read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



они живут на Лесном. Искренне удивлялся:
Это надо же, прожить два года почти в тюрьме. Нам все же
повезло, выехали раньше.
- Если уж откровенно говорить, - это Иван Титов, то я не
два, а все восемь лет прожил, как в тюрьме.
А Кедык его поддержал:
- У нас в неметчине тоже такие бараки были. Даже
планировка похожая. И плита такая же на кухне, и умывальники...
- Тогда, выходит, я пятнадцать лет отмотал? Семь - в
крытой и восемь в дачинских бараках?.. - заржал Карась,
маленький и крепко скроенный мужичок. Из-за него когда-то его
будущая жена Тоська (Карасиха) бросалась под поезд и ей
отрезало руку, за что получила и второе прозвище - Анна
Каренина.
Карась заржал так заразительно, что засмеялись все.
- А я, - высказался вдруг молчавший все время
пятидесятидвухлетний тесть Николая Михаил Гаврилович, не
судимый и никогда не живший на Даче Долгорукова, - сорок пять
лет прожил в тюрьме.
И никто не засмеялся. Может быть не поняли смысла
сказанного. На
дворе стоял май 1962 года.
ЖЕНЬКА МАЛЫШЕВ И ДРУГИЕ
1
Приехали Малышевы в Саперную из далекой Вологодской
деревни Верхоглядово, что в трех километров от районного центра
- Череповца. Деревня состояла из тридцати дворов,
расположенных на берегу безымянной речушки.
Не в ту Саперную, что финскими домиками протянулась вдоль
Шлиссельбургского шоссе возле железнодорожной станции Саперная,
а в ту, что шла вглубь от шоссе к самой Неве. Поселок
раскинулся на небольшом пространстве неподалеку от разрушенных
войной высоких кирпичных зданий. Здесь военнопленными немцами
был построен асфальто-бетонный завод (АБЗ) и рядом с заводом -
барачный поселок. Кроме асфальто-бетонного завода в поселке
функционировали автоколонна и дорожно-эксплуатационный участок
(ДЭУ). Из жилых строений не барачного типа были несколько
частных домиков на берегу Невы, каменное здание ДЭУ и так
называемый "собачник". Ранее в этом домике жили
солдаты-кинологи. Они ухаживали за собаками, готовили для них
пищу, кормили их. С 1955 года в "собачнике" поселились дедушка
с бабушкой Женькиного друга Кольки.
В детстве Женька воспитывался без отца, меньше с матерью,
чем с бабушкой и дедушкой. Когда они с матерью приехали в
Саперную, то с дедом и бабкой оставались Женькины младшие брат
и сестра. После смерти бабушки и они приехали к матери. Своих
потомков изредка навещал дед Маркел, невысокий, но крепкий,
жилистый мужик. Женька любил деда и скучал по нему. И вообще он
первое время здорово тосковал по своей деревне и по маленькой
безымянной речке.
В Саперной же, под самым, как говорится, носом, протекала
Нева. В этом месте ее ширина составляла около километра. Налево
по Неве - в Ленинград, направо - в Ладогу. Направо - против
течения, идти трудно. Особенно трудно грести, когда проходишь
Ивановские пороги. Там
течение... Если ляжешь на спину у берега, то понесет с
такой скоростью, что кусты над тобой только мелькают, о них
руки в кровь издерешь, но не остановишься.
Лодка являлась единственным средством переправы на другой
берег. А там уже был Всеволожский район - область, поселок
Овцыно. В овцынский магазин добираться из Саперной было ближе,
чем в Понтонную или в Корчмино. Свой же функционировал плохо.
Выбор продуктов был невелик. Переправлялись через реку и на
работу туда и обратно, а также в гости, за грибами и на танцы.
Не дай Бог запоздать малость после танцев, имелись все шансы
заночевать на берегу. Перевозчика и без того приходилось ждать
очень долго, тем более становилось обидно, когда на твое
отчаянное "Лодку!" с родного сапернского берега чего только не
посулят тебе в "глотку".
На лодке по весне ходили почти до Ладожского озера за
черемухой.
Вот и тогда, ясным весенним утром, Женька отчетливо
помнит, как ребята отправлялись за черемухой, а он не мог
поехать, помогал матери заниматься подсобными работами на АБЗ.
А вечером по поселку разнесся слух, что утонул один из
близняшек Назаровых.
