read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- И пятьдесят, - сказал он.
Кругом все зашептались, и, что было гораздо важнее, капитан Трент
побледнел и судорожно глотнул слюну.
- Давай, давай, Джим, - шепнул я. - Трент сдает.
- Три тысячи, - сказал Джим.
- И пятьдесят, - сказал Бэллерс.
Затем Джим стал снова набавлять по сотне, а Бэллерс - свои неизменные
пятьдесят; я же успел сделать два вывода. Во-первых, Бэллерс надбавил
сверх трех тысяч с тщеславной улыбкой. Он явно наслаждался важностью
своей роли и был уверен, что выйдет из схватки победителем. Во-вторых,
когда Джим назвал три тысячи, Трент снова побледнел, а когда он услышал
ответ Бэллерса, на его лице отразилось непритворное облегчение. Это по-
казалось мне загадочным: оба они, безусловно, были связаны какими-то об-
щими интересами и в то же время один не был посвящен в намерения друго-
го. Но это было еще не все: несколько минут спустя мой взгляд случайно
встретился со взглядом капитана, и тот поспешно отвел глаза, словно не
желая, чтобы я заметил, как он взволнован. Следовательно, он желал
скрыть свой интерес к происходящему? Как сказал Джим, тут что-то было
нечисто. И, несомненно, оба эти человека, находившиеся в таких странных
и сложных взаимоотношениях, готовы были предложить совершенно невероят-
ную цену, лишь бы "Летящий по ветру" не достался нам.
Неужели груз этого корабля стоит больше, чем мы предполагали? Меня
вдруг бросило в жар. Джим уже приближался к пяти тысячам, до которых ему
разрешил торговаться Лонгхерст. Еще минута, и будет поздно. Вдохновлен-
ный тщеславной уверенностью в своем умении постигать людскую психологию,
я принял единственное сумасшедшее решение в моей жизни. Вырвав лист из
своего альбома, я поспешно нацарапал: "Если хочешь продолжать, я готов
идти на весь свой капитал".
Джим прочел, растерянно посмотрел на меня, но тут же его глаза заго-
релись, и, снова повернувшись к аукционисту, он крикнул:
- Пять тысяч сто долларов!
- И пятьдесят, - повторил свой припев Бэллерс.
Вскоре Пинкертон написал: "В чем дело?" А я написал в ответ: "Сам не
знаю, но дело нечисто. Погляди-ка на Бэллерса: он дойдет до десяти ты-
сяч, вот увидишь".
И Бэллерс дошел до десяти тысяч, а мы предложили больше. Уже давно по
бирже распространился слух, что аукцион превратился в настоящее гене-
ральное сражение, и нас теперь окружала большая толпа потрясенных зрите-
лей. "А когда Пинкертон предложил десять тысяч долларов, то есть больше,
чем стоил бы груз, даже если бы уже находился в Сан-Франциско, а Бэл-
лерс, ухмыляясь до ушей, потому что ему нравилось быть центром всеобщего
внимания, провозгласил: "И пятьдесят..." - всеобщее возбуждение достигло
апогея.
- Десять тысяч сто, - сказал Джим, и не успел он договорить, как
вдруг махнул рукой, выражение его лица изменилось, и я понял, что он
разгадал (или по крайней мере решил, что разгадал) тайну корабля.
Когда он стал быстро царапать что-то в своем блокноте, рука его пры-
гала, как рука телеграфиста.
"Контрабандный груз, - написал он и дальше размашисто, захватив две
строки: - Опиум".
Ну, конечно, подумал я, все дело в этом. Мне было хорошо известно,
что почти любой корабль, идущий из Китая, везет в каком-нибудь потайном
месте контрабандный груз этого дорогого яда. Несомненно, и на "Летящем
по ветру" где-нибудь скрыто, подобное же сокровище. Сколько же оно сто-
ит? Мы этого не знали и вели свою игру наугад, однако Бэллерс и Трент
явно были хорошо осведомлены, и мы могли наблюдать за ними и принимать
соответствующие решения.
К этому времени мы с Пинкертоном словно обезумели. Пинкертон был вне
себя, глаза его горели, как угли. Меня била лихорадка. Если бы в ту ми-
нуту, когда мы торговались на пятнадцатой тысяче, в зал вошел какойни-
будь свежий человек, его симпатии, вероятнее всего, оказались бы на сто-
роне Бэллерса. Последняя цифра уже превышала пятнадцать тысяч, и толпа
кругом следила за нами в мертвом молчании, изредка прерываемом взрывами
взволнованного шепота.
Мы достигли уже семнадцати тысяч, когда Дуглас Лонгхерст растолкал
зрителей на противоположном конце зала и, глядя Джиму прямо в глаза,
энергично помотал головой. Джим послал ему коротенькую записочку, состо-
ящую из трех слов: "За мой счет!" - после чего Лонгхерст предостерегающе
погрозил ему пальцем и удалился, как мне показалось, с очень грустным
лицом.
