read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Поэтому наша лучшая ставка - хранить то, чем мы уже обладаем. Разве
не так?
Однако, как ни печально, это создает определенные обязанности. И это
- наше. Оно формирует нас. Мы можем сами не слишком хорошо сознавать это,
но, наверняка, мы поймем его лучше, чем что-то для нас чужое и незнакомое.
И если мы будем упорно трудится, упорно думать, проявим чутье и добрую
волю, мы сможем доказать это.
Вы не повторите нашу ошибку, не будете надеяться, что вашу жизнь
смогут улучшить злобные и напуганные теоретики. Они разом лишат вас всего
богатства вашего, приобретенного в муках жизненного опыта. Вы не станете
слушать вещающих увлекательные речи догматиков. Их передел-реформистские
движения, которые чего-то там добились то ли два поколения тому назад, то
ли два столетия. Отвернитесь от студентов, уверяющих, что у них есть ответ
на все социальные вопросы, над которыми ломали головы и разбивали
вдребезги сердца такие люди, как Хаммапури, Моисей, Конфуций, Аристотель,
Аверий, Платон, Томас Аквинский, Гоббс, Локк, Вольтер, Джефферсон,
Линкольн и тысячи других.
Но хватит об этом. Я не интеллектуал, я всего лишь пытаюсь думать
самостоятельно. Мне тягостно видеть, как полные благих намерений люди
делаются орудиями в руках тех немногих, чья цель - обвести нас вокруг
пальца.


22
Они едва не задохнулись от изумления. Горловой звук вздоха быстро
превратился в рычание. Ближайший мужчина сделал один-два шага в нашу
сторону. Барни взмахнул своим флагом.
- Подождите! - воззвал он. Громоподобный бас перекрыл все остальные
звуки. - Перемирие. Давайте переговорим! Приведите вашего руководителя ко
мне!
- Не о чем говорить, ты убийца! - завизжала усеянная прыщами девица и
замахнулась на меня своим плакатом. Я успел мельком увидеть на нем надпись
"мир и братство". Дальше читать не стал, был слишком занят, оберегая свой
череп. Кто-то начал скандировать лозунг, который быстро подхватили
остальные:
- Долой Диотрофеса, долой Диотрофеса, долой Диотрофеса...
Меня охватила тревога. Хотя Диотрофес лишь едва упоминался в третьем
послании Иоанна, современные иоанниты превратили его в символ
противостоящих их движению церквей (несомненно, их посвященные и адепты
подразумевали под этим именем и какие-то другие объекты). Неверующие, то
есть просто бунтари (они составляли большинство иоаннитов), не
беспокоились о том, чтобы разобраться в таких тонкостях дела. Для них
Диотрофес сделался нарицательным именем ненавистной им светской власти.
Или кого угодно еще, кто стоял бы им поперек дороги. Этот призыв уже не
раз гипнотизировал толпы, приводя их в крушащее все неистовство.
Однако, как ни печально, это создает определенные обязанности. И это
- наше. Оно формирует нас. Мы можем сами не слишком хорошо сознавать это,
но наверняка, мы поймем его лучше, чем что-то для нас чуждое и незнакомое.
И если мы будем упорно трудиться, упорно думать, проявим чутье и добрую
волю, мы сможем доказать это.
Вы не повторите нашу ошибку, не будете надеяться, что вашу жизнь
смогут улучшить злобные и напуганные теоретики. Они одним разом лишат вас
всего.
Защищая глаза от когтей девицы, я отобрал у нее плакат. Извлек свой
фонарик. Но внезапно все изменилось. Зазвучал колокол. Чей-то выкрик.
Низким был и звон и выкрик, и в них звучало что-то, что перекрывало
растущий гам.
- Мир! Храните любовь в ваших сердцах, дети. Успокойтесь, ибо здесь
присутствует сам святой дух!
Нападающие на меня попятились. Наше окружение раздалось. Люди начали
опускаться на колени. Стон прошел по толпе, он усиливался. Это был почти
оргазм, и - смолк, сменившись тишиной. Подняв глаза, я увидел, что к нам
приближался священник.
Он шел, в руке колокол, над головой, вознесшийся вверх, ранее
стоявший за алтарем т-образный крест. Так что вместе с ним шествовал сам,
пригвожденный к кресту тайны Христос. Ничего тут нет страшного, -
мелькнула дикая мысль, если не считать, что другие церкви назвали бы все
это кощунством - придать главному символу их веры подобную форму и
подействовать на него, как на какую-то метлу, с помощью антигравитационных
заклинаний. Однако, в целом спектакль был чрезвычайно внушительным. Это
было как бы олицетворением всего гностицизма.
Я всегда относился к "невыразимым тайнам" иоаннитов, как к
невыразимому пустословию. Теперь я кое-что понял. Здесь было нечто
большее, чем обычные сверхъестественные эманации. Я ощущал это каждым
своим унаследованным от волчьей ипостаси нервом. Мне не казалось, что эта
сила исходила от всевышнего. Но тогда от кого же?
