read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



избавит тебя от необходимости принимать решение.
- Не совсем так. Во-первых, еще немного, и ты бы догадалась. Во-вторых,
она торопила меня, чтобы я что-то предпринял.
- И все же, по-моему, говорить, что ее ?предали? - это уж слишком. Если
кого и предали, так меня. Но никто из вас, видно, не намерен принимать во
внимание, что и я имею право на чувства. Во время разговора с ней мне то и
дело приходилось напоминать себе, что виновата-то не я. Вы оба, видно,
считаете меня удивительно черствой - давно бы, мол, пора взять и сдохнуть.
- Ни Салли, ни я этого не считаем. Только, пожалуйста, не плачь. Ты же
героическая женщина. Салли так и сказала.
- А что она еще обо мне сказала?
- Сказала, что ты очень складно говоришь.
- В самом деле? Это смешно. Я же говорила совсем не складно. Точно
стреляла короткими очередями в разных направлениях.
- Она что-нибудь говорила о Ричарде?
- Почти ничего.
- А что она сказала про детей?
- Она, видимо, считает, что дети не играют во всей этой истории
существенной роли. Она считает, что они - лишь предлог, которым мы
пользуемся.
- Так она и сказала?
- Намекнула.
- А еще что было? - Эта его жажда слышать слова Салли казалась неутолимой
- бездонный колодец, который ей придется без устали наполнять.
- Дай подумать, - сказала Руфь. - Да. Ей очень хотелось знать, кто был
моим любовником, и она спросила, не Дэвид ли.
- Прости меня, солнышко, за то, что я проболтался. Но я подумал: пусть
узнает, это хоть как-то уравняет вас.
Руфь невольно рассмеялась, несмотря на слезы и вермут, представив себе
Джерри в роли рассудительного устроителя этого небольшого состязания двух
кобылиц.
- Что тут смешного?
- Ты смешной.
- Вовсе нет, - сказал он. - Я вполне разумный, приличный человек,
стремящийся никого не обидеть и одновременно принимающий участие в
бесконечных идиотских совещаниях, на которых пытаются установить, какого
оттенка серого цвета должен быть средний представитель третьего мира в этих
идиотских тридцатисекундных вонючих сериях! - Поскольку она никак не
реагировала на этот вопль души, он вдруг спросил:
- А это все-таки был Дэвид?
- Нет, это был не Дэвид Коллинз. Меня никогда не влекло к Дэвиду
Коллинзу. Я даже танцевать с ним не могу. И мне не нравится, что мой роман
превращают в забавную историю для всеобщего увеселения.
- Вовсе нет, солнышко. Все относятся к этому очень серьезно. Собственно,
я считаю твой роман тем катализатором, который всем нам необходим.
- А я считаю, что этот катализатор необходим прежде всего твоей подружке
для вполне дружеского шантажа.
- И откуда только у тебя такой макиавеллиевский ум? Что еще сказала
Салли? Она подписала этот контракт ?руки прочь?, который ты ей предложила?
- Ничего подобного. Она все твердила, что решать должна не она.
- А кто же - ты или я?
- Ты. Мужчина. Господи, эта женщина произносит слово ?мужчина?, точно
святее его в языке нет, меня чуть не стошнило.
- Да как же я могу решить? Я же далеко не все знаю. Не знаю, любишь ты
меня или нет; ты говоришь, что любишь, но я этого не чувствую. Возможно, на
самом деле ты как раз хочешь, чтобы я развелся с тобой, но молчишь из
вежливости. Может, это будет самым счастливым событием в твоей жизни.
- Сомневаюсь, - медленно проговорила Руфь, пытаясь представить себя
разведенной - одинокая, босая, седеющая.
А Джерри торопливо продолжал:
- Я не знаю - а вдруг у детей случится нервное расстройство. Я не знаю -
а вдруг Салли, заполучив меня, обнаружит, что я зануда. Иной раз я думаю,
что ее и тянет-то ко мне только потому, что она еще не заполучила меня.
Возможно, ей нравится лишь то, что недоступно. Возможно, все мы такие.
- Может быть, - сказала Руфь, не очень следившая за ходом его речи.
- Ну, а раз так, - заключил Джерри, как если бы она возражала, доказывая
обратное, - нелепо разбивать две семьи, которые еще более или менее
держатся, и портить жизнь полудюжине детей. С другой стороны, есть что-то,
связывающее меня с Салли. И что-то в известном смысле очень прочное.
- Я не желаю об этом слушать.
- Не желаешь? О'кей. Тогда скажи про себя. Как ты ко всему этому
относишься? Радуешься? Огорчаешься? Хочешь развода?
- Не радуюсь и не хочу развода.
- Ты огорчена.
- Подавлена. Тянет на вермут. Разговор, который у нас с ней был, только
сейчас начинает на меня действовать.
