read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дураки, они про это знают - мы рыбачим частым неводом? Вот вопрос.
- Не каркай заранее, Рома. Давай действовать по порядку.
- Я не против, Сережа. - Казарян тянул время, не решаясь сказать
важное. Но все же решился. - Ты знаешь, почему Серафим Угланов, по кличке
Ходок, пошел брать писательскую квартиру непохмеленым? Конечно знаешь: у
него не было ни копья. А почему у него не было ни копья, ты не знаешь,
наверняка. А я знаю. У меня с Серафимом душевный разговор был, и он мне
сказал, что накануне скока он вполусмерть укатался в карты. Все спустил,
до копейки.
- Зачем ты мне все это рассказываешь? - настороженно спросил
Ларионов. Он уже догадался, о чем хочет поведать ему Казарян, но не хотел,
чтобы это было правдой.
- Для сведения, Сережа. Раздевал Серафима известный катала Вадик
Клок. И не его одного. Среди пострадавших - кукольник-фармазон Коммерция и
залетный ростовский домушник, не пожелавший никому представиться.
Обращались к нему просто: Ростовский.
- У кого играли? - быстро спросил Ларионов.
- У Гарика Шведова, известного тебе ипподромного жучка, приятеля
Клока.
- Что ж они, не знали, что на каталу нарвались?
- Поймать его, дурачки хотели. Боюсь, Сережа, что Санины опасения
оправдаются, и нам достанется второй вариант. - Ничего не знал Казарян
(официально) об отношениях Ларионова с Клоком, он и не предполагал ничего,
сообщил только сведения о некоторых представителях преступного мира.
- Когда пойдем Смирнову сдаваться: сегодня вечером или завтра утром?
Правда, сегодняшний вечер еще наш.
- Завтра, - не глядя на Казаряна, решил Ларионов. - Мне кое-что
проверить надо.
Была пятница, поэтому его пришлось искать, искать весь вечер.
Нашел-таки. Нашел в бильярдной Дома кино, временно расположенного в
гостинице "Советская", в связи с ремонтом здания на Васильковской.
В светлом уютном помещении Вадик Клок гонял пирамидку с молодым
лысоватым кавказцем. Кавказец, играя на выигрыш, вел партию по-маркерски
осторожно, а Вадик, шикуя, рисковал. Ларионов дал ему проиграть пятьсот, а
потом глазами указал на дверь. Клок, передавая кий саженному красавцу,
попросил его слезно:
- На одного тебя надежда, Эрик. Попотроши Карлена как следует. За
меня.
Красавец ослепительно улыбнулся и склонил маленькую голову с
идеальным пробором в знак согласия. Клок тихо расплатился с кавказцем и
побрел к выходу. Подождав немного, направился за ним и Ларионов.

Они шли бульваром к метро "Динамо".
- Что ж так неосторожно, Алексеич? - укорил Клок. Ларионов
остановился, осмотрелся. Никого поблизости не было. Тогда он быстро,
коротким крюком левой, жестоко ударил Вадика в печень. Вадика скрутило, и
он стал оседать. Ларионов удержал его левой, а с правой дал под дых. И
отпустил. Вадик сел на дорожку. Ларионов смотрел, как его корежит. Наконец
Вадик хватанул воздуха почти нормально. Ларионов посоветовал:
- Вставай, а то простудишься.
- За что?
- За дело, - ответил Ларионов.
- Ты со мной поосторожнее, Алексеевич, - посоветовал Вадик, вставая.
- Я тихий, но зубастый. Я и укусить могу. Смотри, Алексеевич!
- Зубы обломаешь, кролик, - презрительно отрезал Ларионов. - Пойдем
на скамеечку присядем.
Сели рядом, как два добрых приятеля.
- Чего ты от меня хочешь? - завывая, спросил Клок.
- О чем я тебя вчера, скот, спрашивал?
- О чем спрашивал, то я тебе и сказал.
- Ты вчера, видимо, не понял меня. Поэтому сегодня спрашиваю еще раз:
что тебе известно о последних делах домушников?
- Еще раз отвечаю: с домушниками дела не имею.
Ларионов, делая каблуками на серой земле черные полосы, вытянул ноги,
засунул руки в карманы пиджака, и засвистал умело модную тогда песенку
"Мишка, Мишка, где твоя улыбка". Свистал он мастерски. Клок дослушал свист
до конца и сказал, тихим голосом выдавая искренность:
- Ей-богу, ничего не знаю.
- Ты кого катал у Гарика Шведова?
- Откуда мне знать. Кого привели, того и катал.
- Слушай меня внимательно, Клок. Здесь тишина, народу нет. Сейчас я
встану со скамеечки, тебя подниму и разделаю, как бог черепаху. Руки-ноги
переломаю, искалечу так, что мама не узнает, и брошу здесь подыхать.