Священник остановился перед нами. Выглядел он - человек человеком. Он
был маленький, тощий, его мантия была ему не слишком впору. На пуговке
носа криво сидели очки. Его седые волосы были такими редкими, что я едва
мог понять, где начинается его тонзура, выбритая через макушку от уха до
уха полоса. Рассказывали, что такую тонзуру ввел Симон-маг.
Сперва он повернулся к толпе:
- Разрешите мне без ненависти поговорить с этими, не знающими любви,
джентльменами. Возможно, это послужит торжеству добродетели, - в голосе
его была какая-то странная убежденность. - Тому, кто любит, не может быть
неведом бог. Ибо бог есть любовь.
- Amen, - забормотали иоанниты.
Когда маленький священник повернулся к нам, я внезапно поверил, что
они правда всерьез принимает это замечательное изречение. От его слов не
пахло ложью. Враг хорошо знает, как использовать преданную своему делу
искренность. Но теперь я относился к нему с меньшей неприязнью, за
священником обозначился человек.
Он улыбнулся нам и наклонил голову.
- Добрый вечер, - я посвященный пятого класса Мармидон. К вашим
услугам.
- Это... э... ваше эклизианское имя? - спросил Барни.
- Разумеется. Прежнее имя - есть первое, что следует оставить в этом
мире, проходя через врата перехода. Если это вызывает у вас насмешку, то
насмешки меня не страшат, сэр.
- Нет, ничего подобного я даже не допускаю, - и Барни представился.
Потом представил меня. Этим дешевым способом он высказал наше желание
наладить мирные отношения - поскольку и без того было легко определить,
кто мы такие.
- Мы пришли, поскольку надеемся заключить соглашение.
Мармидон засветился.
- Великолепно! Изумительно! Как вы сами понимаете, я не официальный
представитель. Демонстрация организована комитетом национальной
добродетели. Но я буду рад оказать вам эту услугу.
- Беда в том, - сказал Барни, - что наши возможности в выполнении
ваших основных требований весьма ограничены. Как вы понимаете, мы не
против мира во всем мире и всеобщего разоружения. Но это дело
международной дипломатии. Таким же образом решать, когда нужно положить
конец оккупации ранее враждебных нам стран, и сколько нужно затратить
средств на повышение социального благосостояния в нашей стране, должны
президент и конгресс. Амнистией для участвующих в беспорядках должны
заниматься городские власти. Вводить ли в школах курс философии и истории
гностицизма обязаны решать специально для этого назначенные представители
правительства. Что касается всеобщего выравнивания доходов и искоренения
материализма, лицемерия и несправедливости... - он пожал плечами, - для
этого нужна, по крайней мере, поправка в конституции.
- Вы, однако, можете оказать немаловажное влияние на процесс
достижения этих целей, - сказал Мармидон. - Например, вы можете
пожертвовать определенную сумму в фонд комитета общественного просвещения.
Вы можете способствовать выдвижению на выборах достойных кандидатов и
помочь финансировать их компанию. Вы можете разрешить прозелитам обращать
истинную веру ваших служащих. Вы можете прервать отношения с дельцами, все
еще проявляющими упорство, - он распростер руки. - И если вы сделаете это,
дети мои, вы спасетесь от вечного проклятья.
- Ну, может быть. Хотя пастор Карсолунд из лютеранской церкви святого
Алафа, возможно, убеждал меня в обратном, - сказал Барни. - В любом
случае, перечень слишком велик, чтобы провернуть все это за один день.
- Само собой, само собой, - Мармидона затрясло, так его переполняло
рвение. - Мы достигнем поставленных целей постепенно, шаг за шагом. "Но
пока в вас есть свет; вы можете быть детьми света". Таков единственный
результат нашей сегодняшней беседы.
- Трудности в том, - сказал Барни, - что вы хотите, чтобы
аннулировали подписанные нами контракты. За которые мы уже получили аванс.
Вы хотите, чтобы мы нарушили данное нами слово и подвели тех, кто нам
доверяет.
Сказанное никак не подействовало на Мармидона. Он выпрямился во весь
свой маленький рост, твердо посмотрел на него и отчеканил:
- Эти воины духа святого требуют, чтобы вы прекратили производство
снаряжения для армии, несущей угнетение другим странам и полиции, несущей
угнетение нашей стране. Сейчас мы не просим вас ни о чем большем. И не
согласимся ни на что меньшее. Данный вопрос - вне обсуждения.
- Понимаю. Ничего много я от вас не ожидал, - сказал Барни. - Но я
хотел бы при свидетелях разъяснить вам ситуацию. Я хочу предостеречь вас.
Те, кто слышал эти слова, завертелись. Одни свистящим шепотом



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.