старый добрый Том Денвер не
внесет в свои бумажки, но которое, как говорится, останется в наших
сердцах. И рассказ о моем последнем столкновении с отцом.
Я глядел на ребят, и отвратительная тупая боль в затылке постепенно
нарастала. Кажется, все вышло из-под контроля. Я вызвал к жизни
призраки, как в старом добром кино, но где тот волшебник, который сможет
сказать три слова, и все вернется на свои места?
Боже, как все глупо.
Перед моими глазами проносились сотни образов, одни реальные, другие
лишь плод фантазии, и различить их между собой не представлялось
возможным. Наверное, это и есть безумие, когда вы уже не можете провести
грань между реальностью и бредом. Мне казалось, что есть еще шанс
проснуться дома, в полной безопасности и более или менее в своем уме. И
не было совершено необратимых поступков. И все кошмары рассеиваются при
дневном свете... Но я уже все меньше верил в счастливый исход.
Пэт Фитцджеральд машинально перебирал в руках бумажный самолетик, и
его темные пальцы, медленно движущиеся по белой бумаге, казались
пальцами самой смерти. Я начал рассказывать.

Глава 29

Не знаю, почему я начал таскать с собой в школу гаечный ключ.
На то было много причин, и среди них сложно выделить главную. У меня
постоянно болел желудок. И мне казалось, что окружающие настроены ко мне
враждебно, даже когда на то не было реальных оснований. Я боялся упасть
во время физкультурных занятий, потерять сознание и увидеть, очнувшись,
как все вокруг смеются и показывают на меня пальцами.
Я очень плохо спал, и мне снились дурные сны. Сны такого рода, после
которых можно проснуться с мокрой простыней.
В одном из них я долго бродил по подземельям старинного замка,
полуразрушенного, какие можно увидеть в исторических фильмах. Я внезапно
натыкаюсь на гроб. Крышка его открыта. Я заглядываю внутрь и вижу отца в
военно-морской форме. В него вбит кол. Он открывает глаза и улыбается
мне, и зубы его превращаются в клыки.
В другом сне мама делает мне клизму. Я тороплю ее, потому что на
улице ждет Джо. Однако я вижу Джо уже в комнате: он выглядывает из-за
маминого плеча, обнимая ее за грудь. По розовому шлангу клизмы мне в
задницу затекает мыльная пена.
Было и множество других снов похожего содержания, нет необходимости
все перечислять. В общем спал я неважно.
Я нашел тот гаечный ключ в гараже. Он валялся в ящике со старыми
инструментами. На вид не слишком большой, но тяжелый. Он был покрыт
ржавчиной с одного конца. Была зима, и я носил в школу огромный вязаный
свитер. Каждый год на день рождения и на рождество тетя присылала мне по
такому свитеру. Он был длинный, прикрывал мне бедра, доходя едва ли не
до колен. Так что ключ, который я стал носить в заднем кармане брюк,
никто не замечал. А если кто и замечал, то ничего не говорил.
На некоторое время стало полегче. Потом все опять вернулось на круги
своя. Я чувствовал себя как натянутая гитарная струна. Каждый день,
приходя домой, я здоровался с мамой, а затем поднимался к себе и падал
на кровать. Я иногда плакал в подушку, а иногда хихикал, пока не
начинало казаться, что сейчас кишки мои вывалятся наружу. Такое
состояние пугало меня. Согласитесь, все это было не вполне нормально.
И вот тогда я чуть не убил мистера Карлсона. Помню как сейчас, было
третье марта. Шел дождь, и остатки снега превращались в грязные лужи
слякоти, хлюпающие под ногами. Думаю, не надо особо подробно описывать
происшествие, все вы были его свидетелями. Ключ был у меня в кармане.
Мистер Карлсон вызвал меня к доске. Я терпеть не мог отвечать ему урок,
потому что, слабо разбираясь в его предметах, ощущал себя кретином.
