read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



убийцы.
- Не знал я, Стас, - прошептал колдун. - Не знал, что ты втайне от
меня душу Петушиному Перу продал... Не я тебя поднимал - он!.. Что ж ты
раньше-то молчал, Стас?!
- Пустобрех! - страшно завизжали от тарантаса, и никто, в том числе и
сам мельник, не понял сразу, что визжит Петушиное Перо. - Топор щербатый!
Какую душу?! Кому продал?! Что ты мелешь, пень старый?! Уж тебе ли не
знать, что в первое девятидневье после смерти покойных добром не
поднимают?! Не знал он, валух, тварь холощеная! Не знал!
Сейчас Великий Здрайца был ужасен и жалок одновременно. Ничего не
осталось от прежнего насмешника и щеголя, знаменитый берет был безжалостно
скомкан и брошен под ноги, эспаньолка встопорщилась и намокла от брызжущей
во все стороны слюны, лицо искривилось в гримасе бешенства, словно
Петушиное Перо теперь дико жалел о чем-то и понимал, что потерянного не
вернуть, не вернуть никакими силами...
- На рожи, рожи его глянь, колдун хренов! На рожи!
Марта неожиданно для себя самой откачнулась от тарантаса и двинулась
к мельнику, замершему над мертвыми. Подойдя, она заставила себя опустить
взгляд, проморгалась, стряхивая мешающие видеть слезы - и поняла, что имел
в виду Великий Здрайца, когда говорил "рожи".
У подмастерья было два лица. Марта не знала, какое из них подлинное,
потому что не очень-то хорошо пригляделась к Стасу при жизни - куда там,
за те считанные мгновенья! - но их было именно два, и из-за первого,
окоченевшего в смертной муке, зыбко проступало другое:
опустошенно-счастливое, с тонкими, почти прозрачными чертами, словно
всплывавшее из речной глубины, пробиваясь сквозь отражения берега и кривых
ракит на круче.
Такие лица бывают у умерших каторжников. Все, кончился мучительный
труд, казавшийся бесконечным, и твердо известно, что хуже уже не будет
никогда.
Великий Здрайца к этому моменту впопыхах кидал в тарантас скатерку,
горшки, фляги; кобыла спешно доедала овес из торбы, понимая, что в
ближайшее время жевать ей явно не придется.
- Душу потратил, - бормотал Петушиное Перо себе под нос, захлебываясь
жадностью и слюной. - Душу, душеньку, выкуп мой, кубышечку!.. ах, дурак,
дурак адов... Не поймать теперь - дудки, освободилась, оборвала поводок,
на второй круг пошла, ищи-свищи! Ах, дурак... Будь ты проклята, баба, на
веки вечные! Обокрала, как есть обокрала, сперва силой умыкнула, потом на
жалость взяла, взломала кубышечку - а я, я, не знал, что ли, что муки
освобождают, что опасно мертвяков неостывших насильно подымать?! Знал?!
Знал... ах, дурак, баран безмозглый...
И чудовищно удлинившаяся трость из орешины свистнула по костлявой
спине лошаденки.

