read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В четвертом углу я обнаружил и то, что мне дали на этот раз в качес-
тве средств жизнеобеспечения. И если до находки мое настроение уже упало до
нулевой отметки, то после оно опустилось еще ниже.
Я нашел пластиковую пятигаллоновую канистру с жидкостью и большую хо-
зяйственную сумку.
Я отвинтил крышку канистры и понюхал содержимое. Оно ничем не пахло.
Я плеснул немного жидкости в ладонь и попробовал. Вода.
Я завинтил крышку обратно, неловко завозившись в темноте. Пять галло-
нов воды. О, нет, оцепенело прошептал я. Господи! Сумка была до отказа на-
бита плоскими пластиковыми пакетиками размером в четыре квадратных дюйма. И
снова никакого запаха. Я разорвал один из пакетиков: внутри лежал тонкий,
четырехдюймовый кусочек плавленого сыра.
С упавшим сердцем я пересчитал пакетики, вынимая по одному из сумки и
складывая в кучку на полу. Их оказалось шестьдесят, насколько я мог судить,
совершенно одинаковых.
Я педантично сосчитал их, один за другим подбирая с пола и пряча об-
ратно в сумку. Их по-прежнему было шестьдесят. Мне оставили достаточно еды
и воды, чтобы протянуть по меньшей мере недели четыре. И нет надежды на ре-
гулярные посещения дважды в день: разговаривать совсем не с кем.
Будь они прокляты, с яростью подумал я. Если такова месть, то она ху-
же, чем все те неприятности, которые я когда-либо навлекал на мошенников.
Подстегнутый гневом, я неосторожно встал, чтобы обследовать верхнюю
часть фургона, и с силой ударился больной головой о крышу. Это почти доко-
нало меня. Я опять рухнул на колени, ругаясь и хватаясь за голову, с трудом
удерживая слезы. Избитое, ослабевшее существо, хлюпающее носом в темноте.
Так не годится, мелькнула мысль. Необходимо во что бы то ни стало
сохранять хладнокровие. Не обращать внимание на боль и неудобства. Спокойно
осмыслить ситуацию, придумать план и способ выживания.
Когда острый приступ головной боли прошел, я взялся за дело.
Наличие еды и питья подразумевает, подумал я, что мое выживание жела-
тельно. В один прекрасный день, если я не сумею сбежать во второй раз, меня
освободят. По-видимому, смерть снова в повестке дня не значилась. Тогда с
какой стати мне нервничать?
Я как-то слышал о человеке, который провел много недель в подземной
пещере, в темноте и безмолвии, чтобы проверить на практике, как влияет на
организм полное отсутствие связи, с внешним миром. Он перенес испытание, не
повредившись рассудком, без малейшего физического ущерба для себя, и пора-
зительно, но его ощущение времени почти не сбилось. Что мог сделать он,
смогу и я. Не важно, твердо сказал я себе, что этот ученый добровольно под-
вергся заточению и данные о его сердечной деятельности и других жизненно
важных функциях передавались на поверхность; и он имел возможность выйти из
пещеры в любой момент, если бы посчитал, что с него довольно.
После сеанса интенсивного самовнушения я почувствовал себя гораздо
увереннее. Не отрывая спину от борта машины, я очень медленно поднялся на
ноги и ощупал крышу руками. Выпрямиться я не мог - крыша оказалась на че-
тыре или шесть дюймов ниже, чем нужно. Согнув шею и колени, я еще раз
ощупью обошел фургон.
Обе боковые стенки были совершенно глухими. Целостность передней сте-
ны нарушала маленькая заслонка, которая прикрывала окно в водительскую ка-
бину. По идее ей полагалось отодвигаться, но на деле она сидела крепко,
словно приваренная. И ни ручки, ни задвижки изнутри - только полированный
металл.
Задние двери поначалу вселили в меня надежду, ибо я обнаружил, что
они не сплошные, а с окнами. По одному на каждой створке, примерно двенад-
цати дюймов в длину - что соответствовало расстоянию от моего запястья до
локтя - и вдвое меньше в высоту. Стекла на окнах отсутствовали. Я осторож-
но просунул руку через правое отверстие и немедленно натолкнулся на препят-
ствие. Снаружи двери были завалены чемто тяжелым; эта тяжесть и не пускала
их.
Неожиданно я сделал открытие: я настолько сосредоточился на сигналах,
поступавших с кончиков пальцев, что ползал по кузову с закрытыми глазами.
Смешно, честное слово. Я их открыл. Кромешная тьма. Какой прок от глаз без
света?
Снаружи оба окна были затянуты грубой тканью, на ощупь напоминавшей
плотный брезент. С левого края каждого из оконных проемов удавалось немного
сместить брезент и отодвинуть его на три-четыре фута от кузова; с правого
края он плотно прилегал к фургону под давлением той же тяжести, которая
держала двери.
Я высунул руку сначала из одного, потом из другого отверстия и попы-
тался потрогать все, до чего сумел дотянуться: результат минимальный, поль-
зы никакой. Брезент целиком укутывал кузов фургона сзади.
Я вновь соскользнул на пол и попробовал представить, как выглядит со
стороны то, что я нащупал. Фургон, накрытый брезентом и с задними дверями,
заваленными чем-то тяжелым. Где можно поставить машину в таком виде, не
опасаясь, что ее моментально обнаружат. В гараже? В сарае? Если я начну
стучать в стенки кузова, услышит ли меня кто-нибудь?
