read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Наша милая маленькая Старушка - такая замечательная старушка, -
говорил Ричард, ласково посмеиваясь и чуть-чуть краснея, когда выходил рано
утром в сад мне навстречу, - что я просто не могу без нее обойтись. Опять
начинается суматошный день - сначала буду возиться с книгами и приборами,
потом, словно разбойник, скакать и в гору и под гору по всей округе, - и мне
очень полезно начать этот день с неторопливой прогулки в обществе нашего
уютного друга, так что вот я опять пришел!
- Ты знаешь, милая Хлопотунья, - говорила Ада, склонив голову на мое
плечо, когда мы вечером сидели вместе у камина и пламя отражалось в ее
задумчивых глазах, - когда мы с тобой приходим сюда наверх, в свои комнаты,
мне не хочется разговаривать - только бы немножко посидеть, подумать, глядя
на твое милое лицо, послушать шум ветра, вспомнить о бедных моряках на
море...
Надо сказать, что Ричард, по-видимому, собирался сделаться моряком.
Теперь мы очень часто говорили на эту тему, считая, что следует
удовлетворить жившее в нем с детства влечение к морю. Мистер Джарндис
написал по этому поводу одному своему знатному родственнику, некоему сэру
Лестеру Дедлоку, и попросил его помочь Ричарду стать на ноги; однако сэр
Лестер вежливо ответил, что "был бы счастлив содействовать молодому
джентльмену в его начинаниях, если бы мог, но ничего сделать не может", и
добавил, что "миледи передает поклон молодому джентльмену (с которым,
помнится, состоит в дальнем родстве) и убеждена, что он всегда будет
выполнять свой долг, какую бы деятельность ни избрал".
- Итак, по-моему, все ясно, - придется самому пробивать себе дорогу, -
сказал мне Ричард. - Ну что ж, ничего! Многим людям приходилось пробиваться
самим, и они пробились. Хотелось бы только начать с командования
быстроходным пиратским кораблем, чтобы увезти с собой канцлера и держать его
на голодном пайке, пока он не вынесет решения по нашей тяжбе. И пусть тогда
не мешкает, не то от него только кости да кожа останутся!
Жизнерадостность, оптимизм и почти неиссякаемая веселость сочетались в
характере Ричарда с какой-то беспечностью, которая меня изумляла, и особенно
потому, что он странным образом принимал ее за благоразумие. Это очень
своеобразно проявлялось во всех его денежных делах, и, пожалуй, мне лучше
всего удастся объяснить это на примере, несколько отклонившись в сторону и
напомнив о деньгах, которые мы одолжили мистеру Скимполу.
Мистер Джарндис узнал, сколько нам тогда пришлось выложить, не то от
самого мистера Скимпола, не то от "Ковинсова" и, вернув мне деньги, сказал,
чтобы я взяла себе свою долю, а остальное передала Ричарду. Но если бы
количество мелких необдуманных трат, которые Ричард оправдывал возвращением
своих десяти фунтов, сложить с количеством его бесед со мною на тему о том,
что он якобы "сберег" или "скопил" эти деньги, - получилась бы крупная
сумма.
- Почему бы и нет, благоразумная наша Хозяюшка? - сказал он мне, когда,
недолго думая, решил подарить пять фунтов кирпичнику. - Я же заработал
десять фунтов чистых на деле "Ковинсова".
- Как так? - удивилась я.
- Ну да, ведь в тот день я очень охотно расстался со своими десятью
фунтами и не надеялся получить их обратно. Вы не можете этого отрицать?
- Нет, - согласилась я.
- Отлично! А потом я получил десять фунтов...
- То есть свои же десять фунтов, - напомнила я.
- Не в этом дело! - возразил Ричард. - Я теперь имею на десять фунтов
больше, чем рассчитывал иметь, и, значит, могу позволить себе истратить их
без особенных колебаний.
Когда же его убедили не отдавать этих пяти фунтов, доказав, что они не
принесут пользы, он опять записал эту сумму себе в актив и решил ее
израсходовать.
- Давайте-ка подсчитаем! - говорил он. - Я сэкономил пять фунтов на
истории с кирпичником, поэтому, если я прокачусь до Лондона и обратно на
почтовых и потрачу на это четыре фунта, то сберегу один фунт. А сберечь один
фунт - неплохая штука, позвольте вам заметить; пенни сберег - пенни нажил!
Ричард был по натуре искренний и великодушный юноша, каких мало - в
этом я уверена. Пылкий и храбрый, он при всем своем беспокойном характере
был так мягок, что я за несколько недель сблизилась с ним словно с братом.
Мягкость была свойственна ему от природы и широко проявлялась бы и без
влияния Ады, а под этим влиянием он стал самым обаятельным из друзей -
всегда отзывчивый, всегда такой веселый, жизнерадостный и легкий. Я то
сидела, то гуляла, то разговаривала с ним и Адой и подмечала, как они день
ото дня все сильнее влюбляются друг в друга, не говоря об этом ни слова и
каждый про себя застенчиво думая, что его любовь - величайшая тайна, о
которой, быть может, еще не подозревает другой, - и, конечно, я была
очарована не меньше, чем они сами, и не меньше, чем они, пленена их чудесной
мечтой.
Так вот мы и жили; но как-то раз утром во время завтрака мистер
Джарндис получил письмо и, бросив взгляд на фамилию отправителя, воскликнул:
"От Бойторна? Так, так!" - потом распечатал письмо и начал читать его с
видимым удовольствием, а когда дошел примерно до половины, прервал на
секунду чтение и объявил, что Бойторн "собирается к нам" погостить.
