read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



когда Станислав оказался вдруг на обочине и подрабатывал, разнося газеты
от своего почтового отделения. Что Сашка ему тогда надыбал? Денег,
конечно, никаких не пришло. Да и само письмо было странное, отрывистое, с
ерническими стихами и пустяковыми новостями. А в конце, уже после подписи,
- постскриптум. Теперь никто и ничего уже более не узнает. Да и надобности
особой нет. Хотя, с другой стороны, если бы Сашка прожил бы тогда еще хоть
неделю, и если постскриптум его не был пьяной болтовней... Жил бы я сейчас
на Москве и горюшка не ведал...

Уже в начале второго ночи заявился Виконт, мрачный и раздраженный.
"Архивы чистишь? - спросил он желчно. - Зря стараешься. Во-первых, не
будет тебе никакого обыска, не нужен ты никому. А во-вторых, всех улик все
равно не спрячешь". "Спрячу". "Не спрячешь. Физиономии своей кривой никуда
не спрячешь. И лживых своих глазок. И речей, полностью лишенных
административного восторга..." "Ладно. На себя лучше полюбуйся..." Они
препирались в этом духе минут десять, а потом Виконт спросил: "Что ты
собираешься делать с романом?" "Ничего, - сказал Станислав, несколько
потерявшись. - А зачем?" "Спрячь", - посоветовал Виконт кратко. "Да на кой
ляд? Кому он мешает?" Тогда Виконт сухо, но энергично напомнил ему историю
с романом Гроссмана. "Но я-то - не Гроссман!.." "Не будь идиотом. Заберут
и не вернут. Переписывать захотелось? Заново? Все сначала?.." Это было
резонно. Станислав медленно закурил. Фантазия его уже работала. Виконт
смотрел на него поверх своей трубки печально и строго.
- Сволочи, - сказал Станислав с горечью. - Что они с нами делают?
Ведь мы же вполне добропорядочные, мирные и безобидные обыватели. Какого
хрена делают они из нас подпольщиков?..
Он уже знал, кому он отвезет роман. Это должен быть человек абсолютно
верный и в то же время такой, про которого никто не скажет, что он самый
близкий из друзей и к которому, поэтому, _н_е _п_р_и_д_у_т_.
- А ты куда свой самиздат засунул? - спросил он и тут же поправился.
- Не надо, не надо, не говори. Дурацкий вопрос. Извини.
Виконт ухмыльнулся.
- Пыток боишься не выдержать? - осведомился он вкрадчиво.
И тогда Станислав вдруг спросил:
- Слушай, а почему они у тебя там все такие синие?
Он очень давно хотел задать этот вопрос, но сдерживался, понимая, что
это - мягко говоря, вопрос неуместный. А сейчас вот решил не сдерживаться
и тут же об этом пожалел. Глаза Виконта словно закрыло заслонками изнутри.
Он замер. Несколько секунд в комнате висела тишина, совершенно
неестественная, потом Виконт сказал:
- Ты рассказывал об этом кому-нибудь?
- Нет. За дурака меня считаешь?
- Не знаю, - сказал Виконт, неприятно улыбаясь. - Может быть. Я
надеялся, что ты тогда ничего не видел. А если и видел что-нибудь, то
забыл.
- Так оно и есть. Можешь не беспокоиться.
- Осел. Не мне надо беспокоиться об этом, понимаешь? НЕ МНЕ.
- Ну ладно. Ну - все. Молчу. Извини.
- Хорошо, - сказал Виконт. - Будем надеяться, что ты и раньше
понимал, как к этому следует относится, а сейчас понял окончательно.
Станислав кивнул. Он чувствовал себя треплом, вроде Мирлина. (Мирлин
был уверен, что Виконт в своем "ящике" занимается получением практического
бессмертия. Это единственное, по мнению Мирлина, чем должен заниматься
каждый порядочный "ящик". "Откуда ты знаешь, сколько раз умирал Сталин?
Прежде чем о его смерти все-таки объявили? А покушение на Кастро - оно же
удалось, на самом деле! То-то американцы охренели, когда он через две
недели снова вылез на трибуну как новенький! А сколько раз будет помирать
наш Лелик? Один раз, если хочешь знать, он уже отдавал богу душу. И - как
огурчик. Только дар речи некоторым образом поутратил - так он никогда и не
был у нас демосфеном. Я так и вижу, как лет этак через тридцать сидит наше
Политбюро в полном составе: двенадцать трижды воскрешенных мертвецов,
каждому по сто с гаком, лыка уже не вяжут, но - правят!.." "Очень даже
может быть, - подхватил тогда Станислав. - И все двенадцать - синего
цвета." Он тут же прикусил себе язык, но Мирлин, кажется, не обратил на
его реплику никакого внимания - видимо, перед глазами его стояли совсем
другие картины).
- Ладно, - сказал он, засовывая папки в полиэтиленовую сумку. - Все.
Поговорили. Все свои слова беру назад. И не беспокойся. Я трепло, но -
исправимое. Поехали с Богом...