Тарантас Великого Здрайцы, вихляясь, катил через луг, и уже давно
должен был скрыться в тумане, но почему-то все не скрывался: дрожащая
пелена в испуге спешила расступиться перед тем, чье имя лучше не поминать
лишний раз, и отнюдь не торопилась сомкнуться позади. Тарантас словно
уходил в длинный и узкий коридор с призрачными туманными стенами, ведущий,
казалось, в саму Преисподнюю...
Но до Преисподней было все же далековато. Да и не собирался туда
Петушиное Перо, так что тарантас в конце концов убрался восвояси, туманный
коридор понемногу затянулся, а смотревшие вслед тарантасу люди
передернулись и сбросили путы оцепенения.
- Эх, знал же, что нельзя со Здрайцей связываться! - горько вздохнул
мельник. - Теперь, чую, недолго нам всем мать-землю топтать осталось...
- Это почему же? - чуть приподнял бровь аббат Ян.
- Да не вам! - огрызнулся мельник. - Вам-то что?! Уедете, и поминай
как звали! А нам куда с мельницы податься? Приедут, скоро приедут...
пожгут, порубят, и ведовство мое не поможет!
- Я не держу на тебя зла, старик, - на удивление мягко проговорил
настоятель.
- Вы-то, может, и не держите, святой отец, - проворчал Стах. - И на
том спасибо, ежели не врете. Бог даст, и не пришлете сюда никого. Да
только Лентовские, - они-то не простят! Весь бы их змеиный род... - Топор
не договорил, зло сплюнул и обернулся к уцелевшему подмастерью. - Сходи-ка
ты, Мешко, на мельницу за заступом! Стаса похоронить надо. Чтоб все
по-людски...
- Я помогу, - неожиданно вмешался Михал.
Мельник покосился на воеводу, но ничего не ответил.
Михал и Седой молча подняли мертвого Стаса и понесли к погосту.
- Я буду молиться за упокой... за упокой его души, - отрывисто бросил
им вдогонку настоятель.
- Благодарю, святой отец. Вот могилу выроем - и читайте все, что
положено, - старый мельник постоял, горестно хмыкая, и побрел следом.
Аббат Ян согласно кивнул и обернулся к Марте, к ногам которой все еще
жался Джош.
Квестарь Игнатий тактично отошел подальше, хоть и хотелось ему
послушать, о чем станет говорить аббат Ян со своей сестрой, за которой
только что приезжал сам Сатана! Приезжал - и уехал ни с чем. Чудо! Вот
только надолго ли уехал?..
- Странно все это, Марта, - в явной растерянности пробормотал Ян,
искоса глядя на сестру.
- Странно, - согласилась Марта. - Только что? Что странно для тебя,
Ян?
- Многое, Марта. Этот человек... или не человек - которого все, в том
числе и он сам, называют дьяволом... Может быть, я впадаю сейчас в тяжкий
грех, но мне немного жаль, что он так быстро уехал. Нам с ним было бы о
чем поговорить. Во всяком случае, мне с ним.
Марта даже на мгновение потеряла дар речи. Ее брат Ян... нет, не так
- аббат Ян, священник-бенедиктинец, настоятель тынецкого монастыря,
ведущий теологические беседы с Великим Здрайцей?!
- И о чем же ты хотел с ним поговорить? - выдавила она наконец.
- О многом, - бледное лицо аббата в обрамлении предрассветной дымки
было сейчас серьезным и немного грустным. - О том, о чем намекнул, но не
договорил он сам. О том, почему он спас тебя - а по большому счету и меня
с Михалом - отпустив принадлежавшую ему душу, вложив ее в мертвого и
ничего не потребовав взамен? Да и вообще: откуда он взял эту душу, почему
все же решился с ней расстаться, хоть и жалел потом? Не из Преисподней же
он ее извлек?! О, у меня к нему было бы множество вопросов, и, думаю, на
многие из них он смог бы ответить - вот только захотел ли?.. Где
обретаются погубленные, проданные Нечистому души людские? В аду? Или все
же нет? Опять же - зачем Дьяволу души? Что ему с них? Неужели ему просто
доставляет удовольствие соблазнять и мучить малых сих? И так ли уж они
мучаются? - если только что он сам кричал, что муки освобождают, забыв
сказать: от чего именно они освобождают! Многое хотел бы я у него
спросить, даже зная, что грех это, и что верить Дьяволу нельзя; да скорее
всего, он не захотел бы отвечать мне - и все же...
Аббат умолк и потупился.
- Он сам несчастен. И страдает, - против воли вырвалось у Марты, и Ян
снова поднял на нее удивленный взгляд. - Я видела его глаза, когда он
заставлял Седого становиться волком, и еще, когда он... он показывал
мне... Скажи, Ян, это было на самом деле? Постоялый двор в Казимеже,
пьяная драка нищих, и ты - в мирском платье, похож на купца, сидишь с
толстой девицей на коленях и пинаешь сапогом одноногого бродягу? Было?!
- Откуда?! - задохнулся Ян. - Откуда... ты посмела?!.
- Нет, я не крала это у тебя. И в том трактире не была. Все это
показал мне он, Великий Здрайца. Так это правда?
- Правда, - сухо сказал аббат и отвернулся.
- Тогда, может быть, правда и другое...
- Что - другое? Что еще он показал тебе из моего грязного белья?! -
зло бросил Ян, в эту минуту совсем не похожий на прежнего святого отца,
кладезь кротости и всепрощения.
- Нет, речь шла не о тебе, Яносик. Шафляры, батька Самуил - и Михал.
Они долго говорили, спорили, все больше горячились; потом Михал схватил
отца за грудки, а тот... Вот так умер наш отец, Яносик! А
Мардула-разбойник еще раньше обвинил Михалека в смерти Самуила-бацы.
Может, и это правда?!
- Правда, - раздался сзади хриплый голос.
Михал стоял совсем рядом. Лицо воеводы было в грязи, на лбу ссадина,
рейтузы порваны и измазаны в запекшейся крови...
- Правда, - кивнул он, когда Марта и Ян разом обернулись к нему. - Да
не вся. Что ж, придется рассказать. Чуял я, что рано-поздно не миновать
мне этой исповеди, - вот, видать, времечко и настало...

В чумазом детстве шалопай и задира Михалек Ивонич нечасто обременял
себя раздумьями о собственной и чужих судьбах, а также о своем воровском
таланте. Талантом этим, кропотливо взлелеянным старым Самуилом, Михалек
пользовался направо и налево без зазрения совести - за что не раз бывал
бит батькиным кнутом. И правильно: дабы на глупости дар свой не
растрачивал, не таскал без нужды что ни попадя и не вызывал у людей
подозрений в связи с нечистой силой.
Наука батьки Самуила явно пошла впрок, и когда Михал Ивонич, в скором
времени провинциальный шляхтич Михал Райцеж, покидал ставшие ему родными
Шафляры, он уже твердо знал, чего хочет, и каким образом сможет этого
добиться.
Он добился.
Но только с некоторого времени в голову Михала Райцежа, мастера



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.