read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Кинуин улыбнулась, прекрасная и ужасная.
- Я предполагала, что ты придешь, - ответила она. - И ждала. Если бы ты не пришел, я бы сама пришла за тобой, перед тем как ты уйдешь. Я дала тебе больше, чем намеревалась, вместе с этим Рогом. - А потом прибавила более мягким тоном: - В том, что ты сказал, есть доля истины, Дейвор, Носитель Топора. Он должен снова быть спрятан и подождать более подходящего случая через много лет. Через много-много лет.
- Без него мы погибли бы у Андеин, - тихо произнес Дейв. - Разве это не свидетельствует о том, что этот случай тоже был подходящим?
Она снова улыбнулась, загадочная, своенравная. И сказала:
- Ты стал умнее с тех пор, как мы встречались. Возможно, мне будет жаль отпустить тебя.
На это ему нечего было ответить. Он протянул ей Рог, и она взяла его из руки Дейва. Ее пальцы коснулись его ладони, и тогда он все же задрожал от благоговения и воспоминаний.
Она рассмеялась, низким, горловым смехом.
Дейв почувствовал, что краснеет. Но ему надо было задать еще один вопрос, несмотря на ее смех. Через мгновение он спросил:
- Не будешь ли ты также сожалеть, если я останусь? Я уже давно пытаюсь принять решение. Мне кажется, я готов вернуться домой, но другая часть меня приходит в отчаяние при мысли об отъезде. - Он произнес эти слова как можно осторожнее, с большим достоинством, чем он в себе подозревал.
Она не рассмеялась. Богиня посмотрела на него странным взглядом, одновременно холодным и печальным. И покачала головой.
- Дейв Мартынюк, - сказала она, - ты стал мудрее с той ночи в роще Фалинн. Я думала, ты знаешь ответ на этот вопрос без моей подсказки. Ты не можешь остаться, и тебе следовало знать, что ты не можешь этого сделать.
Что-то возникло перед мысленным взором Дейва: образ, еще одно воспоминание. Как раз перед тем, как она снова заговорила, за полсекунды до того, как она ему сказала, он понял.
- Что я сказала тебе в ту ночь у пруда? - спросила она, и ее голос был прохладным и мягким, как сотканный шелк.
Он знал. Наверное, это скрывалось где-то в его подсознании все это время.
"Ни один человек из Фьонавара не может увидеть охоту Кинуин".
Вот что она тогда сказала. А он видел ее охоту. Он увидел, как она поразила оленя у залитого лунным светом пруда, и увидел, как олень встал после смерти, и как склонил голову перед Охотницей, и ушел обратно в лес.
"Ни один человек из Фьонавара..." Теперь Дейв знал решение своей дилеммы: существовал всегда только один ответ.
Он отправится домой. Так пожелала Богиня. Только покинув Фьонавар, он может сохранить свою жизнь, только уехав, он может позволить ей не убивать его за то, что он видел.
Он ощутил в душе один острый укол боли, а затем боль прошла, оставив печаль, которую он всегда будет носить в себе, но и глубокую уверенность, что так и должно быть, потому что по-другому быть не могло. Если бы он не был пришельцем из другого мира, Кинуин не могла бы оставить его в живых; она не могла бы дать ему этот Рог. Богиня, как понял Дейв в мгновенном озарении, тоже по-своему попала в ловушку своей природы, того, что она проповедовала.
И поэтому он должен уйти. Решать больше было нечего, все решено давным-давно, и эту истину он знал все время. Он еще раз вздохнул, глубоко и медленно. В лесу было очень тихо. Ни одна птица не пела.
Тогда он вспомнил еще кое-что и сказал:
- Я поклялся тебе той ночью в тот первый раз, что заплачу ту цену, которую нужно заплатить. Если ты сочтешь ее таковой, то мой отъезд, возможно, станет этой платой.
Она снова улыбнулась, на этот раз по-доброму.
- Я сочту ее таковой, - ответила богиня. - И никакой другой цены не потребую. Помни обо мне.
Лицо ее засветилось. Он открыл рот, но обнаружил, что не может говорить. После его и ее слов до него окончательно дошло: он уходит отсюда. Все это теперь останется в прошлом. Так нужно. Воспоминания - это все, что он унесет с собой обратно и пронесет через остаток дней.
