read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и нерешительным.
В окнах нашей амбулатории, или "предбанника", как мы ее называли, было
уже темно, когда мы проходили мимо. Поляков, должно быть, лег спать. И
Венька постеснялся разбудить Полякова, хотя плечо у Веньки разболелось
так, что я думал, он в самом деле сойдет с ума.
Он метался всю ночь на узенькой своей кровати, бредил, скрежетал
зубами. То сердито, то жалобно и нежно звал Юльку, называл ее Юлией,
Юленькой. То вдруг открывал глаза и разумно спрашивал:
- Я кричу?
- Нет, что ты!
- Ну, тогда извини, пожалуйста. Спи. Нам рано вставать. Мне чего-то
такое приснилось. Ерунда какая-то...
И опять начинал бредить.
- Отойди! - кричал он кому-то. - А то я покажу тебе сейчас христианскую
мораль.
И ругался с такой свирепостью, что сразу разрушил нашу репутацию в
глазах богобоязненной нашей хозяйки.
- Никак, напились, - объяснила она за дверью соседке. - А были на
редкость смирные ребята. Несмотря что из уголовного розыска.
Во втором часу ночи я все-таки пошел и разбудил фельдшера Полякова.
Заспанный, сердитый, Поляков осмотрел Венькино плечо и развел руками.
- Что же я теперь могу поделать? Ведь я же не врач-хирург, я только
всего-навсего деревенский фельдшер. А это уже начинается, кажется,
заражение крови. Вам понятно, что такое заражение крови?
- Понятно, - сказал я. - Надо немедленно что-то делать...
- Делайте что хотите, а я отмываю руки, - пожал плечами Поляков. - Я
вам предлагал Гинзбурга?
- Ну, предлагали.
- А теперь Гинзбург уехал в Ощепково. И оттуда уедет прямо к себе. А я
отмываю руки. Это уж не по моей специальности.
Тогда я вынул из-под подушки кольт, положил его на стол и сказал
Полякову:
- Вот это вы видите, Роман Федорович? Если Венька умрет, я вас - даю
честное комсомольское - в живых не оставлю. Я вас тогда на краю земли
найду. И из земли выкопаю...
- На это вы только и способны, - презрительно вздохнул Поляков,
опасливо покосившись на кольт. - Ну хорошо, тогда я сейчас съезжу в
Ощепково. Может, я еще Гинзбурга найду. Хотя я, конечно, не ручаюсь.
Может, Гинзбург уже дальше проехал...
Веньку поместили в уездную больницу, которой заведовал родной брат
нашего Полякова - тоже фельдшер - Сергей Федорович. Такой же длинный и
сухощавый и такой же малограмотный, он, однако, отличался от своего брата
необыкновенной важностью.
- Здесь медицинское учреждение. Посторонних попрошу удалиться, - сказал
он сразу же, как Веньку уложили на койку против окна.
Посторонним был тут только я. Но я не мог удалиться, не хотел
удаляться. Я ждал, когда приедет Гинзбург.
У Веньки опять начался бред. Он, должно быть, вспоминал в бреду поездку
в Воеводский угол, на кого-то сердился, что-то искал под одеялом. Наверно,
пистолет искал. И вдруг ясно, неожиданно ясным голосом, позвал:
- Ну, Юля, подойди сюда! Ну, не бойся, подойди...
Мне было неприятно, что при этом присутствует заведующий больницей.
Чтобы отослать его, я спросил:
- У вас есть термометр?
- У нас все есть, уважаемый молодой человек, - сказал заведующий. - Но
посторонние, еще раз повторяю, должны удалиться. Мы будем обрабатывать
больного согласно нашим правилам...
- Вы не будете обрабатывать больного, - твердо сказал я. - Пусть сперва
приедет Гинзбург.
А Гинзбург все не приезжал.
Начался тоскливый, медленный рассвет.
На рассвете я разглядел, что окно, подле которого лежит Венька, выходит
прямо на погреб, украшенный большой, старинной, чуть поржавевшей по краям
вывеской с твердым знаком: "Для усопшихъ".
- Вы бы хоть вывеску убрали, - показал я заведующему. - Для чего эта
вывеска? Вы же сами знаете, где у вас хранятся усопшие...
- Мы-то знаем. А родственники? Тут же каждый день родственники забирают
усопших...
- Неужели каждый день?
- Каждый день. А как же вы хотели? Тут же больница, приемный покой...
Я не думал, что Венька вот сейчас умрет в больнице. Я знал, что Венька
сильный и обязательно выживет. Но я не хотел, чтобы он открыл глаза и
увидел своими глазами эту вывеску, которая хоть кому испортит настроение.
Я вышел во двор, залез на земляную кровлю погреба и сорвал вывеску.
