read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Сведения Ларионов не записывал, он их запоминал. Настроение
улучшилось. Он поднялся со скамьи, подмигнул Вадику, усмехнулся:
- Кончил дело - гуляй смело. А не вернуться ли нам, Вадик, в Дом
кино, шарики с устатку покатать?
- Я тут Ромку Петровского встретил. Он тебе не нужен? - вставая,
предложил Вадик, как бы отстегивая Ларионову премиальные за душевное
поведение.
- О чем толковали? - без особого интереса поинтересовался Ларионов.
- Да вроде ни о чем. Топтался он на месте, намеки делал, хотел о
чем-то спросить, но так и не спросил ни о чем.
- На что намекал, вокруг чего топтался?
- Как бы походя вопросик закинул насчет того, знаю ли я человека при
деньгах, который эти деньги вложить хочет. Я ему прямо в лоб: что
предлагаешь? Он посмеялся, рукой махнул, мол, так, отдаленная перспектива.
- Ну, тогда ближайшая перспектива у него - два года за нарушение
паспортного режима. У него ведь Москва минус сто. Встретишь его, так и
скажи.
- От своего имени? - изволил пошутить Вадик.
- От моего имени, от имени московской милиции, как тебе удобнее. Ну
что, пошли?
- Берегись, Алексеич, раскую я тебя на все четыре копыта. Год будешь
мне алименты от своей милицейской зарплаты отстегивать!

Лики музыкальных гениев по стенам, лица знакомых интеллигентов в
рядах, и Курт Зандерлинг с Бетховеном в обнимку. Ах, хорошо! Роман Казарян
прикрыл глаза. Красивым голосом Всеволод Аксенов ритмично излагал
последний монолог, и взрывами врывалась музыка.
Вот он финал. Ах, хорошо, ах, хорошо! Хорошо вспомнить, что можно
испытать наслаждение от музыки, хорошо ощущать себя в душевном единении с
теми, кто вместе с тобой испытывает это наслаждение, хорошо сидеть в
кресле с закрытыми глазами и просто слушать. Все. Конец Эгмонту, конец
первому отделению.
Роман открыл глаза. Поднялся с кресла. В шестом ряду, справа, вставал
Миша Мосин. Роман направился к нему.
- Ромочка! - обрадовался Миша Мосин. - Сколько зим, сколько лет!
Гуляли в фойе, разговаривали об искусстве.
Идя в Большой зал консерватории, Казарян полагал, что после первого
отделения возьмет Мишу Мосина под руку и выведет на улицу Герцена, где
задаст ему ряд интересующих его, Казаряна, и Московский уголовный розыск
вопросов. Но пожалел и этого не сделал. Не Мосина пожалел. Во втором
отделении была Девятая. Договорились встретиться после концерта.
Кончилось все. Ослабленные и невнимательные, они закуривали в
скверике, в котором еще не поселился размахивающий руками Чайковский.
Подбежала дамочка в очках, схватила Мосина за рукав, защебетала оживленно.
- Мосенька, сегодня Курт был неподражаем, не правда ли?
- Иначе и не могло быть. Он с нами прощался, Лялечка.
- Это не трепотня, Мося, это действительно так? - жалостно спросила
дамочка.
- Это действительно так. Днями Курт Зандерлинг навсегда уезжает от
нас в ГДР, - торжественно доложил Мосин.
- Горе-то какое! - деловито огорчилась дамочка, поцеловала Мосина в
щеку, подхватила на лету падавшие от удара о мосинский нос очки и убежала.
- Миня, а почему тебя Мосей стали звать? - поинтересовался Роман.
- Ты с успехом мог бы задать другой вопрос: Мося, а почему тебя Миней
назвали? - раздраженно ответил Мосин. - Но мне кажется, что ты отлавливал
меня не для того, чтобы задать этот вопрос. А совсем-совсем другой. По
палагинскому делу. Так?
- Проницателен ты, Миня.
- Профессия такая.
- А какая у тебя профессия?
- Юрист, Рома.
- Не юрист, а юрисконсульт фабрики канцтоваров "Светоч". Это не
профессия и даже не должность. Это крыша, голубок мой.
Мося засмеялся и смеялся долго. Отсмеявшись сказал:
- Господи, до чего же милиционеры одинаковые! Сразу пугать.
- Я не пугаю тебя. Я позицию определяю, с которой ты и должен
выступать в разговоре со мной. Я - представитель правоохранительных
органов, а ты - жучок, существующий и существующий неплохо на сомнительные
доходы.
- Из пушек по воробьям, - как бы "а парт" кинул реплику Мосин.
