read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



через два часа вам надоело меня изводить.
- Если я виноват перед вами, - отвечал Мангогул, - то постараюсь
загладить мою вину Сударыня, я отказываюсь от всех моих преимуществ перед
вами, и если в будущем, в результате испытаний, какие мне еще предстоит
сделать, я встречу хоть одну женщину, подлинно и несокрушимо
добродетельную...
- То что вы сделаете? - прервала его Мирзоза.
- Я опубликую, если вам угодно, что я в восторге от ваших рассуждений о
вероятности существования добродетельных женщин; я подкреплю вашу логику
всем моим могуществом и подарю вам мой амарский дворец со всем саксонским
фарфором, какой его украшает, не исключая маленькой обезьянки из эмали и
других драгоценных безделушек, доставшихся мне из кабинета мадам
де-Верю{508}.
- Государь, - сказала Мирзоза, - я удовлетворюсь дворцом, фарфором и
маленькой обезьянкой.
- Хорошо, - отвечал Мангогул, - Селим нас рассудит. - Согласитесь
немного подождать, а затем я снова спрошу сокровище Эгле. Дайте срок,
придворный воздух и ревность супруга окажут на нее свое действие.
Мирзоза дала Мангогулу месяц сроку, это было вдвое больше, чем он
просил. Они расстались, оба одинаково полные надежды. Вся Банза, без
сомнения, держала бы пари за и против, если бы обещание султана стало
известным. Но Селим молчал, и Мангогул решил выиграть или проиграть
втихомолку. Он выходил из апартаментов фаворитки, когда услыхал ее голос из
глубины кабинета:
- Государь, и маленькая обезьянка?
- И маленькая обезьянка, - отвечал Мангогул, удаляясь.
Он медленно шел по направлению к укромному домику сенатора, куда и мы
последуем за ним.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

