read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"Почему же мы враждовали?! Что, кроме добра, могли нести они в Мир?!" - Хагена охватила внезапно паника. Да, ему нет прощения!
- Что хотите вы сказать перед тем, как отправитесь в небытие, смутьяны? - прогремел над головами Хедина, Хрофта и Ракота голос Ямбрена, могучий, словно рев ста тысяч ураганов. Его брат Ямерт молча шагнул вперед, вытянул руку перед собой ладонью вниз, и из напрягшихся пальцев вниз потекли дымные струйки пламени; достигая ступеней, они обращались в причудливо свитые каменные пряди. Через несколько мгновений у ног Молчаливого Бога замер клубок гранитных змей, золотые глаза их холодно смотрели на замершую дерзкую троицу.
- Намерены ли вы спасать Упорядоченное, о Боги? - хрипло прозвучал голос Хедина.
- Не твое дело. Маг, ~ последовал ответ. - Тебе ведь уже говорили это. И разве ты посол тех, кто населяет Упорядоченное, чтобы задавать здесь подобные вопросы? Трепещи, твоя судьба уже решена! Наш приговор вынесен.
- Что-то слишком много слов, о Боги! - зарычал Ракот, поднимая Черный Меч. - Сдается мне, вы решили бежать, как жалкие трусы, после того как Творец не соизволил дать ответы на ваши взывания! Сдается мне, вы решили бросить все Упорядоченное на съедение Неназываемому, надеясь спастись бегством! Что ж, бегите!
- Только дайте нам пройти к Источнику Урд, - подхватил Хедин. - Нам он нужен. Мы пришли сюда не воевать.
- Потрясающая наглость! - воздел сжатые кулаки Ямбрен. - Брат Ямерт, исполняй приговор.
- Погодите! - поспешно заговорил вдруг Хрофт. - Если мы приговорены - разве не в обычае всех Миров и народов исполнять последнее желание обреченных на смерть? Мы задали вам вопрос. Через несколько мгновений нас не станет. Неужто вы унизитесь до того, чтобы не ответить или солгать нам в эту минуту?
- Брат Яэт, исполняй приговор, - последовал ответ Ямбрена. Ялини поспешно отвернулась и закрыла лицо руками.
- К бою, друзья, - услыхал Хаген голос своего Учителя. - Прорываемся к Источнику! Прикройте меня!
Ямерт воздел кулак, обернувшийся клубом ослепительного огня. Это стало сигналом. Змеи Яэта многоцветными сверкающими лентами заскользили по ступеням к Хедину, Хрофту и Ракоту, вставшим плечом к плечу и выставившим клинки. Сверху донеслось хлопанье бесчисленных крыльев - с небес обрушились Крылатые Гиганты.
Боги не могли справиться с тремя дерзкими мятежниками одной своей силой, их собственной, только им присущей магией - не могли, скажем, приказать им исчезнуть, не могли отправить куда-нибудь в дальние Миры, где уже свирепствовал Неназываемый... Они ничего не могли противопоставить им, кроме одной лишь грубой силы. Примерно так же они расправились и с Ракотом, когда он штурмовал их обиталище, - сокрушили его армады своими собственными.
Под неестественно чистым небом Обетованного, среди роскошной зелени и дивных цветов, на черном мраморе лестницы, ведущей в покои Богов, разыгрывалась эта битва, и впервые за всю историю Упорядоченного в Цитадели Богов было обнажено оружие.
Сердце Хагена, казалось, сейчас вырвется из груди; он боялся моргнуть, пересохшие глаза уже жгло, однако он не мог оторвать взгляда от разворачивающейся перед ним картины. Хединсейский тан видел, как три клинка поднялись, встречая первый натиск Крылатых Стражей, как Черный Меч Ракота отразил нацеленный на него Исторгающий Жезл и ответным выпадом пронзил нападавшего насквозь. Хаген по собственному опыту знал, что воина Обетованного очень трудно убить, быть может, просто невозможно; неудачливый Крылатый Гигант рухнул на ступени, однако почти тотчас поднялся, вернувшись в бой.
Не прошло и мгновения, как туча бьющих воздух огромных крыльев, сплетения мощных полуобнаженных тел скрыли Учителя и двух его спутников; к месту схватки подоспели и каменные змеи Яэта, с ходу устремившиеся в самую гущу- Лишь яростное сверкание трех клинков, пробивавшееся сквозь кипение боя, говорило о том, что пытаются сделать трое посягнувших на покой Обетованного.
"Их сейчас сомнут, - пришла в голову Хедина страшная мысль. - Их сейчас сомнут, и это - конец всему".
Он готов был прозакладывать самого себя кому угодно за возможность оказаться сейчас в Цитадели Богов, чтобы умереть рядом со своим Учителем. Ему доводилось слышать о неверных Учениках, бросавших своих наставников в минуту опасности; для Хагена такие были всегда самыми презренными из всех живших или живущих. Сейчас пришел его черед доказать, что он слеплен из другого теста.
Схватка медленно продвигалась вверх и в сторону по широкой мраморной лестнице - шаг за шагом Хедин, Хрофт и Ракот пробивались куда-то вбок от одного из главных входов в палаты Богов. Битва была неравной - некоторые Крылатые Гиганты получали раны, однако быстро возвращались в бой, на мраморе оставалась лишь их тягучая липкая кровь странного темно-зеленого цвета. Каменные змеи Владыки Мертвых, похоже, были и вовсе неуязвимы, всего боевого умения Учителя и его товарищей хватало лишь на то, чтобы отражать их атаки.
