read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



все равно что обращаться к статуе Неизвестного солдата. Плюс ко всему у
гаража мне попадается Пинг-Понг, кричу ему: "Платье надо еще подправить. У
тебя все в порядке?" Он отвечает: "Порядок". Ему не нравится, когда я в
шортах, он уже говорил мне об этом. Ему хочется, чтобы я до самой золотой
свадьбы ходила в кольчуге. Тогда он будет спать с Жанной д'Арк.
Не проходит и двадцати минут, как я возвращаюсь к нашим. Кретин наверху
опять орет. Он хочет жрать, требует газету, а может, просто услышал, что я
вернулась. С тех пор как его Парализовало, я не видела его ни разу. И не
говорила с ним даже через потолок. Он же, когда на него находит, начинает
поносить меня. Мать утверждает, что он в здравом уме, но я не уверена.
Она сидит на том же месте перед машинкой. И ждет. Кроме меня, никто не
умеет так ждать, как она. Скажи ей: "Я скоро вернусь" - и даже если
придешь через год, она будет спокойно сидеть на том же месте, с аккуратно
уложенными волосами, скрестив руки на животе. Она родилась 28 апреля под
знаком Тельца. Я не очень в этом разбираюсь, но мне сказали, что понять их
могут только родившиеся под знаком Рака.
"Смотри, идиотка", - говорю я ей. Она осторожно берет карточку и
изучает улыбающееся лицо типа, от которого и следа не осталось. У него
темные, тщательно прилизанные волосы, нос, напоминающий лезвие ножа,
довольно приятные черные глаза, вид гладкого красивого мужчины. Мать
спрашивает: "Это и есть Монтечари? Мадам Ларгье говорит, что у него были
усы". Я отвечаю: "Ну, знаешь, хватит. Ты решила меня в гроб вогнать.
Иногда у человека бывают усы, а потом их нет". Она опять смотрит на фото и
изрекает: "В любом случае это не тот итальянец". И, самое страшное, в ее
голосе нет облегчения. Или она сама не уверена, можно ли узнать того
негодяя через столько лет. Я замечаю: "Если бы это был он, ты бы тотчас
его признала. Даже без усов". Она пожимает плечами. Я кладу фото обратно в
конверт и говорю: "Если бы Пинг-Понг знал, что мы подозреваем его отца, он
бы свернул нам шею". Она смотрит на меня и улыбается. Своей улыбкой она
убить меня может. Конец эпизода. Затем она подправляет мне платье, я
надеваю его перед большим зеркалом и опять выгляжу красивой, как богиня.



ПРИГОВОР (5)

Во второй половине дня Пинг-Понг увозит меня на гаражной малолитражке в
город за подарками. Я в джинсах и белой блузке. Ему нужно сразу вернуться
в деревню, чтобы покопаться в своей "делайе". На прошлой неделе он
притащил откуда-то разбитый "ягуар" - трое пассажиров этой машины, писали
газеты, накрылись. Он купил его за гроши, объяснив, что мотор еще хорош,
можно переставить. В городе он прихватил механика по имени Тессари,
работающего у Лубэ, мужа Лулу-Лу. Молва идет, что он классный мастер.
Сходя на площади, говорю: "Смотри, не пытайся с ней встретиться, чтобы
вспомнить былое". Он ржет, как дурной. Ему нравится, когда я ревную.
Я несу фото мужа глухарки к знакомому парню по фамилии Варекки,
которого все зовут ВавА. Он работает в типографии, а летом снимает
туристов на террасах кафе. Он соглашается на будущей неделе перерисовать
за сто франков портрет, и то лишь ради меня. А соглашусь позировать ему
голая - тогда бесплатно. Он, конечно, шутит, а я отвечаю - посмотрим. В
цехе полно народу. Я прошу сделать все поярче, это для дорогого мне
человека, и чтобы рамку не испортил. После чего спускаюсь по лестнице,
держась за перила, как старуха, потому что боюсь упасть и сломать ногу.
