read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Не беспокойся, Наташа, все уладится. На то идет.
Она пристально поглядела на меня.
- Ваня! Что ты думаешь о князе?
- Если он говорил искренно, то, по-моему, он человек вполне
благородный.
- Если он говорил искренно? Что это значит? Да разве он мог говорить
неискренно?
- И мне тоже кажется, - отвечал я. "Стало быть, у ней мелькает
какая-то мысль, - подумал я про себя. - Странно!"
- Ты все смотрел на него... так пристально...
- Да, он немного странен; мне показалось.
- И мне тоже. Он как-то все так говорит... Устала я, голубчик. Знаешь
что? Ступай и ты домой. А завтра приходи ко мне как можно пораньше от них.
Да слушай еще: это не обидно было, когда я сказала ему, что хочу поскорее
полюбить его?
- Нет... почему ж обидно?
- И... не глупо? То есть ведь это значило, что покамест я еще не люблю
его.
- Напротив, это было прекрасно, наивно, быстро. Ты так хороша была в
эту минуту! Глуп будет он, если не поймет этого с своей великосветскостью.
- Ты как будто на него сердишься, Ваня? А какая, однако ж, я дурная,
мнительная и какая тщеславная! Не смейся; я ведь перед тобой ничего не
скрываю. Ах, Ваня, друг ты мой дорогой! Вот если я буду опять несчастна,
если опять горе придет, ведь уж ты, верно, будешь здесь подле меня; один,
может быть, и будешь! Чем заслужу я тебе за все! Не проклинай меня никогда,
Ваня!..
Воротясь домой, я тотчас же разделся и лег спать. В комнате у меня
было сыро и темно, как в погребе. Много странных мыслей и ощущений бродило
во мне, и я еще долго не мог заснуть.
Но как, должно быть, смеялся в эту минуту один человек, засыпая в
комфортной своей постели, - если, впрочем, он еще удостоил усмехнуться над
нами! Должно быть, не удостоил!
Глава III
На другое утро часов в десять, когда я выходил из квартиры, торопясь
на Васильевский остров к Ихменевым, чтоб пройти от них поскорее к Наташе, я
вдруг столкнулся в дверях со вчерашней посетительницей моей, внучкой Смита.
Она входила ко мне. Не знаю почему, но, помню, я ей очень обрадовался.
Вчера я еще и разглядеть не успел ее, и днем она еще более удивила меня. Да
и трудно было встретить более странное, более оригинальное существо, по
крайней мере по наружности. Маленькая, с сверкающими, черными, какими-то
нерусскими глазами, с густейшими черными всклоченными волосами и с
загадочным, немым и упорным взглядом, она могла остановить внимание даже
всякого прохожего на улице. Особенно поражал ее взгляд: в нем сверкал ум, а
вместе с тем и какая-то инквизиторская недоверчивость и даже
подозрительность. Ветхое и грязное ее платьице при дневном свете еще больше
вчерашнего походило на рубище. Мне казалось, что она больна в какой-нибудь
медленной, упорной и постоянной болезни, постепенно, но неумолимо
разрушающей ее организм. Бледное и худое ее лицо имело какой-то
ненатуральный смугло-желтый, желчный оттенок. Но вообще, несмотря на все
безобразие нищеты и болезни, она была даже недурна собою. Брови ее были
резкие, тонкие и красивые; особенно был хорош ее широкий лоб, немного
низкий, и губы, прекрасно обрисованные, с какой-то гордой, смелой складкой,
но бледные, чуть-чуть только окрашенные.
- Ах, ты опять! - вскричал я, - ну, я так и думал, что ты придешь.
Войди же!
Она вошла, медленно переступив через порог, как и вчера, и недоверчиво
озираясь кругом. Она внимательно осмотрела комнату, в которой жил ее
дедушка, как будто отмечая, насколько изменилась комната от другого жильца.
"Ну, каков дедушка, такова и внучка, - подумал я. - Уж не сумасшедшая ли
она?" Она все еще молчала; я ждал.
- За книжками! - прошептала она наконец, опустив глаза в землю.
- Ах, да! Твои книжки; вот они, возьми! Я нарочно их сберег для тебя.
Она с любопытством на меня посмотрела и как-то странно искривила рот,
как будто хотела недоверчиво улыбнуться. Но позыв улыбки прошел и сменился
тотчас же прежним суровым и загадочным выражением.
- А разве дедушка вам говорил про меня? - спросила она, иронически
оглядывая меня с ног до головы.
- Нет, про тебя он не говорил, но он...
- А почему ж вы знали, что я приду? Кто вам сказал? - спросила она,
быстро перебивая меня.
- Потому, мне казалось, твой дедушка не мог жить один, всеми
оставленный. Он был такой старый, слабый; вот я и думал, что кто-нибудь
ходил к нему. Возьми, вот твои книги. Ты по ним учишься?
- Нет.
- Зачем же они тебе?
- Меня учил дедушка, когда я ходила к нему.
- А разве потом не ходила?
- Потом не ходила... я больна сделалась, - прибавила она, как бы
оправдываясь.
- Что ж у тебя, семья, мать, отец?
Она вдруг нахмурила свои брови и даже с каким-то испугом взглянула на
меня. Потом потупилась, молча повернулась и тихо пошла из комнаты, не
удостоив меня ответом, совершенно как вчера. Я с изумлением провожал ее
глазами. Но она остановилась на пороге.
- Отчего он умер? - отрывисто спросила она, чуть-чуть оборотясь ко
мне, совершенно с тем же жестом и движением, как и вчера, когда, тоже
выходя и стоя лицом к дверям, спросила об Азорке.
Я подошел к ней и начал ей наскоро рассказывать. Она молча и пытливо
слушала, потупив голову и стоя ко мне спиной. Я рассказал ей тоже, как
старик, умирая, говорил про Шестую линию. "Я и догадался, - прибавил я, -
что там, верно, кто-нибудь живет из дорогих ему, оттого и ждал, что придут
о нем наведаться. Верно, он тебя любил, когда в последнюю минуту о тебе
поминал".
- Нет, - прошептала она как бы невольно, - не любил.
Она была сильно взволнована. Рассказывая, я нагибался к ней и
заглядывал в ее лицо. Я заметил, что она употребляла ужасные усилия
подавить свое волнение, точно из гордости передо мной. Она все больше и
больше бледнела и крепко закусила свою нижнюю губу. Но особенно поразил
меня странный стук ее сердца. Оно стучало все сильнее и сильнее, так что,
наконец, можно было слышать его за два, за три шага, как в аневризме. Я
думал, что она вдруг разразится слезами, как и вчера; но она преодолела
себя.
- А где забор?
- Какой забор?
- Под которым он умер.
- Я тебе покажу его... когда выйдем. Да, послушай, как тебя зовут?
- Не надо...
- Чего не надо?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.