Заклятье Видения следовало за теми, к кому оно было привязано; Молодые Боги постепенно выходили из поля зрения Хагена, однако прежде, чем совсем потерять их из виду, он заметил неприкрытое изумление на лице Ямбре-на, стоявшего впереди всех.
Это обнадеживало. Что-то нарушилось в безупречном плане Молодых Богов, что-то заставило события свернуть с предназначенной им торной дороги. Хедин и его друзья еще не победили, но уже и не проиграли в первые же мгновения, на что явно рассчитывали Молодые Боги.
Учитель Хагена не мог вести Хрофта и Ракота ни в какое иное место, кроме Источника Урд. Глядя со стороны на схватку, Хаген видел, что сражающиеся сошли с мраморной лестницы, обогнули угол грандиозного строения, ко входу в которое вели черные ступени.
"Продержитесь, Учитель, продержитесь!" - как заведенный, твердил про себя Хаген, всем своим существом устремляясь вдоль магического луга, что соединял сейчас заклинательный покой его Учителя и далекое Обетованное.
- Тан, очнись! Пробудись, мой тан! - чей-то властный голос ворвался в сознание. Видение погасло, тан обнаружил себя сидящим за рабочим столом Учителя, Сигрлинн что есть мочи трясла его за плечо, исчерпав, как видно, арсенал своих магических средств воздействия. В дверях тан заметил встревоженные лица Канута, Герде-ра и Фроди.
- Тан, к острову приближается чужой флот! - выпалил великан. - Их заметили эти... слуги Восставшего Мага, кракены, и передали весть драконам, а уж от них узнали и мы. Они уже подле самого входа в гавань!
- Катапульты? Баллисты? Панцирники Первого Бастиона? - посыпались отрывистые вопросы Хагена, мигом превратившегося в распорядительного полководца. Сейчас не так уж важно, кто на сей раз намеревается штурмовать Хединсей и каковы их силы. Нужно было приготовиться к отпору.
И тан получал ответы, что катапульты уже заряжены каменными ядрами, в баллисты заложены окованные металлом остроконечные бревна, панцирники Первого Бастиона, расположенного ближе всех к гавани, уже выдвигаются к пирсам, лучники и арбалетчики занимают позиции в самом Бастионе, точнее, в том, что от него осталось после первого штурма острова, когда стены сильно пострадали от жидкого огня с атаковавших Хединсей судов.
Тан отдал и другие необходимые приказы, торопясь перегруппировать силы, чтобы подготовиться к худшему. Он заставил себя не думать об Учителе - кто бы ни шел к его владениям, он наверняка не упустил бы случая захватить и уничтожить Талисман Хедина, и тогда... Хаген содрогнулся.
Сигрлинн подняла к нему бледное от напряжения лицо.
- Ты можешь что-нибудь сказать мне о них, волшебница? - спросил ее Хаген, облачаясь в доспехи при помощи двух оруженосцев, появившихся вместе с его тысячниками.
- Это не волшебные существа и не рати иных Миров. - Ее голос был полон тревоги. - Я не чувствую в тех, кто приближается сейчас к нам, вообще никакой магии! Похоже, это просто люди. Быть может, тот же Видрир.
- Если люди - с ними справимся, - медленно произнес тан, поворачиваясь и знаком отсылая слуг. - Кто может решиться сейчас штурмовать Хединсей? Какие-то прихвостни Мерлина? Или кто-то из Замка Всех Древних?
- Ты можешь мне не верить, - глухо ответила Сигрлинн, накручивая прядь волос дрожащими пальцами. - Но, если бы над ними была рука Мерлина или кого-то еще из Магов, я бы уже знала об этом. У меня свои способы. Хотя... постой... я чувствую нечто знакомое... Превеликая Тьма! - Последние слова были отчаянным воплем. - Они здесь!.. - Она упала в кресло, закрыв глаза правой ладонью, левая рука бессильно свесилась на пол.
- В чем дело, спали меня Ямерт? - забывшись, Хаген схватил волшебницу за тонкое плечо.
- Там, позади войска... там мои Ученицы... вы зовете их Ночными Всадницами, - простонала Сигрлинн. - Они идут сюда!
- Ну и что из того? Это ж твои Ученицы!
- Они... они уже не мои. Что-то случилось с ними... кто-то управляет ими, дергает за веревочки, точно ярмарочный кукольник... Они безумны, а у одной из них - Ог-неносная Чаша!
- А, та самая, из-за которой нам пришлось хлебнуть с Хрофтом горя подле Источника Мимира?! И она идет сюда - и ты не сможешь ее остановить?!
Сигрлинн кивнула, не отрывая ладони от глаз.
- Хорошо. - Хаген сделал глубокий вдох. - Насколько я понимаю, ты бы хотела попросить, чтобы их, по возможности, не убивали, пока тебе не удастся снять с них чары?
Сигрлинн вновь молча кивнула.
- Я исполню твою просьбу, волшебница, - ответил Хаген, опоясываясь мечом и направляясь к двери. - Если им суждено погибнуть сегодня, то не раньше, чем погибну я сам. Если захочешь и сможешь помочь нам - милости прошу. Ты найдешь меня на Первом Бастионе.