Кому пришла в голову мысль привязаться к попутной барже,
никто не знает. Короче, ребята привязались, но не к последней
барже, а к предпроследней. Случилось, буксир ли затормозил, еще
ли что, но задняя баржа догнала лодку и так ее стукнула, что
дно лодки вывалилось. Один из ребят сразу сумел ухватиться за
борт баржи и тем спасся, а трое ушли под воду. Вскоре Вовка
Старухин, самый старший из них вынырнул с маленьким братишкой
Колькой. Его он тоже высадил на баржу, успел, а сам нырнул,
чтобы избежать удара надвигающейся другой баржи. Позднее он
рассказывал, что несколько раз пытался вынырнуть, но постоянно
ударялся головой в деревянное днище баржи. Уже легкие требовали
вдоха и в голове стучало громко-громко, когда он, наконец,
вынырнув, успел ухватиться за корму уходящей последней баржи. А
Назаров-близнец так и пошел ко дну. Через несколько дней его
выловили в районе Володарского моста.
Первыми из ребят, с кем Женька познакомился в Саперной,
были Старухины, Козловы, Шорины, Славка Мидин. Старухиных было
много. По возрасту Женьке подходили Толька (помоложе его) и
Вовка (чуть постарше). Это была дружная трудолюбивая семья.
Спокойные, деловитые, несуетливые. Козловы, наоборот, были
задиристые и отчаянные, не зря Козлами звали. Толька Козел был
постарше Женьки, немного приблатнялся, носил "лондонку", верх
тогдашнего шика, много рассказывал о целине, куда на целый год
ездил с первыми добровольцами. Ребята восхищались его
рассказами, завидовали ему. Шорины были, как и Старухины,
хозяйственны и трудолюбивы. Их было двое: Витька и Колька.
Витька учился в десятом классе, а Колька был еще совсем пацан.
Витька больше дружил со Славкой Мидиным, они были
одноклассниками.
Несколько позже - другие знакомства: Валерка Михайлов,
дяди Феди ряболысова (так звали Валеркина отца, который был и
рябой, и лысый) сын; Вовка Николаев (Никола); непостоянный
житель Саперной (проводил каникулы у бабушки с дедушкой) Колька
из "собачника"; Ваня Осипов.
Еще позже приехали Толя Петров с братом Борисом (хрусть
чем-нибудь); Володя, брат завклубом, и другие ребята.
Валерка учился играть на баяне и трубе. Получалось
неплохо. Особенно мелодия: "Раз пчела в теплый день весной..."
Была у него сестра, позднее - красавица девка.
У Николы тоже была сестра Люся, постарше его. Они жили с
матерью в каменном здании ДЭУ. Никола часто к месту и не к
месту криво улыбался, как будто с пренебрежением, надменно и
хитро, за что его еще звали косоротым.
Борис с Толей поселились в бараке их сестры Нины, которая
проживала с мужем Иваном Владимировичем Семиным и сыном
Колькой. Муж был старше ее намного. Насупленный, он казался
соседям нелюдимым, но это впечатление было обманчивым. Он со
всеми сходился довольно быстро. В компании любил выпить. Людей
же притягивало к нему то, что он был мастер на все
руки, а главное - первоклассный печник.
У Семиных ребята иногда коротали ненастные дни, слушали
хорошую музыку - у Нины был проигрыватель и много пластинок.
В хорошую погоду чаще ходили на озеро. Озеро было чистое и
просторное. Там можно было вволю поплавать, понырять,
позагорать. На озере был хороший вид, и друзья любили там
фотографироваться. Фотографировал обычно Толя.
Больше всего Женька сдружился с Колькой и Иваном. Иван
приехал в Саперную примерно на полгода позже Женьки из
Псковской области и был моложе его почти на три года. Это их
дружбе не мешало. Иван жил с семьей старшей сестры Клавдии
(Клавди, как говорили в Саперной). Она ему была, словно вторая
мать. Женьку Иван еще притягивал к себе тем, что тоже играл на
гармошке. Да как играл?!. Не только лучше его, но и лучше
многих саппернских взрослых гармонистов.
Часто ребята собирались у Клавдии, играли в подростковые
настольные игры. Это на первых порах их дружбы. Иногда ходили в
недалекие походы. Любили ходить в гости к цыганам, которые
раскидывались табором на пологом берегу Невы, в устье ее
умершего притока, не доходя до противотанкового рва. Нравились
ребятам костры, шатры, цыганские песни. Иногда оставались
ночевать в таборе. Позднее ходили в гости к солдатам стройбата,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.