read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Тетя! - закричала Данута в закрытое окно и забарабанила кулачком в
перчатке.
Эмилия увидела вас, прижала платок к глазам и, ускоряя шаг, двинулась
за вагоном. Мой отец, с палочкой в руке, седой, сутулый, однако же в
мундире, при боевых орденах и медалях, тоже засеменил за тетей.
Поодаль стоял урядник Павлов с десятком казаков. Фуражку он держал на
согнутой руке. Чисто выбритая голова его масляно блестела на солнце.

"4"
Такое любопытное событие - свадьба!
Чуть ли не весь Псебай собрался около недавно покрашенной, нарядной
церкви, когда наш поезд - вереница взятых внаем колясок и экипажей -
остановился перед папертью.
Приглушенный шорох пробежал над головами людей. Данута, в белом платье
и фате, прежде всего прошла вместе со мной к железной калиточке на кладбище,
где под каменной плитой лежали ее родители. Женщины сбились у ограды и
беззвучно плакали. Кто мог удержаться от слез, когда невеста опустилась на
колени перед могилой и взглядом пригласила меня? Данута плакала и шептала.
Может быть, просила благословения на этот важный шаг в своей жизни.
Мы положили цветы, постояли и пошли в церковь. Нас пригласили к аналою.
И после венчания, в окружении всех егерей Охоты и своих родных, мы
вышли на паперть, второй раз подошли к дорогой могиле. Отколов от своего
платья белую розу, Данута положила ее на камень.
Перед тем как сесть в экипаж, произошло событие, о котором нельзя не
упомянуть. Расталкивая толпу, к нам стали протискиваться два черкеса. Один
из них высоко над головой нес огромный букет. На всю жизнь запомнился мне
этот букет: пышные ярко-красные пионы, темно-зеленые листья и белые, будто
из стеарина, цветы рододендрона с желтой сердцевиной.
Приблизившись, черкес стал на одно колено и протянул необъятный букет
моей жене.
- От гаспадина Керима Улагая! - торжественно сказал он.
Улыбчивое лицо Дануты резко изменилось. Она отшатнулась от букета,
сделала шаг назад, как это делают, увидев змею. И тут же строго сказала:
- Андрей, брось его под ноги коням!
Повернувшись спиной к непрошеным дарителям и слегка приподняв платье,
по-королевски вошла в экипаж. Букет полетел на землю.
В толпе одобрительно загудели, я успел заметить, как егеря спокойно и
властно оттискивали дарителей подальше от нас. Кони тронулись. Мы поехали в
дом моих родителей. Почти всю дорогу оскорбленная Данута молчала и
презрительно щурила глаза. Только у дома сказала:
- Какая наглость!
- Понято и забыто, - быстро ответил я присказкой Саши Кухаревича.
Данута глянула на меня. Мы рассмеялись.
Есаул хотел омрачить нам памятный день. Не вышло.
Поезд из экипажей проехал улицей. Свадьба. Такое событие!..
На первое время мы поселились в большом доме тети Эмилии. И по
нескольку раз в день ходили в гости к моим родителям.
Пробежало несколько шумных, незабываемых дней. Жизнь как будто вошла в
нормальную колею. Для меня это была не просто жизнь, а какой-то удивительный
праздник. Когда я вставал по утрам, Данута уже встречала меня в неизменном
своем фартучке, деятельная, розовощекая, с засученными по-рабочему рукавами
кофточки. Какое-то олицетворение домовитости и труда. В доме тети, в доме
моих родителей все вдруг оказалось в ее руках, она все успевала сделать
прежде других, маме и тете Эмилии оставалось только дивиться той
хозяйственной ухватке, с которой Данута бралась за любое дело. Неизменно
радостное, возбужденно-светлое лицо ее как нельзя лучше говорило о том, что
такая жизнь доставляет ей немалое удовольствие.
В горы я не ездил, но с егерями встречался часто. Никита Иванович
обстоятельно рассказывал мне, какие дела в лесу. По мере того как календарь
отсчитывал дни до отъезда Дануты, я все более мрачнел. Вот уже осталось
десять, пять, потом три, два дня. Данута тоже мучилась, но старалась не
подавать виду, и лишь однажды, когда собирали белье в дорожную корзину, я
застал ее в слезах.
- Останься, женушка, - попросил я.
Она тряхнула головой, волосы скрыли лицо, а через минуту глаза ее
глядели на меня с ласковым укором:
- Как ты можешь, Андрюша! Разве я расстраивала тебя несбыточными
просьбами, когда ты уезжал? Вспомни. Сейчас мы с тобой просто поменялись
ролями, и надо быть мужественным, принять временную разлуку как должное.
Разве тебе не хочется иметь образованную жену, друга и помощника во всем,
что ты задумал и намерен делать?
- Далекие дисциплины...
- Ботаника? А чем питаются твои зубры? Изучать животных - значит
изучать их пищу. Ты - знаток леса и зверя. Я хочу знать все растения. И
прежде всего - Кавказа. Мы вместе будем разгадывать его бесчисленные тайны,
поможем горам оставаться вечно молодыми. Разве не так, если думать о
будущем? Да и расстаемся мы ненадолго. Шесть месяцев - и я приеду в отпуск.
И еще через полгода. А вдруг и ты приедешь ко мне, вдруг такая возможность?
Как я встречу тебя!..
День прощания наступил. Опять пыльная коляска и знакомая дорога, сперва
каменистая, с резкими звуками из-под колес, далее, по степи, мягкая,
укачивающая, дорога-разлучница через Лабинскую, Курганинскую, по пологим
холмам и западинам. Если оглянешься - за спиной горы; они уходят, их вершины
все туманнее, синей, пока совсем не сольются с небом.
Поезд подошел, втянул в себя мою Дануту, победно свистнул и умчался
вдаль по накатанным, горячим рельсам.
А я остался. В тоске и одиночестве.
И почти сразу, помогая мне избавиться от горечи разлуки, голову
захлестнули заботы и обязанности, которые я сам устанавливал для себя и сам
пытался выполнить.