Крепость быстро подготовилась к отпору. Хаген шел уже опустевшими коридорами и переходами - дружинники разошлись по местам. У выхода из Главной Башни на двор его встретила небольшая группа тысячников и приближенных. Среди них были Фроди, Гудмунд, излечившийся от беспамятства, вызванного страшным видением на Авалоне, и предводитель гоблинов бесстрашный Орк.
Хаген отдал последние краткие распоряжения. Кому выдвинуться в первую линию, кому - во вторую, кому остаться в запасе. Лица его бывалых сподвижников были спокойны: Хединсей выдерживал штурмы пострашнее этих, так что ничего, справимся, наверняка думали они. Хаген мог лишь мельком пожалеть, что Падший Маг, уходя, не передал ему власти над Детьми Тьмы - кракены и левиафаны сейчас могли бы ох как пригодиться!.. Кстати, то, что они не вмешиваются, не атакуют врага сами, говорило о том, что там или нет слуг Молодых Богов, или силы их столь незначительны, что воинство Тьмы просто не обратило на них внимания. "Что ж, посмотрим, кто соизволил пожаловать к нам в гости", - подумал Хаген, поднимаясь на Первый Бастион.
Его взору открылась темная гавань, скупо освещенная луной; огни в сторожевых башнях подле вынесенных в море молов были потушены, и Хаген знал, что сейчас тяжелый барабан со скрипом наматывает на себя толстую цепь, что перегораживала вход в гавань. Рядом с ним возле бойниц стояли его тысячники и вестовые, ожидавшие приказов; внизу развертывались последние сотни панцирни-ков, готовые встретить неведомого пока врага непробиваемой стеной щитов.
Шли минуты, неприятельский флот не показывался. Устав ждать, Хаген сотворил Заклятье Ночного Видения. .
Мир странно изменился, его словно бы залило ровное серое свечение, и в его лучах Хаген увидел вдали небольшую кучку разномастных кораблей. Сперва тан решил, что волшебство подвело его - он не мог поверить, что кто-то решил штурмовать неприступную крепость Хединсея со столь малыми силами.
Действительно, ныне к стенам цитадели двигалось лишь три-четыре десятка неуклюжих пузатых купеческих посудин, с трудом нацеливавшихся на узкое горло гавани. Магия помогла Хагену увидеть старые латаные паруса, разномастные весла неодинаковой длины, поднимавшиеся недружно, вразнобой, что совершенно не походило на четкую работу гребцов военных кораблей. Тан невольно вспомнил ровные ряды эльфийского флота, единое, могучее движение судов, первыми атаковавших остров. По сравнению с ними те, кто наступал ныне, казались жалкой кучкой наглецов.
- Может, они решили, что тут не осталось никого живого, и идут обдирать мертвых? - предположил Канут. - Может, это мародеры?
- Что-то слишком самоуверенные мародеры, - не согласился с ним Гердер.
- Помолчите! - поднял руку Хаген. Говор тотчас стих.
Тан потянулся вперед всем доступным ему магическим чувством, пытаясь определить, кто предводительствует атакующими. Его взгляд впился в изношенную обшивку головного судна, место коему было в лучшем случае на корабельном кладбище, а в худшем - на дне морском;
палуба его была пуста, лишь у громадного рулевого колеса стояла одинокая человеческая фигура.
И тут магическое искусство Ученика Хедина дало сбой. Как он ни старался, но разглядеть лицо этого человека на палубе он так и не смог. Что-то более сильное, чем взятые у Учителя заклинания, пусть даже и дополненные плодами его собственных изысканий, противостояло ему на сей раз. Словно нож от стального доспеха, заклятья Хагена отскочили от серой завесы, что на миг окутала загадочного рулевого...
- К бою, - коротко приказал тан. Магия магией, но исход все равно решат мечи. Как бы то ни было, он должен продержаться... пока Учитель не возьмет верх там, в Обетованном, и не остановит Неназываемого.
Корабли противника приближались медленно и неуверенно, с трудом ловя парусами попутный ветер. Их было совсем немного, они могли поднять не больше четырех-пяти тысяч воинов - вдвое меньше того, чем располагал Хаген, однако тан решил не рисковать. Когда "купцы" пересекли невидимую черту досягаемости крепостных метательных машин, он дал приказ открыть стрельбу.
Многие катапульты и баллисты сгорели, вышли из строя во время прошлых штурмов, но и оставшихся, по расчетам Хагена, было достаточно, чтобы в несколько минут пустить на дно весь этот жалкий флот.
Длинные лапы катапульт ударились в упоры, первые каменные ядра взлетели в воздух. Как во время первого приступа, били по давно пристрелянным ориентирам;
вражеским судам было не развернуться в узком горле гавани, невольно они сбились в кучу, представляя собой удобнейшую мишень.
Однако первый залп весь пропал даром. Камни вздымали высокие столбы воды, расщепляли весла, царапали борта - но ни один не попал, как положено, в палубу. Хаген сдвинул брови и грозно взглянул на старшего мастера - начальника над метательными машинами. Тот лишь недоуменно развел руками.
Впустую вспенил воду и второй залп. Старший мастер бегом бросился к площадкам, где стояли катапульты.