- Воробей - это ты?
- Выстрел-то мимо меня и поэтому по воробьям. - Вопросы будешь
задавать? - с места в карьер начал Мосин.
- А как же! - обрадовался Казарян.
- Тогда без предисловий начинай. Я тороплюсь, меня симпатичная гусыня
ждет.
Казарян взял его под руку и вывел на улицу Герцена, и пошли они к
Манежной площади.
- С палагинской коллекцией хорошо знаком?
- Да.
- И знаешь, как она хранилась в доме?
- Да.
- Через тебя никто не пытался начать переговоры с Палагиным о продаже
коллекции или части ее?
- Палагинской коллекцией интересуются только специалисты и фанаты. И
те и другие знают, что Палагин ничего не продает. Так что подобной попытки
не может быть в принципе.
- Кстати, Миня, а сам-то ты что-нибудь коллекционируешь?
- Конечно. Но моя страсть - сугубо по моим средствам. Я по дешевке
собираю русскую живопись начала двадцатого века, которая стоит копейки и
которая через двадцать пять лет сделает меня миллионером.
- А хочется стать миллионером?
- До слез, Рома.
- При такой жажде можно и форсировать события, а?
- Какие, собственно, события?
- События, приближающие тебя к миллионам.
- Дорогой Рома, при твоем ли роде деятельности заниматься
эвфемизмами? Спроси коротко и ясно: "Гражданин Мосин, не вы ли за
соответствующее вознаграждение навели уголовников-домушников на коллекцию
Палагина?"
- Считай, что спросил.
- Не я.
- Жаль. - Казарян обнял Мосина за плечи. - А то как бы было хорошо!
- Не столько хорошо, сколько просто. Для тебя.
- В общем, я тебе, Миня, верю. Хотя нет, все наоборот. В общем, я
тебе, Миня, не верю, но в данном конкретном случае верю.
- Тоже мне Станиславский! Верю! Не верю!
- Хватит блажить-то. Давай вместе подумаем. Я поначалу был убежден,
что наводка зрячая. А вот окружение прошерстил и усомнился.
- А если темная, Рома?
- Откуда? Среди окружения фофанов для темной наводки нет.
- Есть идея, Рома.
- Поделись.
- А что я с этого буду иметь?
- Миня, могу тебя заверить: от моих благодеяний миллионером станешь.
- Да я шучу, шучу! Хотелось бы просто от тебя в знак признательности
небольшой сувенирчик. У твоего папаши в чулане лентуловский этюд пылится.
Только и всего!
- Договорились. А ты мне в ответ - театральный экскизик Добужинского.
Я помню, у тебя их несколько.
- Это же баш на баш! Мне-то какая выгода?
- Как знаешь, Миня, как знаешь!
Мосин отчаянно махнул рукой:
- Ну, что мы с тобой, право, как на базаре! Бери идею задаром.
- Значит, Лентулов менять прописку не будет.
- Как это не будет? - возмутился Мося. - Мы же с тобой договорились:
ты мне Лентулова, а я тебе - Добужинского.
- Ладно. Отдавай идею задаром.
- Вы в своей конторе на Петровке небось думаете, что вы самые умные и
проницательные. А у некоторых на плечах тоже не кочан капусты.
- Кстати, насчет эвфемизмов. Некоторые - это ты?
У казаряновской альма-матер - юрфака - они перешли на другую сторону
улицы, свернули налево и мимо старого здания МГУ, мимо американского
посольства выруливали к "Националю".
- Абсолютно верно. Я. Так вот, у которого на плечах не кочан капусты
вне зависимости от вас размышлял о краже и пришел к выводу, что наиболее
вероятный источник о палагинской коллекции и о квартире - обслуга.
Прикинул: жактовские деятели, приходящая прислуга, персональная портниха
жены и, наконец, столяр-краснодеревщик, который уже много лет строит
Палагину разнообразные вместилища для его коллекции.
Слесаря, водопроводчики, домработница, портниха, электрики, конечно
же, могут дать кое-какие сведения о квартире Палагина. Но исчерпывающие
сведения, а главное - все о коллекции, может дать только Петр Федосеевич,
краснодеревщик. Я его знаю сто лет, Палагин его знает сто лет, все его
знают сто лет, и поэтому почти с уверенностью можно сказать, что на
сознательную зрячую наводку он никогда не пойдет. А вот втемную его
использовать могли.
- Завтра с утра мы с тобой, Миня, в гостях у Петра Федосеевича.
- А ты сегодня Лентунова подготовь. Там масло, ты пыль влажной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.