ПЯТНАДЦАТАЯ ПРОБА КОЛЬЦА.
АЛЬФАНА
Султану было известно, что у всех молодых придворных есть укромные
домики, но вот он узнал, что такими убежищами пользуются и сенаторы. Это его
удивило.
"Что они там делают? - рассуждал он сам с собой (ибо он сохранит и в
этом томе{508} привычку говорить в одиночестве, усвоенную в первом). -
Казалось бы, человек, которому я вверил спокойствие, счастье, свободу и
жизнь моего народа, не должен иметь укромного домика. Но, быть может, этот
домик сенатора совсем не то, что домик какого-нибудь петиметра. Неужели же
должностное лицо, присутствующее при обсуждении самых насущных интересов
моих подданных, держащее в руках роковую урну, из которой будут тянуть
жребий вдов, - может забыть достоинство своего сана и, в то время как
Кошен{509} тщетно надрывает свои легкие, доводя до его слуха вопли сирот, -
станет обдумывать фривольные темы для росписи наддверия в убежище тайного
разврата?.. Нет, это невозможно! посмотрим, однако"...
С этими словами он отправился в Альканто, где находился укромный домик
сенатора Гиппоманеса. Он входит, осматривает комнаты, разглядывает
меблировку. Все кругом дышит фривольностью. Укромный домик Агезиля, самого
изнеженного и сластолюбивого из его придворных, не наряднее этого. Он
собрался уже уходить, не зная, что думать, ибо все эти покойные кровати,
украшенные зеркалами альковы, мягкие кушетки, поставец с душистыми
настойками и другие предметы были лишь немыми свидетелями того, что ему
хотелось узнать. Внезапно он заметил дородную женщину, растянувшуюся на
шезлонге и погруженную в глубокий сон. Он направил на нее перстень и
заставил ее сокровище рассказать следующую забавную историю.
- Альфана - дочь судейского. Если бы ее мать не жила так долго, меня не
было бы здесь. Огромные богатства семьи обратились в прах в руках старой
дуры, и она почти ничего не оставила четверым детям: трем мальчикам и одной
девочке, чьим сокровищем я имею честь быть. Увы! Видно, это было мне послано
за мои грехи. Сколько оскорблений я перенесло! И сколько еще мне придется
вытерпеть. В свете говорили, что монастырь приличествует богатству и
знатности моей хозяйки; но я-то знаю, что мне он не подходит; я предпочло
военное искусство положению монахини и проделало первые кампании под
командой эмира Азалафа. Я усовершенствовалось под началом великого
Нангазаки, но это была неблагодарная служба, и я променяло шпагу на
судейскую мантию. Итак, теперь я буду принадлежать этому маленькому негодяю
сенатору, который так кичится своими талантами, умом, внешностью, экипажем и
предками. Вот уже два часа, как я его жду. По-видимому, он придет, ибо его
управляющий предупредил меня, что он страдает манией заставлять себя ждать.
Сокровищу Альфаны помешал продолжать приезд Гиппоманеса. От грохота
экипажа и от ласк его любимицы левретки Альфана проснулась.
- Вот и вы наконец, моя королева, - сказал маленький председатель. -
Каких трудов стоит вас добиться! Скажите, как вы находите мой укромный
домик? Не правда ли, он не хуже других?
Альфана, разыгрывая из себя дурочку и скромницу ("как будто мы никогда
не видали укромных домиков, - говорило ее сокровище, - и как будто я ни разу
не участвовало в ее похождениях"), воскликнула с печалью в голосе:
- Господин председатель, ради вас я решилась на необычный шаг.
Неудержимая страсть влечет меня к вам и заставляет закрыть глаза на
опасности, которым я подвергаюсь. Чего только не наговорят обо мне, если
заподозрят, что я была здесь.
- Вы правы, - сказал Гиппоманес, - вы сделали рискованный шаг, но
можете рассчитывать на мою скромность.
- Да, - отвечала Альфана, - я рассчитываю также на ваше благоразумие.
- О! Не беспокойтесь, - сказал Гиппоманес, хихикая, - я буду весьма
благоразумен. Ведь в укромном домике всякий благочестив, как ангел. Честное
слово, у вас прелестная грудь.
- Будет вам! - воскликнула Альфана. - Вот вы уже нарушаете свое слово.
- Ничуть не бывало, - возразил председатель. - Но вы мне не ответили.
Как вам нравится эта меблировка? Поди сюда, Фаворитка, - обратился он к
левретке, - дай лапку, дочка. Славная моя Фаворитка!.. Не угодно ли вам,
мадемуазель, прогуляться по саду? Пойдемте на террасу; она очаровательна.
Правда, ее видно из окон соседей, но, быть может, они вас не узнают...
- Господин председатель, я не любопытна, - отвечала Альфана обиженным
тоном. - Мне кажется, здесь лучше.
- Как вам будет угодно, - продолжал Гиппоманес. - Если вы устали, то
вот кровать. Советую вам ее испробовать, чтобы сказать о ней свое мнение.
Молодая Астерия и маленькая Фениса, которые знают толк в таких вещах,
уверяли меня, что она хороша.
Говоря эти дерзкие слова, Гиппоманес снимал платье с Альфаны,
расшнуровывая ее корсет, расстегивая юбки, и освобождал ее толстые ноги от
изящных туфелек.
Когда Альфана была почти совсем обнажена, она заметила, что Гиппоманес
ее раздевает.
- Что вы делаете! - воскликнула она в удивлении. - Будет вам шутить,
председатель. Ведь я и впрямь рассержусь.
- О моя королева! - воскликнул Гиппоманес. - Сердиться на человека,
который любит вас, как я, было бы прямо дико, и вы на это неспособны.
Осмелюсь ли я попросить вас проследовать в кровать?
- В кровать, - подхватила Альфана. - О господин председатель, вы
злоупотребляете моими чувствами. Мне лечь в кровать, мне - в кровать?!
- Э, нет, моя королева, - отвечал Гиппоманес. - Совсем не то. Кто
говорит, чтобы вы ложились в кровать? Надо только, чтобы вы дали себя туда
отвести. Вы же понимаете, что при вашем росте я не могу вас туда отнести.
Между тем, он обхватил ее поперек талии.
- Ох, - сказал он, - делая напрасные усилия, - до чего она тяжела. Но,
дитя мое, если ты мне не поможешь, нам никогда не добраться до кровати.
Альфана поняла, что он прав, стала ему помогать, дала себя приподнять и
направилась к так испугавшей ее кровати, переступая ногами и в то же время
поддерживаемая Гиппоманесом, которому она шептала жеманясь:
- Честное слово, я сошла с ума, иначе я не пришла бы сюда. Я
рассчитывала на ваше благоразумие, а вы проявляете неслыханную дерзость.
- Ничуть не бывало, - возражал председатель, - ничуть не бывало. Вы же
отлично видите, что я не делаю ничего, выходящего из рамок приличия,
строгого приличия.
Я полагаю, они наговорил и друг другу еще много нежностей, но так как
султан не счел нужным дольше присутствовать при их дальнейшем разговоре, -
все это потеряно для потомства. Какая жалость!


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

ШЕСТНАДЦАТАЯ ПРОБА КОЛЬЦА.
ПЕТИМЕТРЫ
Два раза в неделю у фаворитки бывал прием. Накануне она называла
женщин, которых хотела бы видеть у себя, а султан составлял список мужчин.
На прием являлись в пышных нарядах. Разговор был общим, или же составлялись
отдельные кружки. Когда исчерпывались занятные истории из придворной
любовной хроники, выдумывали новые и пускались в область скверных побасенок,
что у них называлось продолжать "Тысячу и одну ночь". Мужчины пользовались
привилегией говорить все нелепости, какие им взбредет в голову, а женщины -
заниматься вязанием, слушая их. Султан и фаворитка смешивались со своими
подданными. Их присутствие ничуть не мешало веселиться, и на приемах редко
скучали. Мангогул очень быстро понял, что забавляться можно лишь у подножия
трона, и ни один монарх не спускался с трона с такой охотой и не умел так



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.