Затем занимаюсь подарками. Захожу в три магазина и, ни раздумывая
долго, беру то, что мне предлагают, и еще какую-то дрянь, которую
непременно хочет моя мать, - тогда она хоть станет думать о чем-то другом.
В четыре на почту, но за окошком Жоржетта, а при ней я не могу звонить.
Говорю ей: "Здравствуй, как дела?" - и беру для отвода глаз десять марок,
а звонить иду в кафе напротив кино.
На стенках кабины нацарапано много полезных вещей. Лебаллека нет на
месте, его поищут. Голос в трубке кажется мне знакомым тысячу лет.
Кажется, я осторожничаю, обращая внимание на голоса, лица, малейшие
детали. Все очень четкое отпечатывается в моей птичьей голове. Говорю:
"Извините, господин Лебаллек, это учительница, помните?" Он помнит.
Спрашиваю, не потеряла ли я у него серебряное сердечко. На цепочке. Он
отвечает: "Я подобрал его в кабинете и сразу подумал, что это ваше. Я
узнал ваш адрес у шурина, но не нашел номера телефона". Я говорю: "У меня
нет телефона. Я звоню из кафе". Он роняет: "Да?" - и я жду еще тысячу лет.
В конце концов он спрашивает: "Хотите, чтобы я выслал бандеролью, или сами
заедете?" Я отвечаю: "Предпочитаю заехать сама, только не знаю когда. Я
очень люблю эту вещь. Да к тому же будет повод повидать вас снова, не так
ли?" Проходит еще тысяча лет, прежде чем он произносит "да" и ничего
больше, только "да". Продолжаю: "Я рада, что вы нашли эту вещицу. Может
быть, и глупо звучит, но я была почти уверена, что она у вас". Голос мой
слегка дрожит - ровно сколько надо. А у него ничуть, только стал более
низким, нерешительным. "Когда вы приедете в Динь?" Я нежно отвечаю: "Какой
день вас устраивает?" Если он и после этого станет брыкаться, я выколю ему
глаза, клянусь жизнью. Но он не брыкается и долго молчит. "Где вы,
господин Лебаллек?" Он отвечает: "Во вторник после полудня мне надо быть в
банке. Я могу привезти, куда скажете". Теперь молчу я, чтобы он осознал,
что мы поняли друг друга. Затем говорю: "Я буду вас ждать на углу площади
Освобождения и бульвара Гассенди в четыре часа. Там есть стоянка такси,
знаете? Я буду на противоположном тротуаре". Он знает. И так же нежно
продолжаю: "В четыре. Идет?" Он отвечает "да". Я говорю - хорошо - и жду,
чтоб он повесил трубку первым. Мы больше не произносим ни слова.
Выхожу из кабины. Ноги ватные. На душе пусто, и я словно заморожена, но
щеки горят. Выпиваю за стойкой чай с лимоном, притворяюсь, будто погружена
в список свадебных покупок, механически складываю цены. Я не в силах ни о
чем думать. Подходит поболтать сын хозяина, мы знакомы. Около пяти я снова
на улице. И долго таскаюсь по солнцу. Снимаю маленький красный шарф и,
глядя в витрину, повязываю голову.
Иду к Арлетте, затем к Жижи. Но ни той ни другой нет на месте. Когда
Лебаллек назвал мне вторник после полудня, я сначала подумала, что это
тринадцатое и что он нарочно сказал про банк. Проходя мимо
Сельскохозяйственного кредита, убеждаюсь: тринадцатого они закрывают в
полдень. Банк Всеобщей компании тоже. Я выну из него душу. Вся его семья
будет плакать кровавыми слезами.