- Постарайся в третий раз не промахнуться, - крикнул ему вдогонку тан, сам не понимавший, что происходит. Отраг был отличным механиком, его машины всегда превосходно стреляли и отличались завидной меткостью. Эти промахи вряд ли могли быть чистой случайностью.
Все-таки тан дождался безрезультатного третьего залпа и лишь после этого начал действовать, без особого труда обнаружив странную систему Охранных Заклинаний, защищавших корабли противника. Сплетенная ими серая сеть отклоняла безупречно нацеленные каменные ядра, бесполезно падавшие после этого в воду. Хагену противостоял сильный колдун. По крайней мере, не слабее Мак-рана и Эстери - те до столь простой вещи не додумались, когда гнали своих воинов на штурм острова... Может, не додумались, а может, и просто сил не хватило.
"Кто же это может быть?" - терялся в догадках тан. Ему казалось, он знает наперечет всех мало-мальски сильных чародеев из рода Смертных в Восточном Хьёрварде;
неужели пожаловали гости из отдаленных краев? Но с чего бы? Да и как бы успели они собрать силы, переплыть море? Нет, это кто-то из здешних... может, Видрир со жрецами? Вряд ли, те бы не приплыли на таких развалинах.
Несколькими быстрыми пассами Хаген прощупал прочность неприятельской колдовской защиты, она оказалась сплетенной странным образом, с нарушением всех канонов - не использовала силы обращения Мира вокруг наложившего заклинание, была лишена классических закрепляющих связок. Казалось, она черпает силу из всего, что окружает ее, даже из падающих камней, отражать которые и было ее задачей. Хаген не встречал никогда ничего подобного.
Однако если его катапульты и баллисты и дальше будут лишь засорять дно гавани своими снарядами, то этак можно довести дело и до рукопашной. "С ними пора кончать", - сказал себе Хаген, и прежде, чем мысль о дальнейших действиях сумела обрести в его сознании четкие контуры, он вложил все силы в верное, как смерть, Огненное Заклятье.
Оно не подводило его нигде и никогда. Оно выручило его в пещере Нифльхеля, оно принесло ему победу над жрецами в Храме Ямерта, оно могло одолеть и сильное магическое противодействие - однако на сей раз оказалось бесполезным.
Яркое пламя на миг озарило угрюмые прибрежные утесы, отразилось в черной воде, стали ясно видны корабли нападавших: они уже вплотную подошли к цепи, что перегораживала под водой вход в гавань. Хаген не промахнулся. Удар был нацелен точно в то место, где сгрудились вражеские суда, языки огня жадно лизнули их борта, вцепились было в лопасти весел, устремились вверх по низко свисавшим канатам... А спустя еще одно мгновение все потухло, бессильные искры пробежали по обшивке кораблей раз, другой - и исчезли, поглощенные бесстрастными волнами. Заклинание Хагена рассеялось, как дым.
"Неужели сам Мерлин? - с невольным трепетом подумал тан. - Проклятье, мне не помешал бы сейчас Диск Ямерта!"
Передний корабль штурмующих вплотную подошел к цепи, закрывавшей вход в гавань. Толстые железные звенья, каждое толщиной в руку взрослого мужчины, задержали его движение - но лишь на короткий миг. Хаген, продолжая смотреть на мир сквозь магические незримые стекла, увидел, как фигурка в сером плаще перегнулась через борт, сложила ладони рупором и что-то крикнула, направляя голос в воду. А еще через несколько секунд передовой корабль спокойно прошел вперед, словно и не встретив на своем пути никакой преграды.
Хаген оторопел. Такого ему еще не приходилось видеть.
- Приведите сюда волшебницу из заклинательного покоя! - рявкнул он вестовому. Тот сломя голову бросился исполнять приказание.
Катапульты и баллисты не прекращали попыток поразить атакующих - все с тем же плачевным результатом.
- Арбалетчикам приказ - готовьсь! - распорядился Хаген. - Орк, подтяни своих гоблинов ближе к левому пролому, и пусть готовятся атаковать во фланг, если те высадятся. Канут, бери пять сотен меченосцев и две сотни лучников - займете правый пролом. Вряд ли они станут лезть на стены...
Защищенные невидимыми щитами, нелепые суда приближались к пирсам. Они двигались настолько неуклюже и вызывающе медленно, что воины Хагена лишь приходили в ярость от своего бессилия.
С берега свистнули первые стрелы. И тут оказалось, что магическая сила неприятеля отражает их не так хорошо, как камни, - примерно каждая третья-четвертая прорывалась к цели. Сразу смекнув это, командиры лучников и арбалетчиков сами, не дожидаясь приказа, пустили в ход зажигательные стрелы. Сперва казалось, что это принесет успех - головной корабль даже задымился, - но, как и в случае с Огненным Заклятьем, чужое чародейство не дало пламени разгореться.
Панцирники Хагена придвинулись к самым пирсам, укрываясь за грудами обвалившегося и полурасплавленного камня.
Тану предстояло решить сейчас непростую задачу как противостоять вражеской магии; ведь может случиться так, что сейчас все его войско окажется бесполезным. На всякий случай следовало бы оттянуть дружинников в глубь крепости, но корабли нападавших уже подходили к самым причалам. Хаген отчаянно пытался понять, кто же противостоит ему и что за вид волшебства использован против него, - и еще его не оставляла мысль о сошедших с ума Ученицах Сигрлинн, которые тоже должны были быть где-то здесь.