Всегда, как он называл мою фамилию, меня бросало в пот.
Не помню точно, чего он от меня хотел в тот раз. Кажется, речь шла о
наклонной плоскости, будь она проклята. Помню, с какой злобой я думал
тогда об этой чертовой плоскости и об этом негодяе, которому доставляло
удовольствие делать из меня посмешище перед всем классом. Он спрашивал
меня, знаю ли я, сколько будет дважды два, и знаком ли я с делением
столбиком, и называл меня "наш юный гений". Когда он в третий раз
произнес: "Это замечательно, Чарли! Замечательно! Прелестно!", он был
похож на Дикки Кейбла. Тот же голос, те же интонации. Голос был так
похож, что я невольно оглянулся по сторонам. Так похож, что рука моя
невольно потянулась к заднему карману брюк, где лежал ключ. Желудок
сжался в комок. Я боялся, что не удержу в себе сегодняшний завтрак, и
крепче сжал челюсти. Ключ упал на пол, громко звякнув. Мистер Карлсон
удивленно взглянул на него:
- Это еще что?
И он протянул руку.
- Не трогайте, - быстро сказал я, наклонился и поднял ключ.
- Дай-ка мне сюда эту штуку, Чарли.
Мистер Карлсон протянул руку.
Я разрывался на части. Такое ощущение, будто бежишь одновременно во
все стороны. Какая-то часть меня кричала - не слышно для окружающих, но
вполне реально. Кричала, как испуганный ребенок в темной комнате.
- Нет, - ответил я.
Все смотрели на меня в этот момент. Наступила тишина.
- Тебе придется выбирать, отдашь мне или мистеру Денверу.
Затем со мной произошла забавная вещь. Наверное, в каждом из нас есть
такая невидимая линия, отделяющая одну часть сознания от другой. Как
линия, отделяющая освещенную половину планеты от темной. Кажется, это
называется терминатор. Очень хорошее слово. Я вдруг неожиданно для себя
пересек эту линию. Только что желудок мой выворачивался наизнанку, а
щеки горели, и вот я стал абсолютно спокоен.
- Хорошо, сейчас Вы получите то, что хотите, - я медленно поднял
ключ, как бы примериваясь, - сейчас, я прикину, куда Вы его получите.
Мистер Карлсон вытаращился сквозь свои огромные очки и поджал губы.
Он был сейчас более чем когда-либо похож на клопа. Эта мысль вызвала у
меня улыбку. Я опустил ключ.
- Хорошо, Чарли, - сказал он, - дай сюда эту штуку и иди к директору.
Я подойду туда после урока.
- Иди в задницу, - ответил я и взмахнул ключом.
Ключ ударился о матовую поверхность доски. Полетели крошечные кусочки
черной пластмассы и известковая пыль от мела. Мистер Карлсон вздрогнул,
будто я нанес повреждения его любимой мамочке. Это было для меня
открытием. Я снова ударил по доске. И снова.
- Чарли!
Что-то весело напевая себе под нос, уже не помню что, я продолжал
молотить по доске. Мистер Карлсон вздрагивал и подпрыгивал. Глядя на его
прыжки, я чувствовал себя все лучше и лучше. Трансакционный анализ, дети
мои.
- Чарли, я вижу, ты... Я повернулся к нему спиной и стал бить ключом
по выступу для мела. В доске уже была порядочная дыра. Куски мела упали
на пол, подняв облако белой и желтой пыли. В этот момент мистер Карлсон
попробовал схватить меня за руку.
Я повернулся и заехал ключом ему по голове. Всего один раз. Но было
море крови, он упал на пол, очки отлетели на несколько шагов в сторону.
Возможно, именно это разрушило все очарование: вид его очков, валяющихся
на перепачканном мелом полу, и его ставшее вдруг голым и беззащитным
лицо.
Похожее на лицо спящего человека, только залитое кровью. Я бросил
ключ на пол и, не оборачиваясь, вышел из класса. Я пошел в директорскую
и рассказал, что произошло.
Джерри Кессерлинг усадил меня в патрульную машину, а мистера Карлсона
отправили в центральный госпиталь, где рентген показал у него перелом



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.