read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Больше не клевало. Я отдохнул и подумал, что все в порядке. Что
всегда был вынослив и живуч, что каждый день кипятил хвойный отвар и
кровь из десен не идет, что река - она прокормит и выведет, а река -
где-то уже недалеко.
По топкому берегу ручья чавкало подо мхом, надо было заботиться и
не отморозить ноги.
Назавтра ручей пеершел в какую-то бочажку, а бочажка растеклась в
болотце.
Надо было б вернуться, попробовать наловить рыбы, сделать шалаш,
передохнуть, - но зима подпирала. "Держи на запад!" - так приказывали
старые парусные лоцим в проливе Дрейка. Что бы ни было - держи на запад.
Я держал на запад.
Со мной повторялась история, известная мне по книгам. Я вырезал
палку и опирался на нее, потому что ноги неожиданно подламывались или не
могли подняться, чтобы перешагнуть упавший ствол. Потом сделал другую
палку, удобнее: метра два длиной, с сучком на уровне груди. Ее можно
было зажимать под мышку, как костыль, а перелезая через завал, упирать в
землю и, перехватывая повыше, слегка подтягивать тело вверх на руках.
По утрам легкие трещали от кашля, как вощанка, вязкая мокрота
залепляла грудь. Ноги опухли уже сильно, и я надрезал на подъеме головки
сапог, иначе они не натягивались. После того, как я провалился в
обморок, долго и тщетно силясь натянуть правый сапог, я перестал
разуваться: лучше идти в мокрой обуви, чем босиком.
Во рту был такой вкус, будто я изгрыз пузырек с одеколоном и
закусил шерстью.
Ходьба превратилась в тупое механическое действие, выматывающее, но
такое же естественное и необходимое, как дыхание. Я уже больше ни о чем
не думал, не строил планов, не имел желаний. Жил, дышал и шел, стараясь
не забыть только одно: нельзя потерять зажигалку, там еще есть бензин,
это - огонь и жизнь. Я знал, что иду к реке, знал, кто я, где, и что со
мной случилось, но уже ничего не воспринимал: иногда понимал, что упал и
лежу уже довольно давно, иногда - что ничего не видно, следовательно,
это ночь, и надо остановиться и лечь поспать, иногда - что красное на
руке, вероятно, кровь, и, значит, то ощущение, которое было какое-то
время назад - это сучок расцарапал лицо.

- 73 -
Черная река дымилась среди снежных лесистых берегов, и белые мухи
кружились и сеялись над ней под ровным серым небом. Я помнил, что мне
нужна река, но не мог вспомнить, зачем. Река выглядела бесполезной. Это
было препятствие, и через него нельзя было перейти. Это какой-то конец
пути... это хорошо, но чем? меня здесь никто не ждет. Я испугался
паутинных обрывков мыслей и занялся костром и кипятком. Привычное
занятие вернуло меня к действительности. Тонкие буравчики нарывов по
всему телу мешали двигаться. Двигаться! По реке. Плыть.
Плот мне было не сладить. Сил не оставалось. Без топора? А как
двигать бревна. Они тяжелые, это работа, калории, а калорий нет, не
хватает даже на передвижение собственного тела. Я понимал краем
сознания, что с соображением у меня что-то неладно, и пытался рассуждать
как мог строго логически.
Строго логически я перебрал варианты и пошел берегом вниз по
течению. Река - течение - люди - жизнь - цель; такую цепь мне удалось
выстроить в своих рассуждениях.
Вечером я упал рядом с костерком и не смог встать. Надо было
отдохнуть и набраться для этого сил. Набираясь сил, лучше всего лежать и
дремать. Снег пушистый, это теплоизоляция, если он укроет сверху - это
только лучше, теплее. Костер в это время не нужен, напрасная трата сил,
он только снег растопит, и станет холоднее, а так он вроде гаснет - а
становится теплей, идиот я, что раньше не понял такой простой вещи и
тратил зря столько сил...
...Я понял, что замерзаю, что это - конец, и изо всех слабых сил
сознания раздул черную искорку ужаса смерти... Спокойно спать в тепле,
так хорошо, тихо, отдохнуть, без боли, это же так хорошо, самое
лучшее...
Это было как вынырнуть с того света. Я орал, как в кошмаре, помогая
себе проснуться и встать. Искал нож - уколоть руку, но ножа не было. Я
встал на четвереньки, схватил снег зубами, проглотил...
Сова ухала в заснеженном лесу, и луна стояла над черной рекой. Я
вздул угли костра и вскипятил воду. Последняя сигарета была очень
крепкой, бодрила, возбуждала, от нее подташнивало, но и тошнота
ощущалась, как полнота жизни. Я очень боялся заснуть. До света кипятил
воду и пил.
Вылезло косматое солнце, зацвенькала в лесу птица, сучья трещали в
бледном пламени, было тепло у огня, я забросил леску, поймал двух
гольянчиков, опустил на пару секунд в кипяток, чтоб они прогрелись и
тепла, энергии в организм поступало больше, поел и пошел.
Меня окликнули. На воде у берега качалась большая лодка, а в ней -
весь наш класс. Ждали меня одного, чтоб плытьна тот берег за цветами. Я
сказал, что мне нужно переодеться, но они закричали, и я побежал к ним.
Я пришел в себя на берегу, лежа на снегу с разбитым о камень лицом:
упал и потерял сознание.
Был поворот реки, и за ним должен был открыться дом, и из трубы
дым. И я дошел до поворота, хотя ноги уже не помещались в сапогах, это
понималось по боли, но снять сапоги было невозможно, а срезать нечем -
нож потерялся.
Но за поворотом опять была белая равнина и черная лента реки, я шел
дальше, ковылял, тащился, падал и вставал, был еще поворот, и я пытался
сообразить, это первый поворот или нет, потому что за вторым должен быть
дом, и дым из трубы.
Зажигалки не было, я не мог разложить костер, а нет костра -
значит, день не кончен, значит, это все продолжается один день, значит -
надо идти.