В последний раз он опустился на колени перед Лучницей Кинуин. Она стояла неподвижно, как статуя, и смотрела на него сверху. Он встал и повернулся, чтобы уйти из теней и пятен света между деревьями.
- Постой! - сказала Богиня.
Он обернулся испуганно, не зная, что теперь от него потребуют. Она молча долго смотрела на него прежде, чем заговорить.
- Скажи, Дейв Мартынюк, Дейвор, Носитель Топора, если бы тебе позволили дать имя твоему сыну во Фьонаваре, ребенку-андаину, какое имя носил бы твой сын?
Она была такой прекрасной. И теперь в его глазах блестели слезы, и ее образ дрожал и расплывался перед ним, и что-то сияло в его душе, подобно луне.
Он помнил: ночь на кургане у Селидона, к югу от реки Адеин. Под звездами вернувшейся весны он лежал с Богиней на свежей зеленой траве.
Он понял. И в то мгновение, перед тем, как он заговорил, чтобы выразить свою внутреннюю радость, что-то хлынуло в его душу, что-то более яркое, чем лунный свет в его сердце или даже сияние лица Кинуин. Он понял, и там, на опушке Пендаранского леса, Дейв наконец примирился с самим собой, с тем, чем он был прежде, со всей своей горечью, и с тем, чем он стал теперь.
- Богиня, - сказал он сквозь сжатое судорогой горло, - если бы такой ребенок родился и я бы мог дать ему имя, я бы назвал его Кевином. В честь моего друга.
В последний раз она улыбнулась ему.
- Так и будет, - сказала Кинуин.
Блеснула ослепительная вспышка, а затем он остался один. Он вернулся к своему коню и вскочил на Него, чтобы ехать обратно. Обратно в Парас Дерваль, а потом дальше, гораздо дальше, домой.

* * *

Пол проводил дни и ночи в эту последнюю неделю в прощаниях. Казалось, что в отличие от Дейва, и даже Ким, он ни к кому сильно не привязался здесь, во Фьонаваре. Отчасти в этом был повинен его характер, в первую очередь то, что подвигло его совершить этот переход. Но более глубоко это было связано с тем, что произошло с ним на Древе Жизни, сделало его не таким, как все, способным говорить с Богами и заставить их подчиняться ему. Даже здесь, в конце, после завершения войны, его путь был одиноким.
С другой стороны, все же были люди, которым он не безразличен и которые будут скучать без него. Он старался проводить с каждым из них как можно больше времени в эти последние дни.
Однажды утром он пошел в одиночестве к знакомой лавке, в конце Энвил-Лейн, возле зеленой лужайки, на которой дети Парас Дерваля снова играли, хотя и не в та'киену. Он очень хорошо помнил дверь в лавку, хотя его воспоминания были связаны с ночью и зимой. В первый раз Дженнифер заставила его привести ее сюда в ту ночь, когда родился Дариен. А затем в другую ночь, после того, как Ким послала его назад во Фьонавар из Стоунхенджа, он вышел без пальто, но не чувствуя зимнего ветра, из жаркого зала "Черного кабана", где погибла женщина, чтобы спасти ему жизнь, и путь привел его сюда, и он увидел распахнутую ветром, незапертую дверь и снег, наметенный на полу в лавке.
И пустую колыбель, качающуюся в холодной комнате наверху. Он все еще помнил тот ужас, который охватил его в тот момент.
Но сейчас стояло лето, и ужас исчез: его уничтожил в самом конце тот ребенок, который родился в этом доме, который лежал в той колыбели. Пол вошел в лавку. В ней толпилось много людей, потому что был праздник, и Парас Дерваль кипел от многочисленных гостей. Ваэ узнала его сразу же, а потом и Шахар. Они оставили двух помощников разбираться с покупателями их шерстяных изделий и повели Пола наверх.
На самом деле он очень мало мог им сказать. На их лицах все еще виднелись следы горя, даже по прошествии стольких месяцев. Шахар оплакивал сына, который умер у него на руках. Но Ваэ, Пол это знал, горевала по обоим сыновьям, по Дари тоже, по голубоглазому мальчику, которого она и любила с самого момента его рождения. Интересно, подумал он, откуда Дженнифер так хорошо знала, кого просить вырастить ее ребенка и научить его любить.
Айлерон предлагал Шахару множество почетных должностей во дворце, но тихий ремесленник предпочел вернуться в свою лавку, к своей работе. Пол смотрел на них двоих и спрашивал себя, достаточно ли они молоды, чтобы родить еще одного ребенка. И смогут ли они найти в себе мужество пойти на это после всего, что случилось. Он надеялся, что смогут.