Заведующий позвонил нашему начальнику. Он кричал с визгом и стоном в
телефонную трубку, что тут сотрудники уголовного розыска ужасно озоруют,
что, если сейчас начальник лично не прибудет сюда, они, эти сотрудники,
чего доброго, разнесут все лечебное учреждение.
Вскоре наш начальник прибыл в больницу. Он сердился, ругал меня,
грозился посадить под арест. И не за то, что я оторвал вывеску, а за то,
что вовремя не известил его о таком несчастье с Вениамином Малышевым.
От шума, поднятого сперва заведующим больницей, а затем нашим
начальником, не только проснулись все больные, но очнулся и Венька,
которому заведующий уже успел положить на голову резиновый мешочек со
льдом.
И на Веньку тоже напустился начальник.
- А ты что тут разлегся? - кричал он на него. - Где же ты раньше-то
был? Почему скрывал такое дело? Разве ты не знаешь, что ты от такого дела
можешь в любую минуту помереть?
- Ну уж, помереть... - тихо сказал Венька, стараясь приподняться в
присутствии начальника.
- Свободно можешь помереть, - подтвердил начальник. - Я даже знал
одного мужика, который вот так же от глупости своей помер.
Я понял, что напрасно оторвал вывеску.
Наш начальник кричал не только на меня и на Веньку, но и на заведующего
больницей, как будто он тоже ему подчиняется. Он оглядел всю больницу,
всех больных, нашел, что тут очень грязно и душно, велел проветрить
помещение и сам раскупорил и распахнул в коридоре окно.
В это время и прибыл доктор Гинзбург.
Очень шустрый старичок с черными внимательными глазами и острой
бородкой, он делал все так быстро, уверенно и ловко, что мне вдруг самому
захотелось стать доктором, и именно хирургом. "А кто знает, может, еще и
стану", - подумал я.
Доктор Гинзбург не просил удалиться посторонних. Он при нас раздел
Веньку, протер ему грудь и плечо спиртом, поудобнее усадил на кровати, для
надежности, привязал полотенцем, дал чего-то попить. И Венька даже ойкнуть
не успел, как доктор разрезал плечо и стал выдавливать ватой какую-то
гниль, чуть не погубившую Веньку.
Не только мне, но и нашему начальнику понравилось, как работает доктор
Гинзбург. Начальник поблагодарил его и сравнил эту работу с цирковой, что,
конечно, было наибольшей похвалой в устах нашего начальника. Но доктор
сказал, что это не бог весть какая сложная операция, что бывают операции
много сложнее, и похвалил Веньку за его спокойствие и железный организм.
- Организм такой, - сказал доктор, - рассчитан на добрую сотню лет.
Прекрасный молодой человек богатырского телосложения.
И нам это было особенно приятно, как будто он хвалил нас самих и все
наше учреждение, тем более что доктор произнес к тому же и уважительные
слова о нашей, как он выразился, общественно полезной и, в сущности,
чрезвычайно опасной деятельности.
Наверное, я думал, из уважения к Вениамину Малышеву доктор Гинзбург
задержался в Дударях еще на несколько дней. Он уехал, когда процесс
заживления раны пошел, по его словам, весьма активно. Но Веньке он
все-таки приказал лежать в больнице. И начальник строжайше подтвердил этот
докторский приказ.
Навещать Веньку приходили в больницу по очереди все сотрудники нашего
учреждения. И даже из других организаций приходили ребята.
Пришел и Саша Егоров с маслозавода. Он принес в подарок бутылку
кедрового масла и сказал, что уже окончательно расплевался теперь со своим
дядей и уезжает завтра к сестре.
Веньке вдруг почему-то стало жаль расставаться с этим Сашей, которого
он, правда, выручил из беды. Бутылку с кедровым маслом он не взял, сказал,
что ему харчей хватает, а масло посоветовал увезти сестре - оно там больше
пригодится, если у сестры, тем более, трое маленьких детей.
- Ты нам лучше напиши письмо, - попросил Венька Егорова. - Нам же
интересно будет, как ты там устроишься, как тебя встретит сестра, какую ты
найдешь работу.
- Работу я теперь, однако, не скоро найду, - погрустнел Егоров. - Вы
сами знаете, какая безработица. Но я все равно решил отсюда уехать.
Все-таки у меня там сестра.
Венька уже свободно ходил по всей больнице и по двору. Он проводил
Егорова до ворот, попрощался с ним и потом сказал мне:
- Вот посмотри, какой у меня характер привязчивый! Ну, кто мне этот
паренек? Я всего-то несколько раз его видел. А вдруг почему-то прикипел я
к нему. И мне жалко, что он уезжает...
Венька вернулся в палату и стал точить на ремне бритву, чтобы
побриться.
Один конец ремня он укрепил на гвоздике, вбитом в подоконник, другой
держал в зубах.
В это время пришел навестить его Васька Царицын, который ходил к нему в
больницу почти так же часто, как я.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.