6
Лето началось жарой необыкновенной. Асфальт подтаивал уже с утра. В
мутном знойном небе плавал назойливый тополиный пух - белые войлоки его
жаркий ветер мотал по мостовым. В пригородных зонах горели торфяники.
Приказ был отдан - не пускать никого в леса, особенно на автомобилях. На
работе потные осатанелые люди страстно спорили, что правильно: держать все
окна настежь, или наоборот закрыть их плотно и еще занавесить. Белыми
знойными ночами из подвалов поднимались сонмища комаров-мутантов -
бесшумных и кровожадных, как пираньи. Тепловые удары стали обычным делом,
словно многомиллионный город перенесло вдруг в пустыню Бет-Пак-Дала.
Соседка грохнулась в обморок прямо на кухне - "сомлела". Станислав
перепугался насмерть, но все обошлось: к вечеру прискакал ее новый хахаль
- седой плотный человек с вкрадчивой повадкой квартирного вора - принес
бутыль излюбленного портвейна "три семерки", и до глубокой ночи доносилось
от них тихое, сдавленное пение: "Хас-Булат удалой" доносился, а также "Как
день хорош, как солнца луч приятен..." и "Каким ты был, таким остался..."
Утром Станислав, невыспавшийся, потный и злой, был, немедленно по
приходе, зван к Ежеватову.
- Садись писать отчет по АНТИТЬЮРИНГу, - сказал без всяких
предисловий товарищ начальник, тоже потный, тоже злой и, видимо,
невыспавшийся. - В темпе. Завтра чтобы был.
- Зачем это вдруг?
- А затем, что Академик наш вчера обувку поменял, - сказал Ежеватов с
такой кривой ухмылкой, что Станислав сразу же понял, о чем речь, хотя
эвфемизм ежеватовский был ему вовсе незнаком.
- То есть? - спросил он на всякий случай.
- То есть - коньки отбросил. Выпрямился. Дуба врезал... Наконец-о мы
дождались этого печального события.
- Ясно, - сказал Станислав, не испытывая никаких эмоций. - Вообще-о
он, по слухам, был - не очень?
- Он был очень даже "не очень". Если всех, кого он заложил, раком
поставить, то они протянутся отсюда аж до Большого Дома. Но с ним можно
было работать, понимаешь в чем дело... У него были _м_и_н_у_т_ы_, и вот
тут его надо было ловить... Он почти уж согласился тебя с Зинаидой
отправить в Беркли на стажировку. И АНТИТЬЮРИНГ наш ему нравился. А теперь
будет на его месте мудила Всехсвятский: АНТИТЬЮРИНГ он постарается закрыть
на хер, а в Беркли поедет, соответственно, не Красногоров из ВНИИТЭКа, а
какой-нибудь Серожопов из НИИСТО. Понял расклад?
Станислав расклад понял, но остался к нему вполне равнодушен.
АНТИТЬЮРИНГ ему уже малость поднадоел, а про Беркли услышал он сейчас
впервые, а потому горечь несбывшегося (самая горькая штука на свете) не
могла зацепить его своими ядовитыми крючьями по-настоящему.
Он пошел писать отчет и писал его весь день, без обеда, только чаю
попил с сухарями. В пять часов все из лаборатории ушли, стало тихо и даже,
кажется, прохладно. В шесть заглянул перед уходом Ежеватов, полистал уже
готовые страницы, рассказал байку из серии "Тук-тук. Кто там?.."
("Тук-тук. - Кто там? - КГБ. - Что надо? - Поговорить. - А сколько вас
там? - Двое. - Вот и поговорите"), сообщил, что Академик завещал себя
отпевать в Никольском соборе ("В обкоме все на рогах стоят, яйца на себе
кусают...") и ушел, хрустя последним сухарем. Станислав остался и дописал
черновик до конца. Было уже - половина восьмого.
Он подъехал к дому около восьми. Аккуратно подрулил на свое место, у
фонаря (чтобы вору неудобно было взламывать хотя бы правую дверцу),
выключил двигатель и посидел немного за рулем, глядя перед собой вдоль
сизого от жары проспекта.
Ветер валял по мостовой белые войлоки тополиного пуха. Бухала баба на
стройке супер-отеля. Курсанты ВМА тощими зелеными петушками выскакивали из
проходной. Небо было мутное, белесо-голубое. Было лето.
Он вылез из машины и сейчас же, не успев одернуть себя, поглядел
вверх на свои окна. Окна, естественно, были закрыты. Он отвел глаза и
принялся старательно запирать машину: защелка правой дверцы... дворники -
снять... наружное зеркальце - снять. Левая дверца...
В парадной он почти столкнулся с какой-то женщиной и отступил, давая
ей дорогу. У нее было смуглое лицо и спокойные серые глаза с черными
ресницами.
Она сказала:
- Здравствуй, Слава, - и только тогда он узнал ее. Это была Пола.
Сорокалетняя Пола.
- Здравствуй, - сказал он.
Они стояли в парадной и глядели друг на друга. Молча. Долго.
Наверное, целую минуту. Потом толпа мелких детишек высыпалась из дверей и,
гомоня, стала пробираться между ними, и рядом с ними, и огибая их. Пола
сказала что-то - губы ее шевельнулись, и на мгновение блеснули зубы -
белые и влажные.
- Что? - спросил он поспешно.
- Я говорю: имею удовольствие читать тебя чуть ли не каждый день... -



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.