"Интересно, кто такой этот Бойторн?" - думали мы. И, конечно, все мы думали
также - я во всяком случае, - а не помешает ли он тому, что у нас назревает?
- С Лоуренсом Бойторном я учился в школе, - сказал мистер Джарндис,
хлопнув письмом по столу, - это было сорок пять лет назад; нет - больше. В
те времена он был самым пылким мальчишкой на свете, теперь нет более пылкого
мужчины. В те времена он был самым шумливым мальчишкой на свете, теперь нет
более шумливого мужчины. В те времена он был самым добродушным и здоровым
мальчишкой на свете, теперь нет более добродушного и здорового мужчины.
Очень большой человек.
- То есть рослый, сэр? - спросил Ричард.
- Да, Рик, и рослый, - ответил мистер Джарндис, - он лет на десять
старше меня, дюйма на два выше; голова закинута назад, как у старого воина,
руки сильные, как у кузнеца, только белые, грудь колесом, а легкие!., других
таких легких во всем мире не сыщешь. Говорит ли он, хохочет ли, храпит ли -
в доме балки дрожат.
Мистер Джарндис, по-видимому, любовался обликом своего друга Бойторна,
и мы заметили доброе предзнаменование - исчезли все признаки того, что ветер
может перемениться.
- Но, Рик... и Ада, а также вы, маленькая Паутинка (ведь все вы
интересуетесь нашим новым гостем), - продолжал он, - когда я назвал его
большим человеком, я думал о его душе, его горячем сердце, страстности,
свежести восприятия. Речь у него так же выразительна, как голос. Он вечно
впадает в крайности... говорит только в превосходной степени. В своих
обличениях он сама беспощадность. Послушать его - подумаешь, это какой-то
людоед, да, кажется, он и слывет людоедом в некоторых кругах. Впрочем,
довольно! Я больше ничего не скажу о нем. Не удивляйтесь, если заметите, что
ко мне он относится покровительственно, - он не забывает, что в школьные
годы я был тихоней и наша дружба началась с того, что он как-то раз перед
завтраком выбил два зуба (по его словам, целых шесть) у моего главного
угнетателя. Бойторн и его камердинер приедут сегодня во второй половине дня,
дорогая моя, - добавил мистер Джарндис, обращаясь ко мне.
Я позаботилась о том, чтобы все было готово к приему мистера Бойторна,
и мы с любопытством стали ожидать его. Однако день проходил, а гость наш не
появлялся. Подошло время обеда, но мистер Бойторн все еще не прибыл. Обед
отложили на час, и мы сидели у камина, сумерничая при свете пламени, как
вдруг входная дверь с грохотом распахнулась, и из передней донеслись
следующие слова, произнесенные с величайшим пафосом и громовым голосом:
- Нас обманули, Джарндис, - обманул какой-то отпетый мерзавец: сказал,
что нам нужно свернуть направо, тогда как надо было свернуть налево. Свет не
видывал такого отъявленного негодяя! Ясно, что и отец его был самым
бессовестным из злодеев, если у него такой сын. Я бы его пристрелил, и - без
малейших угрызений совести!
- Он сделал это нарочно? - спросил мистер Джарндис.
- Ничуть не сомневаюсь, что мошенник всю свою жизнь только и делает,
что сбивает проезжих с пути! - Загремел тот в ответ. - Когда он советовал
мне свернуть направо, я, клянусь душой, подумал, что это самый паршивый пес,
какого я когда-либо встречал. Да и я тоже хорош - стоял лицом к лицу с
подобным прохвостом и не выбил ему мозгов!
- Ты хочешь сказать - зубов! - вставил мистер Джарндис.
- Ха-ха-ха! - захохотал мистер Лоуренс Бойторн, да так раскатисто, что
стекла задребезжали. - Как? Ты еще помнишь? Ха-ха-ха!.. Тот малый тоже был
беспутнейшим из бродяг! Могу поклясться, что он еще мальчишкой являл собой
такое мрачное воплощение коварства, трусости и жестокости, что мог бы
торчать пугалом на поле, усеянном подлецами. Случись мне завтра встретить на
улице этого беспримерного мерзавца, я его сшибу как трухлявое дерево!
- Не сомневаюсь, - откликнулся мистер Джарндис. - А теперь не хочешь ли
пройти наверх?
- Могу поклясться, Джарндис, - проговорил гость, очевидно взглянув на
часы, - будь ты женат, я повернул бы обратно у садовых ворот и удрал бы на
отдаленнейшую вершину Гималайских гор, лишь бы не являться сюда в такой
поздний час.
- Ну, зачем же так далеко! - сказал мистер Джарндис.
- Клянусь жизнью и честью, - на Гималаи! - вскричал гость. - Я ни в
коем случае не позволил бы себе столь дерзкой вольности - заставить хозяйку
дома ждать меня так долго. Я скорей уничтожил бы сам себя... гораздо скорей!
Не прерывая разговора, они стали подниматься по лестнице, и вскоре мы
услышали из комнаты, отведенной мистеру Бойторну, громогласное "ха-ха-ха!",
потом снова "ха-ха-ха!" - и вот даже самое отдаленное эхо стало вторить этим
звукам и захохотало так же весело, как он или как мы, когда до нас донесся
его хохот.
Еще не видя гостя, мы почувствовали, что он всем нам придется по душе,
- столько искренности было в его хохоте, в его могучем, здоровом голосе, в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.