Запись шестая
С егерями - к зубрам. Первые наблюдения.
Чертовы ворота. Логово опасного браконьера.
Нравы зубриного стада. Подозрительный Семен.

"1"
Зубры... Их надо изучить, понять. Это прежде всего. А понявши, все-все
делать для спокойной жизни стада и для сохранности его. Я раздумывал над
этим с таким внутренним ощущением, будто не приказ Ютнера исполняю, а свое
собственное, глубоко личное желание, рожденное ответственностью перед
родиной.
Зубров предстояло разыскать и понаблюдать. Для этого прежде всего
отправиться на Кишу, древнейшее их кавказское обиталище. И конечно, заехать
в Хамышки, взять с собой Телеусова, без которого поначалу я вряд ли добьюсь
чего-либо путного, пройти-проехать с ним по долине от устья реки к ее
истокам. Мы уже раньше договорились о встрече. Он ожидал меня.
Дом, где не слышался голос Дануты, казался пустым и осиротевшим. Я
перебрался к своим. Но и здесь не хватало именно ее. Мама ходила по комнатам
и вздыхала, подолгу стояла у шкафа, у окна с каким-нибудь платочком или
старыми перчатками невестки. Глаза у нее были печальные. Отец забирался в
угол на веранде и либо молчал, опустивши книгу на колени, либо едва слышно
насвистывал какой-нибудь старый марш. Когда в одну из таких минут я
остановился перед ним, он вздохнул и задумчиво-печально произнес:
- В доме, где нет маленьких детей, по углам заводятся черти. Боюсь, что
увижу их собственными глазами.
Ну что я мог ответить ему! Пока Данута учится, вряд ли в этом доме он
услышит топот маленьких ножек внука.
На следующий день я привел из конюшни своего Алана, особо тщательно
почистил его, проверил седло, оружие, снаряжение в сумах, сказал своим о
маршруте, и на другое утро конь уже вынес меня со двора.
Началась работа.
Ориентируясь по карте и памяти, я проехал тропой по северным склонам
Передового хребта, стараясь укоротить путь в междуречье Лабенка и Белой.
Грабовые, а больше дубовые леса стояли по сторонам в пышном летнем наряде.
На тропе лежала узорная лиственная тень, похожая на тонкие и теплые кружева.
С гор наносило запахи снега и цветущих лугов. Лесные поляны пестрели стадами
овец и бычков. У одного пастушьего костра я сделал привал, конь похрустел
сочной и сладкой травой.
Далее тропа привела к большой вырубке. Я поехал шагом. Квартал
спиленного леса выглядел неряшливым и заброшенным. Всюду валялись кучи
усохших веток, разбросанные вершинки, неубранные хлысты. Во мне заговорил
лесничий. Тому ли нас учили? Ведь это полнейшее забвение правил рубки,
разграбление леса без всякого загляда в будущее!
На краю вырубки притулилась неряшливая сторожка. Молодой казак зевал на
пороге, такой же грязный и забытый, как вся эта вырубка. Не слезая с коня, я
спросил его:
- Чей лес?
- Юртовый лес. Лабинский. А ты чей будешь?
Назвав себя, я спросил, кто смотрит за рубкой.
- А чего за ей смотреть? Не девка. - Казак почесал живот под рубахой. -
Казенный лесничий приехал, билет выписал, место отвел, обмыли это дело в
компании, а уж посля того сами хозява. Не впервой рубим, дело-то не хитрое.
- Хоть бы ветки пожгли!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.