Он сказал им, что уезжает и что пришел проститься. Они немного поговорили ни о чем, съели пирог, испеченный Ваэ, но потом один из помощников пришел наверх спросить насчет цены отреза ткани, и Ша-хару пришлось спуститься в лавку. Пол и Ваэ пошли следом. В лавке она, смущаясь, подарила ему шарф для наступающей осени. Тут он понял, что понятия не имеет, какое время года теперь дома. Он взял шарф и поцеловал ее в щеку, а потом ушел.

На следующий день он поехал верхом на юго-запад вместе с новым герцогом Сереша. Ньявин погиб от руки ургаха у Андарьен. Новый герцог, скачущий верхом рядом с Полом, выглядел точно так же, как всегда, крупным и ловким, с каштановыми волосами, и его крючковатый перебитый нос все так же торчал на простодушном лице. Не меньше всего остального, что произошло после войны, Пола обрадовало то, что Айлерон назначил на этот пост Колла.
Это было спокойное путешествие. По характеру Колл всегда был мрачноватым. Эррон и Карде или буйный, задиристый Тегид умели вызвать смех, таящийся в нем. Эти трое и Дьярмуд, который когда-то взял мальчика-безотцовщину из Тарлиндела и сделал его своей правой рукой.
Часть их пути пролегала мимо городов, через которые они пронеслись яростным галопом так давно, вместе с Дьяром, во время того тайного путешествия, которое привело их в Катал через реку Саэрен.
После развилки, откуда дорога шла к Южной твердыне, они продолжали ехать на запад, по молчаливому согласию, и к началу вечера достигли возвышенности, откуда можно было издалека видеть стены Сереша и море за ними. Они остановились там, глядя вниз.
- Ты все еще его ненавидишь? - спросил Пол. Это были первые слова, произнесенные за долгое время. Он знал, что Колл понимает, о чем он спрашивает. "Я бы проклял его именем всех существующих Богов и Богинь", - сказал он Полу однажды поздней ночью, давным-давно, в темном коридоре дворца. И назвал Айлерона, которого считали тогда предателем.
Теперь большой человек медленно покачал головой.
- Я его лучше понимаю. И вижу, как много он страдал. - Он поколебался, потом очень тихо сказал: - Но мне до конца жизни будет недоставать его брата.
Пол понял. Он чувствовал то же самое по отношению к Кевину. Точно то же самое.
Больше никто из них ничего не сказал. Пол посмотрел вдаль, на запад, туда, где сверкало море под ярким солнцем. Под волнами сияли звезды. Он их видел раньше. В душе он попрощался с Лирананом, Богом, который называл его своим братом.
Колл взглянул на него. Пол кивнул, и они оба развернулись и поехали назад, в Парас Дерваль.

На следующий вечер после пира в зале - на этот раз подавали блюда Катала, приготовленные собственным шеф-поваром Шальхассана, - он оказался в "Черном кабане" вместе с Дейвом и Коллом и всеми воинами Южной твердыни, с теми, которые плавали с ним на "Придуин" к Кадер Седату.
Они много пили, и хозяин таверны отказался взять с кого-либо из людей Дьярмуда плату за эль. Тегид из Родена, который не мог позволить себе упустить возможность воспользоваться подобной щедростью, опустошил десять огромных кружек для начала, а затем всю ночь набирал темп. Пол и сам слегка опьянел, что было необычно, и, вероятно, из-за своих воспоминаний не захотел уйти. Всю ночь в его ушах звучала "Песнь Рэчел" среди смеха и прощальных объятий.

Следующий день, предпоследний, он провел в доме магов в городе. Дейв был с дальри, но Ким на этот раз пошла с ним, и они провели несколько часов с Лорином, Мэттом, Тейрноном и Бараком, сидя в саду за домом.
Лорин Серебряный Плащ, уже не маг, теперь жил в Банир Лок в качестве главного советника короля гномов. Тейрнон и Барак были явно довольны, что эти двое остановились у них, пусть и ненадолго. Тейрнон весело суетился вокруг них в лучах солнца, следя за тем, чтобы бокалы были наполнены до краев.