- Лучники, арбалетчики, пращники - бей! - скомандовал тан, заметив, что с кораблей начали перебрасывать наспех сколоченные штурмовые мостки на причальные стены. Только теперь тан видел своих противников воочию. Его изначально сбили с толку эти видавшие виды старые корабли, невесть как перешедшие море, и теперь тан не мог даже и гадать, кто пожаловал к нему в гости на сей раз.
Однако то, что он увидел, раньше не привиделось ему даже и в дурном сне. Самый последний новобранец в его дружине поднял бы своего тана на смех, услышь он от Ха-гена, что тот ждет неприятностей от самых обыкновенных землепашцев Восточного Хьёрварда.
И тем не менее это были именно они. Невысокие, коренастые, в нелепых прадедовских шлемах, в кое-как подлатанных доспехах, большинство из которых вообще представляло собой обыкновенные кожаные куртки с несколькими нашитыми металлическими пластинами на груди и животе. Почти все воины - с плотницкими топорами, даже не с боевыми секирами, лишь единицы имели настоящие мечи. Что же до копий, то они являли собой обычные зверовые рогатины, с какими ходят на медведей и лосей и которые никак не предназначались для того, чтобы пробить настоящий доспех, вдобавок выкованный гномами!
Магическое зрение, послушно сообщившее Хагену все эти сведения, больше не было ему нужно. С ним не так удобно рубиться, и Хаген ждал сейчас лишь одного - чтобы появился предводитель всей этой оравы, тот самый человек, что в одиночестве стоял у руля головного "купца" и против которого оказалось пока бессильно все магическое умение хединсейского тана.
Ждать ему пришлось недолго. Первые из штурмующих едва успели спрыгнуть на пирсы, как закутанная в серый плащ фигура появилась на носу флагмана. Серый плащ отлетел в сторону; рука вскинула вверх тяжелый бое-; рой топор, явно гномьей работы. Над черной гладью воды раздался низкий голос, выкрикнувший странный боевой ?1слич: "Земля и люди!" Хаген никогда не слыхал подобного раньше.
С дружным ревом, подбадривая себя неистовыми воплями, нападавшие стали прыгать с кораблей на причалы. Никто не подумал о том, чтобы прикрыть их атаку стрелами лучников, о том, чтобы сразу же составить стену щитов, - напротив, первые оказавшиеся на берегу, не дожидаясь остальных, нестройной гурьбой повалили вперед, прямо на поджидавших их панцирных копейщиков Хагена.
"Такого предводителя следовало бы повесить вверх ногами на первой осине", - подумал Хаген. Ему даже не потребовалось отдавать никаких новых приказов. Сотники сами распорядились - и атакующих встретил частый ливень стрел пополам с арбалетными болтами.
Свистящая смерть обязана была в считанные мгновения смести всех, кто решил так глупо расстаться с жизнями, - спрыгивавшие с кораблей воины были как на ладони у засевших высоко над ними стрелков, доспехи атакующих никуда не годились, их пробила бы и слабая короткая стрела с костяным наконечником, что используется северными дикарями, не то что полновесная, длиной в руку взрослого и рослого мужчины, стрела лучников Хагена!
И тут произошло нечто странное. Отпущенные тетивы еще рубили кожаные рукавицы, прикрывавшие левые запястья стрелков, а глаза уже жадно вглядывались в темноту, пытаясь в скудном лунном свете различить, насколько хорош был выстрел; и эти глаза не видели ни одного упавшего врага на хединсейских пирсах.
Хаген слышал свист стрел, летевших с его бастионов;
чтобы помочь лучникам, он поспешил сотворить Заклятье Малого Света.
В небе появился небольшой огненный шар, неподвижно зависший над линией бастионов, с тем чтобы светить в глаза наступающим. Гавань, пирсы, корабли, укрепления озарились неярким бледным светом, очень напоминавшим лунный, только существенно ярче. , На стенах Хединсея раздался дружный хохот -- не и
силах сдержать себя, смеялись пращники и меченосцы, копейщики и стрелки - при виде нелепых, смешных и жалких вояк, дерзнувших напасть на лучшую крепость Мира, не сдавшуюся даже Бессмертным Колдунам и Перворожденным эльфам!
"Однако неужели все стрелы прошли мимо?" - мелькнула у Хагена тревожная мысль; враги перебирались с кораблей на причалы, и еще ни один из них не погиб под непрерывно летящими с бастионов стрелами. Тревожило Хагена и то, что он по-прежнему не знал, кто этот человек, что командовал атакующими. Размахивая своим топором, тот стоял на груде камней возле самой кромки причала и зычно поторапливал своих вояк, перебиравшихся с кораблей на твердую землю. Хаген не был бы Ха-геном, удачливым в набегах хединсейским таном, если бы упустил такой прекрасный случай решить дело сразу, одним выстрелом.
- Арбалет! - коротко бросил тан, и ему тотчас подали мощное боевое устройство с полным колчаном коротких и толстых болтов. -Не мешкая, но и без лишней суеты тан натянул рычагом тетиву, прицелился, задержал дыхание, нажал на спуск... и в полном изумлении увидел, как стрела скользнула над самым плечом предводителя.
Тан не мог позволить себе долгое оцепенение - внизу его панцирники в полном соответствии с приказом дружно ударили по высадившимся врагам.
