read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



невинной, но она не смела на это надеяться. И все-таки однажды она сказала
султану:
- Ваш перстень только что спас жизнь Керсаэлю, - не сможет ли он
вернуть из ссылки Эгле? Но, конечно, это невозможно. Ведь пришлось бы для
этого спросить ее сокровище, а бедная затворница погибает от скуки за
двадцать четыре лье от нас...
- Вы очень интересуетесь судьбой Эгле? - спросил Мангогул.
- Да, государь, в особенности, если она невинна, - отвечала Мирзоза.
- Меньше чем через час вы получите новости о ней, - заявил Мангогул. -
Или вы позабыли о свойствах моего перстня?
Сказав это, он вышел в сад, повернул перстень, и не прошло и четверти
часа, как он очутился в парке замка, где жила Эгле. Там он увидал Эгле,
удрученную печалью; она опустила голову на руки, с нежностью произносила имя
своего супруга и орошала слезами дерн, на котором сидела. Мангогул
приблизился к ней, повернул камень, и сокровище Эгле грустно сказало:
- Я люблю Селеби.
Султан ждал продолжения, но его не было; он решил, что виновато кольцо,
и два или три раза потер его о шляпу, прежде чем снова направить на Эгле.
Сокровище повторяло:
- Я люблю Селеби, - и замолкло.
- Вот, - сказал султан, - подлинно скромное сокровище. Посмотрим-ка еще
раз и прижмем его к стенке.
Он придал кольцу всю силу, какую то было способно вместить, и направил
его на Эгле. Но ее сокровище оставалось немым. Оно упорно хранило молчание,
прерывая его лишь для того, чтобы сказать:
- Я люблю Селеби и никогда не любило никого другого.
Придя к определенному решению, Мангогул через пятнадцать минут вернулся
к Мирзозе.
- Как, государь, - воскликнула она, - вы уже вернулись? Ну, что же вы
узнали? Принесли ли вы новый материал для разговоров?
- Я ничего не принес, - ответил султан.
- Как! Ничего?
- Решительно ничего. Я никогда не встречал более молчаливого сокровища,
мне удалось вырвать у него лишь эти слова: "Я люблю Селеби; я люблю Селеби и
никогда не любило никого другого".
- О государь! - воскликнула Мирзоза. - Что вы мне говорите! Какая
счастливая новость! Вот, наконец, добродетельная женщина. Неужели же вы
потерпите, чтобы она страдала?
- Нет, - ответил Мангогул, - ее изгнание должно окончиться, но не
думаете ли вы, что это будет во вред ее добродетели? Эгле добродетельна, но
поймите, услада моего сердца, чего вы требуете от меня: вернуть ее ко двору,
чтобы она продолжала там быть добродетельной. Ну, что же, вы будете
удовлетворены.
Султан немедленно же вызвал Селеби и сказал ему, что, разобрав все
ходившие об Эгле слухи, нашел, что это сущая ложь и клевета, и приказывает
вернуть ее ко двору. Селеби повиновался и представил жену Мангогулу. Она
хотела броситься к ногам его высочества, но султан остановил ее, говоря:
- Мадам, благодарите Мирзозу. Ее расположение к вам побудило меня
проверить обвинения, которые возводились на вас. Продолжайте быть украшением
моего двора, но помните, что хорошенькая женщина может повредить своей
репутации неосторожностью не менее, чем похождениями.
На другой день Эгле снова появилась у Манимонбанды, которая встретила
ее с улыбкой. Петиметры начали засыпать ее пошлыми комплиментами, дамы
бросились ее обнимать и стали по-прежнему терзать ее имя.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ПРАВ ЛИ БЫЛ МАНГОГУЛ?
С тех пор как Мангогул получил роковой подарок Кукуфы, смешные стороны
и пороки женщин сделались постоянным предметом его шуток. Он не знал меры и
нередко надоедал фаворитке. Но скука вызывала у Мирзозы, так же, как у
многих других, два неприятных последствия: она приходила в дурное
настроение, и в словах ее появлялась горечь. Горе тем, кто к ней приближался
в эти минуты. Она не щадила никого, даже султана.
- Государь, - сказала она в один из дурных моментов, - вы знаете
пропасть всяких вещей, но известна ли вам последняя новость?
- Какая же? - спросил Мангогул.
- Что вы вызубриваете наизусть каждое утро по три страницы из
Брантома{505} или Увилля{505}, и неизвестно, кого из этих глубоких умов вы
предпочитаете.
- Это неверно, мадам, - возразил Мангогул. - Именно Кребийон...
- О, не отрекайтесь от чтения этих книг! - прервала его фаворитка. -
Новые сплетни, которые плетут про вас, до того противны, что лучше уже
подогревать старые. Право, у этого Брантома есть много хорошего. Если вы
прибавите к его рассказикам три или четыре главы из Бейля{506}, вы станете
так же умны, как маркиз Д...{506} и шевалье де-Муи{506}, вместе взятые. Это
сделает вашу беседу удивительно разнообразной. Вы отделаете как следует
женщин, вы обрушитесь на пагоды, от пагод вы снова вернетесь к женщинам. В
самом деле, вам не хватает лишь краткого руководства по нечестию, чтобы
стать вполне занимательным собеседником.
