read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Всадник завернул за угол, чтобы постучать в монастырские ворота, но
внезапно трое пеших гвардейцев кардинала преградили ему путь. Всадник не
внял грозному окрику и стал грудью доброго коня теснить гвардейца.
Тот обнажил шпагу:
- Не угодно ли спешиться, сударь?
- Зачем? - буркнул всадник, не осаживая коня.
- Чтобы следовать за нами, - ухватился за стремя гвардеец.
- По какому праву?
- Именем его высокопреосвященства господина кардинала.
- Кто это высоким именем останавливает проезжих путников, как
разбойник на большой дороге?
Всадник увидел трех спешащих к нему мушкетеров.
- Что мы видим, господа гвардейцы? Трое против одного? Едва ли это
можно счесть учтивым. Если вы немедленно не сочтете возможным принести
извинения остановленному вами господину, мы предложим вам другое
соотношение сил, трое против троих. Угодно будет вам?
- Вы опять затеваете запрещенные королем и его высокопреосвященством
поединки! Мы находимся при исполнении служебных обязанностей, выполняя
приказ, и вы не имеете права нам мешать.
- Полноте, господин гвардеец, - продолжал задиристый мушкетер с
изящными манерами, завитыми усиками и пятном бородки, - разве можно
помешать в чем-нибудь безнадежным бездельникам?
- Вы ответите за свои слова перед его высокопреосвященством!
- Простите, почтенный гвардеец, но не вижу здесь его
высокопреосвященства, перед которым должен отвечать.
- Мы доставим вас к нему, не беспокойтесь.
- Очень интересно, какой способ вы выберете для этого?
- Если вам угодно, господин мушкетер, то носилки, на которых
переносят раненых или убитых.
Всадник не стал ждать конца препирательствам и подъехал к воротам.
Привратник, увидев его в щелеобразное окошко, потребовал назвать пароль.
Доносились грубые ругательства и звон шпаг. Очевидно, гвардейцы
продолжали, но уже менее изысканно, выяснять отношения с мушкетерами,
которые помешали им задержать всадника, действуя, как всегда, против
гвардейцев кардинала по принципу: "Что хорошо его высокопреосвященству,
может не понравиться королю".
- Пароль! - потребовал еще раз привратник.
- "Мыслю - следовательно, существую", - произнес по-латыни всадник и
исчез за монастырскими воротами, крикнув слуге: - Огюст, жди меня здесь
ближе к вечеру.
Слуга повернул своего измученного мула и поехал искать трактир мимо
дерущихся на шпагах солдат, с удовлетворением отмечая, что гвардейцы
вынуждены отступить. Мушкетеры не стали их преследовать, и один из них,
великан с лихо закрученными усами, подмигнул Огюсту.
- Откуда? - низким басом спросил он.
- Из Амстердама, сударь, - с подчеркнутой готовностью ответил слуга и
подобострастно улыбнулся.
- А мы думали, из Бордо, - добродушно заметил мушкетер, вкладывая
шпагу в ножны. - Там, говорят, вино отменное.
Всадник, отдав поводья выбежавшему послушнику, скинул черный плащ и
оказался в офицерском мундире нидерландской армии. Он вошел в мрачное
монастырское здание вслед за встречавшим его аббатом со строгим
аскетическим лицом.
Толстые, как в крепости, стены, низкие арки, темные коридоры и
благоговейная тишина, подчеркиваемая отзвуком шагов под сводчатыми
потолками, заставляли говорить вполголоса.
- Его преподобие благочестивый отец-настоятель отвел для моих гостей
монастырскую трапезную, дорогой Декарт, - обернулся к офицеру аббат. - В
ожидании тебя они восхищаются твоей отвагой.
- Надеюсь, дорогой Мерсенн, эти толстые стены - надежная защита от
преследований?
- Монастырь - крепость духа и веры, ни один воин его величества или
его высокопреосвященства не осмелится войти сюда.
- Да благословит бог совместные усилия правителей Франции во всех
государственных делах, - с иронией произнес Декарт и другим уже тоном
добавил: - С кем же встречаемся мы, дорогой аббат?
- С моими корреспондентами, с которыми ты поддерживал через меня
почтовую связь. Ты узнаешь и Омара Торричелли, вынужденного преодолеть еще
более дальний путь, чем ты. И Пьера Ферма, с которым встречались в Египте.
Интересен будет и юный Блез Паскаль, изобретатель и естествоиспытатель, а
также его отец Этьен Паскаль - математик, де Бесси и другие, с кем
увидишься.
- Пьер Ферма? - задумчиво повторил Декарт. - Еще бы не помнить!
Могила Диофанта! Но по поводу его последнего, пересланного вами письма у
меня серьезные возражения.