- Скажите, - обратился несколько смущенно Барак к Лорину и Мэтту, - как вы думаете, вы не могли бы взять в обучение ученика на несколько месяцев в будущем году? Или вы к тому времени забудете все, что знали?
Мзтт бросил на него быстрый взгляд.
- У вас уже появился ученик? Хорошо, очень хорошо. Нам нужно еще двое или трое, по крайней мере.
- Нам? - поддразнил его Тейрнон.
Мэтт нахмурился.
- Трудно расставаться с привычками. А с некоторыми я надеюсь никогда не расставаться.
- И не нужно, - серьезно сказал Тейрнон. - Вы двое всегда будете членами Совета магов.
- Кто этот новый ученик? - спросил Лорин. - Мы его знаем?
Вместо ответа Тейрнон поднял взгляд на окно третьего этажа, выходящее в сад.
- Мальчик! - крикнул он, стараясь придать голосу строгость. - Надеюсь, ты занимаешься, а не прислушиваешься к доносящимся снизу сплетням!
Через секунду в открытом окне появилась голова с непокорными каштановыми волосами.
- Конечно, занимаюсь, - ответил Табор, - но, если честно, все это не слишком сложно.
Мэтт зарычал с шутливым неодобрением. Лорин, пытаясь нахмуриться, сурово рявкнул:
- Тейрнон, дай ему Книгу Абхара, и тогда поглядим, сочтет ли он учебу трудной!
Пол ухмыльнулся и услышал, как Ким рассмеялась от радости при виде улыбающегося им сверху Табора.
- Табор! - воскликнула она. - Когда это произошло?
- Два дня назад, - ответил мальчик. - Отец дал согласие после того, как Гиринт попросил меня в следующем году вернуться и научить его чему-нибудь новенькому.
Пол переглянулся с Лорином. В этом было истинное облегчение, обещание радости. Мальчик еще юн; кажется, он сможет исцелиться. Более того, Пол испытывал интуитивное ощущение правильности, даже необходимости нового пути Табора: какой конь на Равнине, каким бы он ни был быстрым, мог бы теперь удовлетворить того, кто скакал на создании Даны по небу?
Позже в тот день, возвращаясь обратно во дворец вместе с Ким, Пол узнал, что она тоже собирается вернуться домой. Они все еще ничего не знали о намерениях Дейва.

На следующее утро, последнее утро, Пол снова пришел к Древу Жизни.
Впервые он находился здесь один после тех трех ночей, когда висел на нем в качестве жертвы Богу. Он оставил коня на опушке леса Морнира, неподалеку от могилы Эйдин (хоть он и не подозревал об этом), куда Мэтт однажды утром привел Дженнифер.
Он шел среди деревьев по знакомой тропинке и видел, как утреннее солнце становится тусклым, и все явственнее ощущал с каждым шагом чье-то присутствие.
Со времени последней битвы у Андарьен, - когда он отказался от мести Галадану, хотя поклялся отомстить, и вместо этого направил свою силу на исцеление, на то, чтобы вызвать морские волны и покончить с горестным круговоротом жизни Артура, - с того вечера Пол не искал в себе присутствия Бога. В каком-то смысле он его избегал.
Но теперь он его снова ощутил. И когда он пришел туда, где деревья образовали двойной коридор, неуклонно ведущий его на поляну, к Древу, Пол понял, что Морнир всегда будет в нем. Он навсегда останется Пуйлом Дважды Рожденным, повелителем Древа Жизни, куда бы он ни отправился. Эта реальность стала частью его и будет таковой, пока он снова не умрет.
Думая об этом, он вышел на поляну и увидел Древо. Здесь было светло, так как над поляной можно было видеть небо, нежно-голубое, с редкими пушистыми облаками. Он вспомнил то белое жгучее солнце в бездонном небе.
Пол посмотрел на ствол и ветви. Они были такими же древними, как этот первый мир. И, взглянув вверх, он без удивления увидел в густой зеленой листве двух воронов, которые смотрели на него блестящими желтыми глазами. Было очень тихо. Гром не гремел. Только ощущалось глубоко в биении его сердца это постоянное присутствие Бога.
Тут Пол осознал, что от этого ему уже никогда по-настоящему не скрыться, даже если бы он захотел, а именно это он и пытался сделать в сладостные дни нынешнего лета.
Он не мог изменить того, каким он стал. Это не то, что приходит и уходит. Ему придется примириться с тем, что он отмечен и отделен от других. В каком-то смысле он всегда был таким. Углубленным в себя и одиноким, слишком одиноким: именно поэтому Рэчел его собиралась оставить в ту ночь, когда она погибла на шоссе под дождем.