- Неужели это было так неприятно? А тебя не потрясла чистота у нее в
доме? И так всегда, когда бы ни пришел - днем или ночью. Кстати, она не
показалась тебе более умной, чем ты ожидала?
- Менее.
- Менее?
- Гораздо. Когда ты вернешься домой?
- Не знаю. В обычное время. Возможно, немного позже.
- Значит, поедешь к ней,
- О'кей? Ты не возражаешь?
- Возражаю.
Джерри явно удивился.
- Я думаю, так оно лучше будет. Судя по голосу, она в полном отчаянии.
- Если она тебя увидит, ей станет только тяжелее.
- Почему? Я же ей нравлюсь. При мне у нее всегда поднимается настроение.
- Ричард может оказаться дома.
- Тогда мы встретимся где-нибудь на пляже.
- Тучи собираются.
- Так всегда бывает около полудня, - сказал ей Джерри.
- Вы, конечно, переспите, - вырвалось у нее. Голос Джерри куда-то ушел,
стал одним из компонентов телефонной трубки, как металл и кристаллы.
- Не фиглярствуй, - сказал он. - Это уже в прошлом. Благодаря тебе.
Поздравляю. - И повесил трубку.
Она почувствовала себя отстраненной: она преступила границу дозволенного.
У этого таинства были свои законы - не менее запутанные, чем лестницы в
замке; она по ошибке постучалась в дверь комнаты, где лорд и леди возлежали
и предавались любви. И, стоя перед этой дверью, она чувствовала себя
маленькой, испуганной и пристыженной, отринутой и завороженной, как дитя.
Руфь только сейчас заметила, что пока левая рука ее держала трубку, правой
она вычерчивала на обороте конверта со счетом цепочку из квадратных звеньев.
Места пересечения квадратиков она заштриховала сообразно законам светотени,
хоть и была в смятении чувств. Она внимательно изучила абстрактный рисунок и
подумала: если Джерри ее бросит, она, быть может, в конце концов
действительно станет художницей.

***
День был жаркий, и дети шумно требовали, чтобы их везли на пляж. Они не
понимали, почему мать портит им этот день. В их воплях, казалось, слышался
затаенный страх. Но Руфь считала, что надо сидеть дома, надо быть на месте:
а вдруг что-то произойдет. Она не знала, что именно, но вбила себе в голову,
что может понадобиться Джерри. От этой его воображаемой нужды в ней у Руфи
буквально сосало под ложечкой. В положенное время Джоффри был уложен спать,
а двое старших убежали к соседям. Рады уйти от матери. Она села за пианино,
но музыка не завладела ею: барочные завитки Баха не сплетались в единую
мелодию. Руфь подошла к телефону и позвонила на работу Джерри: ей сказали,
что он уехал на весь день. Домой он вернулся только после пяти; она в это
время была наверху - зашла посмотреть на Джоффри. Ей показалось, что мальчик
неестественно долго спит; может, думала она, из-за того, что его опрокинула
эта ужасная собака Матиасов - как же ее зовут?..
Входная дверь хлопнула. Раздался голос Джерри, вот уже его шаги зазвучали
на нижних ступеньках лестницы. Руфь крикнула:
- Не поднимайся! - Когда она вошла в гостиную, он кружил среди мебели,
точно искал что-то, и курил. Дымящаяся сигарета в его руке показалась ей
чем-то непристойным, хотя прошло всего три месяца с тех пор, как он бросил
курить. - Зачем ты куришь? - спросила она.
- Я купил пачку по дороге домой, - сказал он. - Я ведь и курить-то
бросил, чтобы лучше чувствовать ее вкус. А теперь хочу подцепить рак.
- Что случилось?
Он расправил ковер ногой, выровнял несколько книг на полке.
- Ничего, - сказал он. - Ничего особенного. Она плакала. Я сказал, что
больше не приеду к ней, пока не буду свободен, а она сказала - да, этого она
и ждала. Я сказал, что иначе - нечестно. Она согласилась и поблагодарила
меня за то, что чувствует себя любимой. А я поблагодарил ее за то, что
чувствую себя любимым. Все бы ничего, но потом она начала плакать. - Он
глубоко, с надрывной драматичностью затянулся сигаретой и так впился в нее
губами, словно не собирался больше выпускать. - Господи, - произнес он. - Не
привык я к этому. Просто голова идет кругом. - Он остановился у столика и
поправил абажур на лампе. - Она сказала - она не ожидала, что я так быстро
сдамся тебе.
- А потом, я полагаю, ты заключил ее в объятия и попросил потерпеть всего
несколько дней, пока ты уговоришь эту старую калошу дать тебе развод.
- Нет, вовсе не так. Я этого не говорил. Жаль, что тебя там не было: ты
бы мне подсказала. Я вообще мало говорил. Одурел совсем. - Он снова глубоко
затянулся, сделал несколько неверных шагов и с такою силой плюхнулся в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.