- Для того мы и собрались здесь, чтобы всех выслушать, - сказал
аббат, распахивая двери трапезной.
В этот день по указанию отца-настоятеля все монахи вкушали пищу по
своим кельям.
При виде Декарта и аббата Мерсенна его гости, приветствуя философа,
встали с лавок у длинных столов.
- Рене! Мы не виделись пятнадцать лет! - идя навстречу Декарту,
протянул руку Ферма.
- Вы немало преуспели, почтенный метр! Потолстели! Обзавелись семьей?
- Да, пока трое детей. Старшего, Самуэля, привез в Париж учиться.
- Пусть учится, становится ученым и не допускает ошибок, подобных
отцовским.
- Что вы имеете в виду, Рене?
- Я сообщу свои соображения не только вам, но и всем присутствующим.
Немного озадаченный такой встречей, Ферма отошел, но ему пришлось
сразу же вернуться, потому что аббат Мерсенн попросил его поделиться с
гостями монастыря своими новыми открытиями в области математики.
Декарт устроился на краю скамьи, отставив в сторону огромную ногу в
ботфорте, и презрительно фыркал, покручивая свой офицерский ус.
Рядом с ним сидел бледный юноша лет девятнадцати - Блез Паскаль,
странно выглядевший среди почтенных собратьев по науке, каждый из которых
занимал заметное место в обществе - кто юрист, как Ферма, кто офицер, как
Декарт, или монах, подобно Мерсенну.
Пьер Ферма говорил по-латыни изысканно и почтительно, но, касаясь
математики, с неуловимым чувством превосходства, чего сам не замечал,
будучи человеком скромным и добродушным:
- Мне привелось вести в Тулонском парламенте дело крестьян против
герцога Анжуйского. Спор касался денежной компенсации за перешедшие к
герцогу земли после спрямления им извилистой линии границ земельных
угодий. Подсчитать утраченные крестьянами площади, ограниченные прежде
неправильными кривыми, никто не умел, приблизительные же подсчеты герцог
отвергал как заведомо неверные, в результате крестьяне остались и без
земли, и без денег за нее, а судейское дело зашло в тупик. Я предложил
любую извилистую линию разбивать на отрезки, которые практически точно
являются кривыми второго порядка: либо частями эллипса, либо параболы,
либо гиперболы, то есть сечениями двух соприкасающихся вершинами конусов,
с раструбами, уходящими в бесконечность.
- Бесконечность! - воскликнул юный Блез Паскаль, длинные светлые
волосы которого обрамляли узкое бледное лицо с горящими глазами. - Как это
страшно!
- Не более страшно, чем любая другая величина, выраженная числом, - с
улыбкой сказал Ферма.
- Но ее нельзя представить! - возразил Блез Паскаль.
- Нет, почему же? Эта величина вполне реальна. Она бесконечна, но не
беспредельна. Пересеките один из конусов, о которых я говорил, плоскостью,
перпендикулярной их оси.
- Будет круг! - нашелся Блез Паскаль.
- Теперь, если начать поворачивать эту плоскость, мой друг, что вы
получите в сечении?
- Разумеется, эллипс.
- А если повернуть плоскость еще больше, приближаясь к положению,
параллельному образующей? Останется ли эллипс эллипсом?
- Конечно! - откликнулось сразу несколько голосов.
- Только большая ось эллипса так удлинится, что ее конца и видно не
будет, - заметил старший из Паскалей - Этьен.
- Она может стать сколь угодно длинной, не правда ли? А если
плоскость станет параллельной образующей конусов и уже нигде не пересечет
конуса, куда денется конец нашего удлиненного эллипса? - с присущей ему
манерой задавать загадки спросил Ферма.
- Он превратится в параболу! - обрадованно воскликнул Блез Паскаль.
- Браво, юноша! - восхитился Ферма. - Эрго - эллипс с бесконечно
длинной большой осью не что иное, как парабола. Теперь продолжим дальше
поворот нашей секущей плоскости, чтобы она уже не стала параллельной
образующей и снова пересекла, но теперь уже не только верхний, но и нижний
конус. Что произойдет на чертеже? Конец большой оси вместе с малым овалом
эллипса вернется к нам, но уже с другой стороны, как бы обогнув немыслимо
огромный шар вселенной, радиус которого равен бесконечности.
- Это же будет гипербола, сударь! - снова нашелся Блез Паскаль.
- Верно, юноша, гипербола, которая станет равнобокой, если секущая
плоскость будет параллельна оси конусов.
- И вы считаете, метр, бесконечность реальной? - на великолепной
латыни спросил Омар Торричелли.
- Безусловно, - не задумываясь, ответил Ферма.
- Вот вам еще одно доказательство существования господа бога! -
вставил Декарт. - Не к этому ли я призывал и попов и ученых?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.