Я забарабанил в борт фургона, но мои кулаки производили слабый шум, а
больше стучать мне было нечем. Я довольно долго кричал в окно "Помогите'",
но никто не пришел.
Чувствовалось, как сквозь отсутствующие окна в фургон проникает воз-
дух: я ощущал его дуновение, сдвигая брезент. Опасность задохнуться мне не
угрожала. Меня раздражало, что невозможно воспользоваться окнами. Они были
слишком малы, чтобы вылезти через них - даже без брезента и той таинствен-
ной тяжести, державшей дверь. Мне не удалось бы протиснуть в отверстие даже
голову, не говоря уж о плечах.
Я решил подкрепиться сыром и все обдумать. Сыр оказался неплохим.
Размышления навели на неприятные мысли о том, что на этот раз в моем распо-
ряжении не было ни матраса, ни одеяла, ни подушки - и туалету тоже. Как не
было романа в бумажной обложке, смены носков и мыла. Парусный отсек в срав-
нении с фургоном - отель "Хилтон", не иначе.
С другой стороны, отсидка в парусном отсеке в какой-то степени подго-
товила меня к заключению в этой более мрачной камере. Мне бы следовало ис-
пугаться больше, еще больше запаниковать и отчаяться, но, как ни странно,
выходило наоборот. Все страхи давно остались позади. Помимо прочего, за че-
тыре дня свободы я не удрал на Южный полюс, чтобы избежать повторного зато-
чения. Я его боялся и постарался по мере сил уберечься; но я отдавал себе
отчет, возвращаясь к нормальному образу жизни, что угроза угодить под замок
вполне реальна.
По-видимому, причина первого похищения все еще не утратила актуаль-
ности. Я бежал до истечения положенного срока, и кому-то это очень не пон-
равилось. Не понравилось настолько, что и дня не прошло после моего возвра-
щения в Англию, как в коттедж послали группу захвата. Настолько, что меня
рискнули похитить снова, хотя на сей раз полиция начнет расследование. По
крайней мере, я на это надеялся.
Я ни капли не сомневался, что все еще нахожусь в Англии. Конечно, я
не помнил, как меня везли из мотеля к месту нового заключения, но я твердо
знал, что пролежал без сознания всего лишь час или два.
Воскресное утро. Меня никто не хватится. Дебби и Питер начнут недо-
умевать, куда я подевался, не раньше понедельника. Только во вторник поли-
ция всерьез отнесется к моему исчезновению, если это вообще случится, нес-
мотря на их заверения. Пройдет день или два прежде, чем кто-нибудь действи-
тельно возьмется за поиски, и у меня не было ни жены, ни родителей - близ-
ких, которые не дали бы свернуть расследование, если меня не найдут сразу.
Я с сожалением подумал о Джосси. Вероятно, девушка помогла бы мне,
знай она меня чуточку дольше. Джосси со своими ясными глазами и дерзким
языком.
В любом случае, при самом благоприятном прогнозе, будущее представля-
лось бесконечной вереницей тягостных, унылых, томительных дней.
Размышления о будущем были грубо прерваны возраставшей потребностью
немедленно решить проблему, как избавиться от отработанной жидкости. Меня
могли вынудить жить в консервной банке, но только не в мерзко воняющей кон-
сервной банке, если это зависело от меня.
Многие мудрые люди до меня уже отмечали, что нужда заставляет ум че-
ловека работать с поразительной изобретательностью. Я вынул ломтики сыра из
одного плотного пластикового пакета, использовал его и опорожнил по частям
в окно задней двери, отдергивая брезент как можно дальше. Не самый гиги-
еничный способ, но лучше, чем ничего.
После этого маленького развлечения я снова уселся на пол. Я попрежне-
му страдал от холода, хотя полное окоченение - следствие травматического
шока - прошло. Наверное, мне удалось бы согреться с помощью простейших уп-
ражнений, если бы избитое тело не выражало протест. Но малейшее движение
отдавалось болью, и я сидел спокойно.
До сих пор меня занимало изучение обстановки; следующие несколько ча-
сов показали без прикрас масштабы моего одиночества.
Ни единый звук не проникал и внешнего мира. Если я задерживал свое
собственное, едва различимое дыхание, то не слышал буквально ничего. Ни шу-
ма транспорта, ни рокот самолетов, ни ветра, ни скрипа, ни шороха. Ничего.
Света не было совсем. Воздух непрерывно поступал внутрь, проникая в
щель между кузовом фургона и его брезентовым покровом, но вместе с воздухом
не пробивался ни один луч света. Никакой разницы, широко открыты глаза или
плотно закрыты.
Температура воздуха практически не менялась. Она оставалась стабильно
низкой, чересчур низкой для нормального существования, что сводило на нет
усилия моего тела акклиматизироваться. Мне сохранили брюки, нижнее белье,
рубашку, спортивную куртку и носки, однако отобрали галстук, ремень и про-
чие отдельные мелкие принадлежности. Было воскресенье, третье апреля. На-
верное, на воле ярко сияло весеннее солнце, но там, где находился я, было
попросту очень холодно.
Люди читают в воскресных газетах отчеты о скачках на Большой Наци-
ональный. Нежатся в постелях, теплых и уютных. Встают и не спеша идут в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.