Что могли эти вчерашние пахари, наспех похватавшие первое попавшееся под руку "оружие", против закаленных многочисленными походами и боями дружинников, умеющих ни при каких обстоятельствах не разрывать строй, сохраняя непробиваемую стену щитов? Что могли сделать жалкие топоры против длинных копий и мечей? Как могли смешные доспехи защитить от смертоносного оружия, не раз пробивавшего настоящие кольчуги лучших земных мастеров?
Хаген приказал лучникам стрелять по тем, кто спускается с кораблей, чтобы ненароком не задеть своих. Он видел, как его панцирники дружно двинулись вперед, наставив копья и уже отведя их чуть назад для первого удара.
И тут вместо того, чтобы полечь под ногами воинов Хагена, подобно траве под косой, наспех вооруженные мужики дружно ударили по защитникам острова; копья билиих прямо в грудь, в живот - но страшные наконечники лишь скользили по странным доспехам, а вот затасканные топорики хьёрвардских мужиков с необычайной легкостью рубили копейные древки панцирников Хагена...
Мгновение, другое - и правильный бой сменился беспорядочной и кровавой свалкой. Вместо того чтобы одним мощным натиском сбросить дерзких в море, дружинники Хагена оказались втянуты в безумную резню ближнего боя; на пирсах все смешалось в один сплошной клубок сражающихся.
- Передайте Орку и Кануту приказ атаковать! - распорядился Хаген. Голос его стал глух, как всегда бывало в том случае, если бой начинал разворачиваться не по его плану. Однако он по-прежнему командовал вдвое более сильной армией и, как ему казалось, имел что противопоставить еще не разгаданному им чародейству врага.
Со стен еще гуще полетели стрелы. И - то ли ослабло защитное заклятье, если оно было, то ли неведомый колдун не мог более отклонять стрелы столь же успешно - они начали находить дорожку. На кораблях упали первые воины, насквозь пронзенные лучниками Хагена. В ход вновь пошли зажигательные стрелы, однако нестройное воинство, высадившееся на хединсейских пирсах, шаг за шагом теснило тяжеловооруженных латников.
Это казалось невозможным, но все шло именно так Отборная пехота Хагена, обученная ходить в ровных строях, и поодиночке, пятилась назад, вяло отмахиваясь от наседавших врагов. Лихой клич "Земля и люди!" сотрясал стены бастионов.
- Гердер, что все это значит? - со зловещим холодом в голосе обратился к тысячнику Хаген. - Почему они пятятся перед этой деревенщиной?
Тон Ученика Хедина не предвещал для Гсрдера ничего хорошего; однако тот твердо ответил:
- Тут в ходу колдовство, мой тан. Мечи здесь ни при чем. Какое-то заклятье опутывает наших и помогает тем, с кораблей. скинув чародейство - мы сотрем их в пыль!..
- Я не чувстную никакого колдовства! - резко возразил Xаген.
- Оно скрыто, однако же есть - даже на меня оно давит с мощью тысяча пудов на спине, - ответил Гердер.
- Невозможно ! ! !- взорвался Хагсн. Что вероятное колдовство, которое действует на всех, кроме меня!
- Ничего удивительного, - раздался за спиной холодный голос Сигрлинн. - Оно так и сплетено - чтобы ты ничего не заметил. Это магия тех, кто живет в Мире Источника Мимира. Я узнаю вязь заклятья!
- Ты можешь снять его с моих?! - выкрикнул тан. - Еще немного - и эти славные парни вытолкают нас отсюда взашей!
- Не кричи, - холодно произнесла волшебница. - Не тебе повышать на меня голос, Смертный. Я сделаю, что смогу.
- Только уж поторопись, - криво усмехнулся Хаген, бросив еще один взгляд вниз. Там его панцирники отступили уже к самым проломам; гоблины Орка вначале имели некоторый успех, но атака их захлебнулась в крови, они платили пятью своими за одного врага - и, не выдержав, тоже откатились к самым бастионам. Канут преуспел не больше.
Хотя атакующие и теряли сейчас многих, они все равно продвигались вперед. Вот они уже заполнили проломы... вот ворвались внутрь крепости... а Сигрлинн продолжала медленно совершать пассы.
Видя, что пока от волшебства толку мало, Хаген вновь попытался переломить ход боя обычными мечами. У него еще оставалось немного свежих сотен - и он поспешно двинул их к проломам, где Канут и Орк по-прежнему пятились назад, теряя и теряя бесценные сажени крепостного двора. Тела дружинников Хагена, гоблинов Орка и неведомых нападавших мешались друг с другом, уравниваясь в смерти; они мирно лежали рядом, не имея больше причин для вражды.
В сражение вступили новые воины Хагена, уже давно никто не вспоминал о правильном строе: все попытки ударить на врага так, как умели это дружинники - сплошной стеной щитов, из-за которой торчат одни лишь наконечники копий, нечто вроде страшного хирда горных гномов, - все эти попытки неизменно проваливались. Враг с непостижимой ловкостью превращал бой в беспорядочную свалку.
Крупные капли пота выступили на лбу тана; чутьем опытного полководца он понимал, что бой проигран, он может положить все свое войско, а враг все равно одержит верх. На скулах Хагена вспухли желваки, твердые, словно камни. У него за спиной - Ильвинг, сын и - Талисман Учителя. Если он сложит сейчас голову в безумной атаке, кто еще в целом Мире сможет помочь им?