Он был силой, братом Богов. Это так, и всегда будет так. Он подумал о Кернане и Галадане, о том, где они сейчас. Оба они поклонились ему.
Никто не сделал этого сейчас. И Морнир проявлял свое присутствие всего лишь биением пульса, не более. Казалось, Древо размышляло, глубоко погрузившись в землю, в паутину своих лет. Вороны молча наблюдали за ним. Он мог бы заставить их заговорить; теперь он знал, как это сделать. Он мог бы даже заставить зашелестеть листья Древа, словно под грозовым ветром, и со временем, если бы очень постарался, мог бы вызвать удар божьего грома. Здесь было место его наибольшей силы.
Но он ничего этого не сделал. Не за этим он сюда пришел. Только повидать это место в последний раз и подтвердить для себя то, что уже получило подтверждение. В тишине он шагнул вперед и положил ладонь на ствол Летнего Древа. Он ощутил его как продолжение самого себя. Пол убрал руку, повернулся и покинул поляну. И услышал, как над его головой пролетели вороны. Он знал, что они вернутся.

И после этого осталось одно, последнее прощание. Он все откладывал его, отчасти потому, что даже теперь предвидел нелегкий разговор. С другой стороны, у них, несмотря на всю хрупкость отношений, было много общих переживаний с тех пор, как она сняла его с Древа, а потом приняла его кровь как жертву Богини-матери в Храме, оцарапав лицо.
Он вернулся к своему коню и поехал назад в Парас Дерваль, а затем на восток, через многолюдный город, к Святилищу, прощаться с Джаэль.
Пол дернул за веревку колокола у арки входа. Внутри Храма раздался звон. Через минуту двери открылись, и выглянула жрица в серой одежде, мигая от яркого света. Потом узнала его и улыбнулась.
Это было одно из новых явлений в Бреннине, в определенном смысле столь же мощный символ восстановленной гармонии, каким станет совместное выступление Джаэль и Тейрнона сегодня вечером, когда они отправят их домой.
- Привет, Шил, - сказал он. Он помнил ее с той самой ночи, когда пришел сюда после рождения Дариена просить помощи. Тогда они преградили ему путь, требуя крови.
Но не теперь. Шил вспыхнула от удовольствия, что ее узнали. И жестом пригласила его войти.
- Я знаю, что ты уже давал кровь, - сказала она почти извиняющимся тоном.
- Я сделаю это еще раз, если хочешь, - мягко произнес Пол.
Она энергично замотала головой и послала служительницу бегом по изогнутым коридорам на поиски Верховной жрицы. Терпеливо ожидая, Пол смотрел мимо Шил направо. Ему были видны зал под куполом и алтарный камень с топором.
Служительница вернулась, а с ней Джаэль. Он думал, что его заставят ждать, проводят, но она редко поступала в соответствии с его ожиданиями.
- Пуйл, - сказала она. - Я гадала, придешь ли ты. - Голос ее звучал спокойно. - Выпьешь бокал вина?
Он кивнул и пошел следом за ней по коридору в комнату, которую помнил. Она отпустила служительницу и закрыла дверь. Подошла к шкафчику и налила им обоим вина, движения ее были быстрыми и безразличными.
Она подала ему бокал и опустилась на груду подушек на полу. Он сел на стул у двери. Пол смотрел на нее, на фигуру в красном и белом. Огни Даны и белый цвет полной луны. Ее волосы удерживал серебряный обруч; он помнил, как поднял его с земли на равнине у Андарьен. Помнил, как Джаэль бежала туда, где лежал Финн.
- Значит, сегодня вечером? - спросила она и отпила глоток вина.
- Если пожелаешь, - ответил он. - Есть затруднения? Потому что, если...
- Нет-нет, - быстро возразила она. - Я просто спросила. Мы сделаем это во время восхода луны.
Они немного помолчали. Тишину нарушил тихий смех Пола.
- Мы и в самом деле ужасны, не так ли? - спросил он, грустно качая головой. - Никогда нам не удавались светские беседы.
Она обдумала его слова без улыбки, хотя его тон приглашал ее улыбнуться.
- В ту ночь у Анор Лизен, - сказала она. - Пока я не высказалась неудачно.
