read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


И сейчас же она снова услыхала звуки голосов, чириканье воробьев,
увидела солнечный свет, белую ромашку в кудрявой зелени берега, беленькую
собачонку, окончательно решившую, что Лида - ее законная госпожа. Эта
собачонка уселась против Лиды, поджав переднюю лапку, и умильно вертела по
земле белым хвостиком, оставляя на песке забавные иероглифы.
Лида пристально посмотрела на нее и чуть не схватила ее в страстные
отчаянные объятия. Крупные слезы выступили у нее на глазах. И чувство
жалости к своей погибающей милой и красивой жизни было так велико, что у
Лиды закружилась голова, и она судорожно облокотилась на горячие от солнца
перила. При этом движении она уронила в воду перчатку и с непонятным немым
ужасом следила за ней глазами.
Перчатка, быстро кружась, полетела в воду и неслышно упала на ее ровную
сонную поверхность. К берегам пошли быстрые расширяющиеся круги, и Лиде было
видно, как потемнела, намокая, светло-желтая перчатка и медленно погрузилась
в темную зеленоватую глубину. Странно, точно в тоскливой агонии, она
повернулась раз и другой и стала погружаться медленными кругообразными
движениями. Лида, напрягая зрение, старалась не потерять ее из виду, но
желтое пятно все меньше и меньше виднелось в зеленоватой темноте воды,
мелькнуло еще раз и другой и тихо, беззвучно исчезло. По-прежнему перед
глазами Лиды была одна ровная, сонная и темная глубина.
- Как же это вы, барышня! - сказал возле женский голос.
Лида с испугом отшатнулась и взглянула в лицо толстой курносой бабы,
смотревшей на нее с любопытством и сожалением.
И хотя это сожаление относилось только к утонувшей перчатке, Лиде
показалось, что толстая добродушная баба знает и жалеет ее, и на мгновение
пришла в голову мысль, что если бы рассказать все, то стало бы легче и
проще. Но как бы раздвоившись в эту минуту, Лида сознавала, что это
невозможно. Она покраснела, заторопилась и пробормотала:
- Ничего... - поспешно и неровно, как полупьяная, пошла с моста.
"Здесь нельзя... вытащат..." - мелькнуло в холодно опустевшей голове
Лиды.
Она прошла вниз и повернула налево по берегу, по узкой дорожке,
протоптанной в крапиве, ромашке, лопухах и горько пахнущей полыни, между
рекой и заросшим плетнем какого-то сада.
Здесь было тихо и мирно, как в деревенской церкви. Вербы, опустив
тонкие ветки, задумчиво смотрели в воду; солнце пятнами и полосами пестрило
зеленый крутой берег; широкие лопухи тихо стояли в высокой крапиве, а цепкие
репяхи легко цеплялись за широкие кружева Лидиной юбки. Какая-то кудрявая
высокая, как деревцо, трава осыпала ее мелкой, белой пыльцой. Теперь Лида
уже заставляла себя идти туда, куда шла, вопреки могучей внутренней силе,
боровшейся в ней.
"Надо, надо, надо, надо...." - повторяла Лида в глубине души, и ноги
ее, точно на каждом шагу разрывая какие-то тягучие путы, с трудом несли ее
все дальше и дальше от моста, к тому месту, которое вдруг почему-то
нарисовалось Лиде как конец пути.
И когда она пришла туда и под тонкими спутанными прутьями лозняка
увидела черную холодную воду, быстро огибавшую нависший берег, Лида поняла,
как ей хочется жить, как страшно умирать и как все-таки она умрет, потому
что ей нельзя жить. Она не глядя бросила оставшуюся перчатку и зонтик на
траву и свернула с дорожки прямо по густым бурьянам.
В одну эту минуту Лида вспомнила и перечувствовала необъятно много: на
самом дне ее души, давно забытая и забитая новыми мыслями, детская игра с
наивной мольбой и страхом повторяла: "Господи, спаси... Господи, помоги..."
- откуда-то вынырнул мотив арии, который она недавно разучивала с роялем, и
весь целиком промелькнул у нее в голове; вспомнила Зарудина, но не
остановилась на нем; лицо матери, в это мгновение бесконечно ей дорогое и
милое, мелькнуло перед нею и именно это лицо толкнуло ее к воде. Никогда
прежде, ни после того Лида не понимала с такой ясностью и глубиной, что мать
и другие люди, любившие Лиду, в сущности, любили не ее, такую, как она была,
с ее пороками и желаниями, а то, что им хотелось видеть в ней. И теперь,
когда она обнажилась и сошла с дороги, которая, по их мнению, была
единственной для нее, именно эти люди, и больше всех мать, тем больше, чем
сильнее любили прежде, должны были ее истязать.
Потом все случилось, как в бреду: и страх, и желание жить, и сознание
неизбежности, и недоверие, и уверенность в том, что все кончено, и надежда
на что-то, и отчаяние, и мучительное для нее признание места, где она
умирала, и человек, похожий на ее брата, быстро перелазивший к ней через
плетень.
- Ничего глупее придумать не могла! - крикнул Санин, запыхавшись.
По неуловимому человеческим мозгом сцеплению мыслей и побуждений Лида
пришла именно к тому месту, где кончался сад Зарудина и где на
полуразвалившемся плетне, в неудобной позе, скрытая от лунного света черною
тенью деревьев, она когда-то отдалась Зарудину. Санин еще издали увидел и
узнал ее и догадался, что она хочет сделать. Первым движением его было уйти
и не мешать ей поступить как знает, но ее порывистые движения, очевидно,
непроизвольные и мучительные, заставили его сердце сжаться жалостью, и Санин
бегом, прыгая через кусты и лавочки сада, кинулся к Лиде.