- Ничего не выходит, - услыхал он едва различимый шепот Сигрлинн. - Моих нынешних сил не хватит. Нужен настоящий Маг, а я даже не могу воззвать ни к кому из нашего Поколения.
- Тогда я пошел, - спокойно сказал Хаген, бросая забрало вниз, на лицо и делая знак следовать за собой немногим оставшимся приближенным. - Фроди! Выводим всех, кто остался. Ждать больше нечего.
Спустя короткое время Хаген уже стоял во главе плотного строя своих воинов; здесь остались самые верные, наиболее испытанные дружинники. Больше десяти сотен закаленных ветеранов, способных творить чудеса. Много лет они шли с Хагеном от победы к победе, штурмовали города и Восточного, и Западного, и Южного Хьёрвар-да - и теперь они все еще оставались спокойными, твердо веря в своего тана.
- Пошли! - Хаген вскинул Голубой Меч. Десять сотен кованых сапог ударили в камни крепостного двора. Десять сотен рук легли на рукояти мечей, взялись за копья, подняли крепкие щиты. Десять сотен тел, запакованных в сталь до самых глаз, качнулись вперед и строй полился через серое пространство крепости - туда, где кипела сумбурная схватка. Тан шел первым, справа от него - Фроди, слева - Гудмунд.
Боевые рога в рядах дружинников Хагена сыграли атаку. Заслышав знакомые звуки, попытались вырваться из хаоса безнадежной рубки и другие воины Хединсея, расчистить место для своих товарищей; приняв эти их попытки за панику, предвестницу бегства, нападавшие с диким гиканьем повалили вперед. На мгновение Хагену стал виден предводитель его противников. Сквозь узкую прорезь шлема его глаза впивались в коренастую фигуру в невзрачных серых доспехах, верх лица его прикрывал кованый шлем, наружу торчала лишь борода. Что-то странно знакомое почудилось Хагену в этом лице, наполовину скрытом сталью. Сигрлинн говорила о магии, пришедшей из Мира Источника... неужели он вновь встретит здесь своего былого товарища по походу к полю Гнипахеллира?
Немалыми усилиями дружинники Хагена смогли расчистить место для своего предводителя. Хаген чувствовал, что к нему вернулось прежнее непоколебимое спокойствие, что так часто выручало его в былые годы. Ощущение шершавой рукояти Голубого Меча, зажатого в руке, рождало уверенность, что уж ему-то удастся выправить положение.
Десять шагов. Девять. Восемь. Семь. Хаген видел удивление на лицах вражеских воинов - вблизи они казались и выглядели простыми хьёрвардскими мужиками, наспех похватавшими оружие и решившими, что одно только обладание жалким подобием копья превратит их в воинов. Правда, до этой минуты они успешно теснили превосходно вымуштрованных воинов Хединсея... но ничего, сейчас все изменится!
Хаген ощущал, как его холодное спокойствие превращается в новые силы; как ни старался, он не мог ощутить никакой магии, противостоящей ему. Он как никогда верил в себя и свои отборные десять сотен. Ни Фроди, ни Гуд-мунд также не выказывали никакой слабости или растерянности.
Шесть шагов. Пять. Четыре. Тан поудобнее перехватил Голубой Меч, готовясь биться обеими руками; надежные воины прикроют его с боков. Он уже наметил себе первого противника - здоровенного рыжего детину, с непостижимым везением только что зарубившего коротким щербатым топором одного из гоблинов Орка, несмотря на хорошие доспехи и длинный ятаган последнего.
Три шага. Два. Один. Свистящая полоса голубого клинка рассекла воздух, даже не заметив сопротивления, разрубила неуклюже подставленную рукоять топора и, завершая полукруг, развалила надвое тело злосчастного рыжего парня от плеча до пояса.
"Первый", - подумал тан. Его руки уже нанесли следующий удар, и счет возрос быстрее, чем слово "первый" до конца угасло в сознании Хагена.
Несколько минут он бился бездумно, отдавшись кровавому водовороту битвы, давая выход давно копившейся ярости. Его меч не встречал преград. Нелепое оружие его противников на поверку оказалось не чем иным, как кухонной утварью, наспех приспособленной для боя. Так почему же его воины отступали, хотя каждый из них способен был истребить сотню таких противников?!
Хаген не находил ответа. Широкий пролом в крепостной стене не приближался, они наконец-то теснили врага, сейчас, еще немного - и противник не выдержит, дрогнет, покажет спину... Нужно лишь еще одно, последнее усилие.
- Тан! Обернись! - пробился наконец к сознанию Хагена бешеный крик Гудмунда. Не прекращая ни на миг смертоносное вращение меча, Хаген оглянулся.
Они сражались в одиночестве - он, Фроди и Гудмунд. Остальные бойцы его отборной тысячи отстали, теснимые врагами. Хаген видел неуклюжие движения своих воинов, обращавшихся с оружием так, словно они впервые взяли его в руки. Удары их были медленны, защита - слабой и легко пробиваемой. Они попадались на самые простые и нехитрые обманные выпады, которые разгадал бы и ребенок. И - гибли, гибли, гибли...
Только Фроди и Гудмунд, что находились рядом с таном, сражались как всегда, каждый из них оставлял за собой настоящую просеку, где поваленными деревьями служили мертвые тела врагов. "Если тут и есть чародейство, оно не действует ни на меня, ни на тех, кто рядом со мной!" - мелькнуло в голове Хагена.