- Ты не виновата, - пробормотал он. - Просто власть и контроль были моим больным местом. Ты его нащупала.
- Этому нас учат. - Она улыбнулась. Но улыбка не была холодной, и он понял, что она немного издевается над собой.
- Я свою долю язвительности тоже внес, - признался Пол. - Одна из причин моего прихода - сказать тебе, что во многом это рефлекторно. Это моя самозащита. Я хотел попрощаться и сказать тебе, что... очень тебя уважаю. - Трудно было подбирать слова.
Она ничего не ответила, глядя на него ясными, блестящими зелеными глазами. Ну, подумал Пол, он это сказал. То, что пришел сказать. Он допил вино и встал. Она сделала то же самое.
- Мне надо идти, - сказал он, желая оказаться в другом месте прежде, чем кто-то из них скажет что-нибудь обидное и испортит даже это прощание. - Увидимся вечером, как я полагаю. - Он повернутся к двери.
- Пол, - позвала она. - Подожди.
Не Пуйл. Пол. Что-то дрогнуло в нем, как порыв ветра. Он снова обернулся.
Она не двигалась. Скрестила руки перед грудью, словно внезапно замерзла среди лета.
- Ты и правда собираешься меня покинуть? - спросила Джаэль таким напряженным голосом, что ему потребовалась целая секунда, чтобы убедиться, что он не ослышался.
И он убедился, и в то же мгновение мир покачнулся и зашатался в нем и вокруг него, и все изменилось. Что-то взорвалось в его груди, будто рухнула плотина, которая так долго сдерживала желание, что правда не могла пробиться в его сердце до самого последнего мгновения.
- Ох, любовь моя! - произнес он.
Казалось, комната озарилась светом. Он сделал один шаг, другой; потом она очутилась в кольце его рук, и невероятное пламя ее волос окутало их обоих. Он нашел ртом ее губы, поднятые навстречу его поцелую.
И в это мгновение к нему пришла наконец ясность. Все стало ясным. Он вырвался на свободу и побежал, с сильно бьющимся сердцем, под ясный стук молота в сердце. Теперь он был не повелителем Древа Жизни, а всего лишь смертным, которому долго отказывали, который долго отказывал сам себе, прикоснувшимся к любви и испытавшим ее прикосновение.
Она стала огнем и водой в его объятиях, она стала всем, чего он когда-либо желал. Ее пальцы сплелись у него на затылке, погрузились в волосы, притянули его голову вниз, к ее губам, и она снова и снова шептала его имя и плакала.
И так они слились наконец, дети Богини и Бога.
Они затихли среди разбросанных подушек, и она положила голову ему на грудь, и они долго молчали, а он перебирал пальцами рыжий водопад ее волос и вытирал ее слезы.
Наконец она переменила позу и положила голову к нему на колени, глядя на него снизу вверх. Она улыбалась совсем другой улыбкой, чем те, что он видел у нее прежде.
- Ты бы и правда мог уйти, - сказала она. Это не был вопрос.
Он кивнул, все еще словно в тумане, все еще дрожа и не веря в то, что с ним произошло.
- Мог бы, - признался он. - Я слишком боялся.
Она протянула руку и прикоснулась к его щеке.
- Боялся этого после всего, что ты сделал?
Он снова кивнул.
- Этого, может быть больше, чем всего остального. Когда? - спросил он. - Когда ты...
Ее глаза стали серьезными.
- Я влюбилась в тебя на берегу у Тарлиндела. Когда ты стоял в волнах и беседовал с Лирананом. Но я сопротивлялась, конечно, по многим причинам. Ты их знаешь. Мне не приходило это в голову до тех пор, пока ты не зашагал от Финна к Галадану.
Он закрыл глаза. Открыл. Почувствовал, как грусть затмила радость.
- Ты сможешь это сделать? - спросил он. - Тебе позволят? В твоем положении...
Она снова улыбнулась, и эту улыбку он знал. Такую улыбку он представлял себе на лице самой Даны: обращенную внутрь и загадочную.
- Я готова умереть, лишь бы получить тебя, но не думаю, что это понадобится.
Она аккуратно встала. Он тоже поднялся и увидел, как она подошла к двери и открыла ее. Она что-то шепнула служительнице в коридоре, а потом вернулась к нему, в ее глазах плясали огоньки.
Они ждали недолго. Дверь снова открылась, и вошла Лила.
Одетая в белое.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.