Ума не приложу, чем заняться. Чтобы немного забыться, направляюсь в
городской бассейн: а вдруг там Бу-Бу? Или Арлетта и Жижи? Но там только
миллионы незнакомых отдыхающих да такой шум - сдохнуть можно. На улице
жарко. Иду по своей тени и говорю: "Можно покончить уже во вторник. С
обоими" Мне уже ясно наперед, как надо действовать, я пять лет все до
тонкостей обдумывала. Хозяйка кафе "Провансаль". Шоколадная Сюзи. Дочь и
сын Лебаллека. Нет, никто не заподозрит меня, убеждена, никто меня не
найдет.
А Пинг-Понг тут ни при чем. Тем более Микки или Бу-Бу. Но я хочу, чтобы
и они расплатились за своего гниду-отца. Впрочем, у меня в мыслях не было
наказывать его так же, как этих двоих. А затея, возникшая у меня с тех
пор, как я знакома с Пинг-Понгом, требует времени - может, три или четыре
недели.
Думаю о будущем вторнике с Лебаллеком и о днях, которые последуют. И
Эна становится такой же реальной, как если бы сейчас шагала со мной рядом.
Ей совершенно наплевать на то, что я собираюсь сделать. В какой-то мере
Эне даже хочется это сделать. Ей нравится все, что щекочет нервы. Она и
сама такая - любит обниматься и чтобы ее ласкали. И еще охота, чтобы ее
принимали за дрянь и больше ни за кого другого. Где-то в мире существуют
отдельно Эна и я. И приходится думать за каждую отдельно. Эна - совсем
другое существо, которое никогда не вырастет. Она еще более несчастна, чем
если бы была жертвой. Это она проснулась с криком, когда я была вместе с
Погибелью в пиццерии. Я только что слышала ее стоны в телефонной будке.
Это она царапает мне щеки длинными ногтями. Она сжимает сердце так, что
кажется, будто не хватает воздуха и болит затылок.
Я говорю ей: "Вечером в день свадьбы я пойду его проведать в белом
красивом платье. Я найду в себе силы. Ведь я сильная". А он будет сидеть в
кресле, худой, постаревший - каким он будет? Когда мы покидали Аррам, я
убежала, чтобы не встретиться с ним при переезде. До вечера бродила по
заснеженным холмам. Когда я пришла в наш новый дом, то увидела, что моя
мать совсем потеряла голову среди мебели, ящиков с посудой и всякого
хлама. Она сказала мне: "Ты бессердечная. Ты бросила меня одну в такой
день". Я ответила: "Я не хотела его видеть. Если бы ты была одна, я бы,
осталась с тобой, ты знаешь". И расстегнула ворот ее платья. Мы сели на
еще не перенесенный сверху диван, и я сказала: "Умоляю тебя". Потому что
ей всегда стыдно и она считает это грехом. И тогда Эна наконец спокойно
засыпает в объятиях своей дорогой мамы.
Сама не помню, как я оказалась около реки, как дошла до нее, каким
путем. Села на валун около чистой, прыгающей через камни воды. Блузка
прилипла к телу. Неподалеку на мосту были люди, и я не рискнула снять ее,
чтобы просушить. Уже шесть часов вечера, а солнце палит нещадно. Ищу
конфетку в сумке, но безуспешно. С помощью "Дюпона" закуриваю ментоловую.
Я намерена взять во вторник маленький цветной флакон, на который
наклеена этикетка от лака для ногтей. Флакон лежит в кармане моего
красного блейзера вместе с деньгами. После завтрака глухарка попросила
меня помочь ей подняться к себе. Там она достала из печки картонный
бумажник и дала мне четыре новеньких пятисотенных - подарок ко дню
рождения. У меня даже дух перехватило. Эти деньги я положила к другим и
тогда почувствовала под рукой холод этого флакона. Захотелось разбить его,
выбросить подальше. Я плакала без слез из-за этой старой дуры. Мне
показалось, что я стала нежной и теплой внутри, а стекло флакона - как
шкура змеи. Теперь я решила унести его с собой во вторник. Унести его я
унесу, а вот применю ли - посмотрим.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.