- Вы правы, мадам, - отвечал Мангогул, - я добуду такое руководство.
Тот, кто боится быть обманутым на этом и на том свете, не перестанет
сомневаться в могуществе пагод, в честности мужчин и в добродетели женщин.
- Итак, по-вашему, наша добродетель нечто весьма сомнительное? -
спросила Мирзоза.
- В высшей степени, - отвечал Мангогул.
- Государь, - сказала Мирзоза, - вы сотни раз утверждали, что ваши
министры - честнейшие люди в Конго. Я имела несчастье выслушать столько
похвал вашему сенешалу, губернаторам провинций, вашим секретарям, вашему
казначею, одним словом, всем вашим чиновникам, что могу повторить их вам
слово в слово. И меня удивляет, что высокое мнение, которое вы составили
себе обо всех приближенных, не распространяется лишь на предмет вашей
нежности.
- А кто вам сказал, что это так? - возразил султан. - Знайте же, мадам,
что все, что я говорю о женщинах, будь это правда или ложь, не имеет ни
малейшего отношения к вам, если только вы не почитаете себя
представительницей вашего пола в целом.
- Я не советую, сударыня, этого делать, - заметил Селим,
присутствовавший при разговоре. - От этого на вашу долю выпадут лишь
недостатки.
- Я не принимаю, - заявила Мирзоза, - комплиментов, которые расточают
мне за счет мне подобных. Если хотят меня хвалить, я желаю, чтобы это не
было никому во вред. Большинство высказываемых нам любезностей походят на
пышные празднества, которые паши дают вашему высочеству, - они всегда дорого
обходятся народу.
- Оставим это, - сказал Мангогул. - Но скажите по совести, разве вы не
убедились, что добродетель женщин Конго - химера? Разве вы не видите, услада
моего сердца, каково модное воспитание, какие примеры получают молодые
девушки от своих матерей; и разве не внушают хорошенькой женщине тот
предрассудок, что ограничить себя хозяйством, управлять домом и находиться
при муже, - значит вести унылую жизнь, погибать от скуки и похоронить себя
заживо? К тому же мужчины так предприимчивы, и молодая неопытная девушка
бывает так польщена, когда видит, что ею интересуются. Я не раз утверждал,
что добродетельные женщины встречаются редко, чрезвычайно редко; и теперь я
и не думаю отрекаться от своих слов и охотно прибавлю, что меня удивляет,
если они еще существуют. Спросите Селима, что он думает об этом.
- Государь, - возразила Мирзоза, - Селим слишком многим обязан нашему
полу, чтобы безжалостно его поносить.
- Мадам, - заговорил Селим, - его высочество, которому было невозможно
встретить отказ, естественно должен именно так судить о женщинах. А вы, со
свойственной вам добротой, судите о других по самой себе и, конечно, не
можете быть иного мнения, чем то, какое вы защищаете. Должен, однако,
признаться, я готов поверить, что есть рассудительные женщины, которым на
опыте известны преимущества добродетели и которые убедились путем
размышлений в печальных последствиях распущенности; это - благородные,
благовоспитанные женщины, которые поняли, в чем их долг, с любовью его
исполняют и никогда ему не изменят.
- Чтобы нам не вдаваться в пустые рассуждения, - прибавила фаворитка, -
возьмем хотя бы Эгле. Она весела, любезна, очаровательна, - и разве в то же
время она не образец благоразумия? Вы в этом не можете сомневаться,
государь, и вся Банза знает об этом из ваших уст. Итак, если мы знаем хоть
одну добродетельную женщину, значит, их могут быть и тысячи.
- О, что касается возможности, - сказал Мангогул, - я ее не оспариваю.
- Но если вы согласитесь, что такие женщины возможны, - продолжала
Мирзоза, - то кто сказал вам, что они не существуют?
- Не кто иной, как их сокровища, - отвечал султан. - Признаюсь, однако,
что это свидетельство не имеет силы вашего аргумента. Пусть я ослепну, если
вы не позаимствовали его от какого-нибудь брамина! Пусть позовут капеллана
Манимонбанды, и он скажет вам, что вы мне доказали существование
добродетельных женщин, вроде того, как доказывают существование Брамы в
браминологии. Скажите, между прочим, вы не проходили курса в высшей школе
браминов, прежде чем вступить в сераль?
- Довольно злых шуток, - сказала Мирзоза. - Я не делаю заключений на
основании одной возможности. Я исхожу из факта, из опыта.
- Да, - продолжал Мангогул, - из неточного факта, из единичного случая,
в то время как в моем распоряжении множество опытов, хорошо вам известных.
Но вы и так не в духе, я не хочу больше вам противоречить.
- Какое счастье! - заметила Мирзоза огорченным тоном. - Наконец-то



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.