Хотя мистеру Лонгхерсту Бэллерс известен не был, этот темный крючкот-
вор прекрасно знал, кто такой глава синдиката. Когда тот вошел в круг,
Бэллерс бросил на него взгляд, исполненный надежды, а когда Лонгхерст
ушел, на лице нашего противника изобразилось явное удивление и разочаро-
вание. "Да как же это? - очевидно, думал он. - Значит, я имею дело не с
синдикатом?" И он решил резко повысить цифру.
- Восемнадцать тысяч, - сказал он.
- И пятьдесят, - ответил Джим, используя его прием.
- Двадцать тысяч, - объявил Бэллерс.
- И пятьдесят, - отозвался Джим с нервным смешком.
Затем, словно сговорившись, они опять вернулись к прежним цифрам, но
только сотни называл Бэллерс, а "пятьдесят" выкрикивал Джим. Теперь уже
многие пришли к тому же выводу, что и мы: я слышал, как повсюду в зале
раздавался шепот: "Опиум..." - и, судя по взглядам, которые на нас кида-
ли окружающие, они были убеждены, что мы получили эти сведения из надеж-
ного источника. И тут, что было крайне типично для Сан-Франциско, мой
сосед, пожилой толстяк с приятным лицом, неожиданно принял участие в
аукционе. Он резко поднял цену "Летящего по ветру", четырежды предложив
по тысяче, а затем так же неожиданно вышел из игры и превратился в без-
молвного зрителя.
После бесполезного вмешательства мистера Лонгхерста Бэллерс, каза-
лось, встревожился и при появлении третьего конкурента, в свою очередь,
нацарапал какую-то записочку. Я, конечно, решил, что она предназначается
капитану Тренту. Однако, когда юрист кончил писать и обвел взглядом тол-
пу, он, к моему величайшему удивлению, словно бы и не заметил при-
сутствия капитана.
- Позовите ко мне посыльного, - услышал я его слова.
Наконец кто-то исполнил его просьбу, но это был не капитан. "Он посы-
лает за инструкциями", - написал я Пинкертону. "За деньгами, - написал
он. - По-моему, пора сделать рывок, ладно?"
Я кивнул.
- Тридцать тысяч, - сказал Пинкертон, повышая цену сразу почти на три
тысячи долларов.
Бэллерс как будто бы заколебался, а затем с неожиданной решимостью
сказал:
- Тридцать пять тысяч!
- Сорок тысяч!
Наступила долгая пауза. Бэллерс, казалось, ни на что не мог решиться
и только в последнее мгновение, когда молоток аукциониста опускался в
третий раз, крикнул:
- Сорок тысяч и пять долларов!
Мы с Пинкертоном обменялись понимающим взглядом: Бэллерс слишком
взвинтил цену, а теперь понял свою ошибку и пытался выиграть время, что-
бы заткнуть аукцион до возвращения посыльного.
- Сорок пять тысяч долларов, - сказал Пинкертон глухим, дрожащим го-
лосом.
- Сорок пять тысяч и пять долларов, - сказал Бэллерс.
- Пятьдесят тысяч, - сказал Пинкертон.
- Прошу прощения, мистер Пинкертон, - сказал аукционист, - вы что-ни-
будь сказали?
- Мне... мне трудно говорить, - прохрипел Джим. - Пятьдесят тысяч,
мистер Борден.
Бэллерс обратился к аукционисту:
- Прошу разрешить мне три минуты поговорить по телефону. Я здесь
представляю клиента и только что послал ему записку.
- Меня это не касается, - грубо прервал его аукционист, - я обязан
продать этот корабль, и все. Вы чтонибудь прибавляете к пятидесяти тыся-
чам?
- Я уже имел честь объяснить вам, сэр, - возразил Бэллерс, тщетно пы-
таясь придать своему голосу достоинство, - что мой доверитель назвал мне
предельную цифру в пятьдесят тысяч долларов, но, если вы разрешите мне
потратить две минуты да телефонный разговор...
- Ерунда! - перебил его аукционист. - Если вы не повышаете цену, я
продаю корабль мистеру Пинкертону.
- Берегитесь! - взвизгнул юрист. - Это вам так не пройдет! Вы обязаны
действовать в интересах судовладельцев, а не мистера Дугласа Лонгхерста!
Однако вы прервали аукцион, чтобы позволить этому господину посовето-
ваться со своими приспешниками. Это вам даром не пройдет!
- Но вы же тогда ничего не сказали, - ответил аукционист, несколько
смутившись. - Свой протест вы должны были заявить тогда же.
- Я здесь не для того, чтобы следить, как ведется аукцион, - ответил
Бэллерс, - мне за это не платят.
- Ну, а мне платят именно за это, - возразил аукционист с прежней
наглостью и продолжал нараспев: - Пятьдесят тысяч долларов! Кто больше?
Кто больше? Кто больше, господа? Потерпевший кораблекрушение бриг "Летя-
щий по ветру" продается за пятьдесят тысяч... Продается... продается...
продан!
- Господи, Джим! А у нас есть эти деньги? - воскликнул я, словно раз-
буженный от сна последним ударом молотка.
- Разницу придется занять, - шепнул он, побелев как полотно. - Мы по-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.