- 74 -
Я чувствовал, что жизни мне отмерено до поворота, и подавлял в себе
желание остановиться, чтоб жизнь продолжалась, а то поворот - и все... я
уже соображал только то, что незачем тратить силы на удержание
равновесия, я шел на четвереньках, и это было быстрее и легче.
Потом я уже вообще ничего не понимал, но, видимо, двигался.
И был звук. Второй. Хлопок. Резкий крепкий хлопок. Выстрел.
Отчетливый выстрел охотничьего ружья. Громкий тугой удар из широкого
гладкого ствола расшиб морозный воздух.
Я вскинулся и заорал. Вернее: дернулся и заскулил. Подтянул под
себя руки и ноги и снова пошел на четвереньках.
Я шел в бреду, тайга и снег мешались с теплой ванной, жареным мясом
и музыкой, теплое зимовье стояло на крымском берегу, в черной реке
плавали загорелые девушки, а я шел на твердых ногах и все мог, потому
что был жив.
Ватная вертикаль и серое небо.
Дым.
Настоящий.
Я захрипел и стал переставлять все четыре конечности в маршевом,
как мне казалось, ритме. Я про себя кричал военные марши, походные песни
и просто какой-то ритм, пожестче, потверже. Мотал головой и выдыхал в
такт каждому движению, мычал и стонал.
Это была избушка.
Дыма над ней не было, а небо было зеленым и красным, потому что на
самом деле наступило уже утро следующего дня.
Залаяла собака.
Собака была маленькая и черная. Лайка. На крыльце.
Поленница дров у стены под навесом, и перевернутая лодка на берегу,
привязанная к дереву.
Собака лаяла.
На крыльцо вышел человек.
Он смотрел на меня.
Человек.
Я встал на ноги и спокойно сказал ему:
- Привет.
И не понял, что за хрип послышался рядом с моей головой, на снегу,
со стороны.
Тут земля меня нокаутировала. и, ткнувшись лицом в снег, я успел
подумать, что если это мираж, значит - все.

- Пей, пожалуйста...
Я был дома, на кровати, в странном сне. Добрая рука поддерживала
под затылок. Я проглотил что-то жгучее, потом что-то теплое и сладкое, и
полетел, поплыл в ласковую, теплую пустоту.

- Не говори. Потом. Окрепнешь, поправишься - тогда разговаривать
будем. Кушай суп.
Из ложки лилось в рот, я глотал что-то, разливающееся внутри
болезненным теплом, приятной тяжестью, - и снова летел в пустоту. Сладко
было в последний миг сознания свободно разрешать себе лететь в нее,
зная, что это можно и даже хорошо, что не надо ни о чем заботиться, мою



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.