- Не надо так со мной разговаривать, начальник.
- Я с тобой не разговариваю, я тебе перспективу рисую. Будешь
говорить?
- Куда мне деваться, начальник.
- Про Ходока и Коммерцию мне все, что надо известно. Расскажи про
третьего.
- Ростовского этого Косой рекомендовал и Ходока тоже. Скучают,
говорит, мальчишечки, и лошкануть не прочь. Я их и принял. Они меня
поймать хотели.
- А у тебя Коммерция - подставной, - догадался Ларионов. - Ростовский
этот и Ходок знакомы друг с другом были?
- Вроде бы нет. Договорились они, по-моему, когда за водкой для
начала пошли.
- Ты мне, Вадик, поподробнее про Ростовского этого.
- Судя по всему, деловой, в авторитете.
- Внешность.
- Лет тридцати, чернявый, с проседью, нос крючком, перебитый,
небольшой шрам от губы, роста среднего, но здоровый, широкий. Еще что? Да,
фиксы золотые на резцах.
- Имя, фамилия, кликуха, зачем в Москве оказался?
- Не знаю, Алексеевич.
Ларионов потаскал себя за нос, сощурился, улыбнулся, решил:
- Нет, бить я тебя не буду. Я добрый, я тебе право выбора
предоставлю. Выбирай: или я тебя в кичман на срок определю, или блатным на
толковище ссученного сдам.
- Воля твоя, а я все сказал.
- Вот что, Клок. Ты мне горбатого не лепи. Ну, сколько ты с этих
домушников снял? Тысячу, две, три? Ты же - исполнитель, тебе по таким
копейкам играть - только квалификацию терять. Зачем тебе домушники
понадобились?
- Мне они ни к чему.
- Ну, хватит, Вадик. Поломался малость, блатную свою честь защитил,
теперь говори. А то Косой скажет. Ему с тобой делить нечего, а разговорчив
с нами он всегда. Так зачем тебе эти домушники понадобились?
- Мне лично они ни к чему, - со значением заявил Клок, оттенив "мне".
- Слава богу, до дела добрались, - с удовлетворением отметил
Ларионов. - Так кому же они понадобились? Кому в домушниках нужда? На кого
ты работал, Вадик?
Ничего не случилось. Все идет нормально. Вадик забросил ногу на ногу,
кинул спину на ребристый заворот скамьи, вольно разбросал руки и начал
издалека:
- В октябре я в Сочи бархатный сезон обслуживал. За полтора месяца
взял прилично, устал, правда, сильно и потому решил домой поездом
возвращаться, думал, отосплюсь, отдохну в пути, тем более, что с курортов
народ домой пустой едет. СВ, естественно, вагон-ресторан, коньячок мой
любимый, "Двин". Еду, о смысле жизни задумываюсь.
И гражданин один, скромный такой, сосед по СВ и ресторану,
приблизительно тем же занимается. Следует сказать, что гражданин этот не
один был, при нем человечек вертелся, но его вроде и не было.
К концу дня гражданину этому надоело, видимо, мировой скорби
предаваться, и он сам - заметь, сам! - предложил в картишки перекинуться.
Как ты понимаешь - не мог я отказаться. Сели втроем: я, он и человек этот,
он при нем вроде холуя. Удивил он меня. Вроде чистый фрайер, но слишком
легко большие бабки отдает. До Москвы я его серьезно выпотрошил, но
расставались мы, улыбаясь. Он мне телефончик оставил, просил звонить как
можно чаще. Благодарил за науку. Ну, иногда я ему звоню, встречаемся в
"Якоре", любимое его место - "Якорь", обедаем, разговоры разговариваем.
- Последний разговор - о домушниках? - перебил Ларионов.
- Ага, - легко согласился Вадик. - Просил подходящего человечка
подыскать, по возможности, не нашего, не московского.
- Зачем он ему - не говорил?
- Он не говорил, а я не спрашивал. Не знаешь - свидетель, знаешь -
соучастник.
- Про скок у коллекционера Палагина по хазам не слыхал ничего?
- Говорили что-то.
- А ты рекомендованного тобой ростовского гастролера с этим делом не
соединял?
- Это уж ваша работа - соединять.
- Ты, как всегда, прав. Вот я тебя с этой кражей и соединю.
- Не соединишь, Алексеевич, я тебе на свободе нужен. - Вадик
окончательно раскололся и поэтому окончательно обнаглел.
- Нужен. Пока нужен, - двусмысленно подтвердил Ларионов и потребовал:
- Нарисуй-ка мне этого гражданина в профиль и анфас.
- Леонид Михайлович Берников. Телефон Ж-2-14-16. Живет на
Котельнической набережной, серый такой дом у Таганского моста.
Генеральский.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.