- Отходим к нашим! - скомандовал он двум своим спутникам.
Они отступили, слившись со строем своих бойцов, - и те тотчас приободрились, вокруг Хагена возник узел отпора, он стоял, точно камень среди волн прибоя, и все попытки сдвинуть их с места оканчивались одинаково: к груде мертвых тел прибавлялись новые, а из тех, кто стоял подле Хагена, никто даже не был ранен.
Однако тан не мог заменить собой все войско. Справа и слева его воины по-прежнему отступали, и за каждого убитого врага воины Хединсея платили двумя своими.
У Хагена оставался один-единственный шанс переломить ход боя - встретиться с неведомым предводителем столь успешно сражавшихся воинов и покончить с ним. Тан был почти уверен, что со смертью того исчезнет и опутывающее его воинов заклинание, секрет которого не могла раскрыть даже Сигрлинн.
И Хаген искал. Вместе с Фроди и Гудмундом он вновь врезался во вражеские ряды, рубя направо и налево всех подворачивающихся, и, что странно, на его пути тотчас вставали новые противники, как будто быстрая гибель остальных ничуть не смущала их последователей. Никто не разбегался от гибельного Голубого Меча - напротив, появлялись все новые и новые желающие испробовать на себе его остроту.
Бой окончательно превратился в беспорядочную свалку; защитники Хединсея гибли один за другим, уменьшалось и число нападавших, а Хаген все никак не мог добраться до загадочного предводителя. Избранная тысяча его ветеранов, потеряв очень и очень многих, все же сохранив некое подобие строя, медленно отступала ко входу в Главную Башню острова.
Подобно волку, Хаген кружил и кружил по смертному полю, залитому человеческой и гоблинской кровью, его меч не знал отдыха, и он уже всерьез задавал себе вопрос, не сумеют ли они втроем с Фроди и Гудмундом уравнять шансы - на них неведомое волшебство не действовало, каждый взмах дубины рослого Фроди, каждый выпад Гуд-мунда обрывал жизнь очередному врагу. Однако предводитель как сквозь землю провалился, и Хаген напрасно вертел головой, рискуя пропустить удар.
Однако удача улыбнулась не ему, а Гудмунду. Зоркий воин заметил мелькнувшие серые доспехи - возле самой двери, что вела в Главную Башню, ту самую, где находился заклинательный покой Учителя и его Талисман.
- За мной! - бросил спутникам тан.
Они проложили себе дорогу к Башне. На окровавленных ступенях лежало шесть тел дружинников Хагена и трое нападавших. Предводитель в серых доспехах в нескольких десятках шагов от них на свободном пространстве собирал кулак из нескольких десятков своих воинов для новой атаки. Кроме Хагена и двух его спутников, больше преградить им путь было некому.
Только теперь, на мгновение выйдя из боя, Хаген понял, что бой затихает - число сражавшихся с обеих сторон очень сильно уменьшилось. Сотни две или три его уцелевших дружинников из отборной тысячи сражались с семью-восемью десятками нападавших. Победа не клонилась ни на ту, ни на другую сторону. Тан стиснул зубы - если бы не Талисман Учителя, он не вышел бы из схватки!
Ему не пришлось долго жалеть о своем решении встать на защиту входа в Башню. Предводитель в серых доспехах повел за собой примерно сорок воинов - прямо к невысокому крыльцу, где плечом к плечу стояли Хаген, Фроди и Гудмунд.
Кто-то из нападавших выпустил стрелу, она сломалась о плечевую пластину на доспехе Хагена; вторая оказалась удачливей - пробила кольчугу Фроди, оцарапав ему левое плечо, к счастью, неглубоко и несильно, великан мог владеть обеими руками.
Когда до атакующих осталось шагов десять.Гудмунд метнул им навстречу свой крюк-нож - и ловко вырвал его из повалившегося тела, дернув за размотавшуюся цепь.
- Кто ты и что тебе надо?! - рявкнул Хаген прямо в лицо предводителю, шедшему на сей раз во главе своих четырех десятков. Вопрос был задан не для того, чтобы получить ответ - чтобы показать противнику: несмотря ни на что, защитники, пусть даже и последние, не пали духом.
Предводитель отмолчался. Третья стрела скользнула по шлему Гудмунда; и тан наконец смог скрестить свой меч с мечом того, кто столь успешно справился с армией, перед которой казалась бессильна даже мощь Верховного Мага Мерлина.
И первое же столкновение искусно выкованных клинков показало Хагену, что он столкнулся с противником, не уступающим по силе Крылатому Гиганту; хединсей-ский тан едва удержал рукоять. Справа и слева Фроди и Гудмунд с трудом отражали удары, что посыпались на них со всех сторон. У врага оказалось немало настоящих копий - из числа тех, которыми сражались погибшие воины Хагена; и орудовали враги этими копьями весьма ловко. То преимущество, что имели Хаген и его товарищи, стоявшие на высоких ступенях, оказалось сведено на нет.
В эти минуты тан мог только бессильно проклинать Ракота, так и не успевшего оставить тану Повелевающие Заклятья, могущие поставить под команду Ученика Хеди-на всю мощь Черного Воинства, что все еще оставалось на острове и в прибрежных водах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.