На Лиду голос брата подействовал со страшной силой: донельзя
напрягшиеся в борьбе с собой нервы сразу ослабели, голова закружилась, и все
плавным кругом сдвинулось с места. Лида уже не могла сообразить, где она, в
воде или на берегу. Санин успел перехватить ее у самого края, и собственная
ловкость и сила очень понравились ему.
- Вот так! - сказал он.
Потом отвел Лиду к плетню, посадил на перелаз и с недоумением
оглянулся.
"Что ж мне теперь с нею делать?" - подумал он.
Но Лида сейчас же пришла в себя и, бледная, растерянная и слабая, точно
надломленная, горько и неудержимо заплакала.
- Боже мой, Боже! - всхлипывая, как ребенок, проговорила она.
- Глупая ты! - нежно и жалостливо возразил Санин.
Лида не слыхала его, но когда Санин сделал движение, она судорожно и
крепко ухватилась за его руку и зарыдала еще громче.
"Что я делаю! - с ужасом подумала она, - нельзя плакать, надо обратить
все в шутку... он догадается!" Ну, чего ты страдаешь! - мягко гладя ее по
плечам, говорил Санин, и ему было приятно говорить так ласково и нежно.
Лида робко, из-под края шляпы, совсем по-детски снизу вверх взглянула
ему в лицо и притихла.
- Я ведь все знаю, - говорил Санин, - давно знаю... всю эту историю...
Хотя Лида знала, что многие догадываются о ее связи, но все-таки, как
будто Санин ударил ее по лицу, дернулась от него всем своим гибким телом, и
ее широко раскрытые, моментально высохшие глаза, с красивым ужасом
прекрасного затравленного животного скосились на брата.
- Ну, чего ты еще!.. Точно я тебе на хвост наступил! - добродушно
усмехнулся Санин, с удовольствием взял ее за круглые мягкие плечи, пугливо
дрожащие под его пальцами, и опять посадил на плетень, Лида покорно села в
прежнюю надломленную позу.
- Что тебя, собственно, так огорчило? - спросил Санин. - О, что я все
знаю? Так неужели же ты, отдавшись Зарудину, была такого скверного мнения о
своем поступке, что даже боишься признаться в нем?.. Вот не понимаю!.. А то,
что Зарудин не женился на тебе, так это и слава Богу. Ты и сама знаешь
теперь... да и раньше знала, что это человечек хотя и красивый, и для любви
подходящий, но дрянной и подлый... Только и было в нем хорошего, что
красота, но ею ты уже воспользовалась достаточно!
"Он мною, а не я... или и я... да!.. Господи, Господи!" - проносилось в
горячей голове Лиды.
- Вот то, что ты беременна...
Лида закрыла глаза и глубоко втянула голову в плечи.
- Это, конечно, скверно, - продолжал Санин мягким и негромким голосом,
- во-первых, потому, что рожать младенцев дело самое прескучное, грязное,
мучительное и бессмысленное, а во-вторых, потому, и это главное, что люди
тебя замучают... Лидочка, ты, моя Лидочка! с могучим приливом хорошего
любовного чувства перебил сам себя Санин. - Никому ты зла не сделала, и если
народишь хоть дюжину младенцев, то от этого никому, кроме тебя, беды не
будет!
Санин помолчал, задумчиво покусывая ус и скрестив на груди руки.
- Я бы тебе сказал, что надо делать, но ты слишком слаба и глупа для
этого... У тебя не хватит ни дерзости, ни смелости... Но и умирать не стоит.
Посмотри, как хорошо... Вон как солнце светит, как вода течет... Вообрази,
что после твоей смерти узнают, что ты умерла беременной; что тебе до того!..
Значит, ты умираешь не оттого, что беременна, а оттого, что боишься людей,
боишься, что они не дадут тебе жить. Весь ужас твоего несчастия не в том,
что оно-несчастие, а в том, что ты ставишь его между собой и жизнью и
думаешь, что за ним уже нет ничего. А на самом деле жизнь остается такою,
как и была... Ты не боишься тех людей, которые тебя не знают, а боишься,
конечно, только тех, кто к тебе близок, и больше всего тех, которые тебя
любят и для которых твое "падение" потому только, что оно произведено не на
брачной кровати, а где-нибудь в лесу, на траве, что ли, будет ужасным
ударом. Но они ведь не поступятся перед тем, чтобы наказать тебя за грех
твой, так что ж и тебе в них?.. Они, значит, глупы, жестоки и плоски, что же
ты мучаешься и хочешь умереть ради глупых, плоских и жестоких людей?..
Лида медленно подняла на него спрашивающие большие глаза, и в них Санин
увидел искорку понимания.
- Что же мне делать... что делать? - с тоской проговорила она.
- У тебя два исхода: или избавиться от этого ребенка, никому на свете
не нужного, рождение которого, кроме горя, ты сама видишь, никому в целом
свете не приносит ничего...
Темный испуг показался в глазах Лиды.
- Убить существо, которое уже поняло радость жизни и ужас смерти
жестоко, убить же зародыш, бессмысленный комочек крови и мяса...
Странное чувство было в Лиде: сначала острый стыд, такой стыд, точно ее



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.