read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



краткий очерк работы.
Словом, бывали вечера, когда старый доктор даже отменял наши
"диктовки", потому что у него собирались эти уважаемые люди. Но вот пришел
день, когда я встретила у него человека, которого едва ли можно было назвать
уважаемым.
Это было в канун нового, 1923 года, и я забежала к Павлу Петровичу
днем, потому что вечером в Доме культуры был костюмированный бал. Без
сомнения, я была глубоко занята обдумыванием этого важного дела, иначе с
первого взгляда узнала бы полного человека в прекрасном сером костюме,
который вышел из комнаты старого доктора и остановился в передней, чтобы
снять с вешалки шляпу.
Агаша тоже стояла в передней, и, обернувшись, я заметила, что он сунул
ей в руку смятую бумажку - кажется, деньги, - нечто знакомое почудилось мне
в этом движении. Потом, надев шляпу и взяв трость, он в распахнутом пальто
двинулся к двери, и я вдруг поняла, что это Раевский.
Я не видела его с тех пор, как сани, в которых лежала полумертвая
Глашенька, стояли у нашего дома в посаде, и он, пугливо оглядываясь,
застегивал полсть - застегивал, и что-то подлое было в этих путающихся,
дрожащих движениях. С тех пор из неуклюжего гимназиста он превратился в
солидного мужчину, прекрасно одетого, в пальто с меховым воротником шалью, в
шляпе, небрежно откинутой на затылок. Но что-то подлое осталось, и я
невольно подумала об этом, хотя он только мелькнул и исчез за распахнутой
дверью.
- Павел Петрович, вы знаете, кто был у вас? - закричала я, вбежав в
комнату старого доктора.
- Да, Таня.
У него был очень расстроенный вид.
- Раевский!
- Да, да.
- Зачем он приходил? Кто он теперь? Так одет прекрасно. Он будет жить в
Лопахине? Вы разве были знакомы?
- Нет, - сказал Павел Петрович. - Он, по-видимому, издатель... То есть
владелец издательства.
И он показал мне сложенный пополам кусочек картона, на котором были
напечатаны названия книг и наверху большими буквами: "Издательство "Время".
- Он хочет издать ваш труд?
- О нет! - отвечал Павел Петрович.
Всегда я смело спрашивала его, чем он расстроен, и он отвечал, потому
что огорчения были связаны с его теперешней жизнью, проходившей перед моими
глазами. Но с детства я знала, что у него были еще и другие, особенные
огорчения, о которых он никогда не упоминал, - огорчения, касавшиеся того
далекого, забытого мира, в котором некогда жили высокий, широкоплечий
господин, стоявший на мосту над рекой, и дама с темными глазами, любившая
сниматься в таких необычайных нарядах. Мне показалось, что сейчас Павел
Петрович расстроен чем-то, пришедшим оттуда, и хотя было очень интересно
узнать, при чем здесь Раевский, лучше было ничего не спрашивать. И я не
спросила.
Мы поздравили друг друга с наступающим Новым годом, и, с трудом
разобравшись в своих записках, Павел Петрович стал диктовать.
Это было в три часа ночи. Мы возвращались из Дома культуры, и у всех
девочек так болели ноги от танцев, что хоть снимай туфли и иди в чулках по
сияющему голубому, в искорках, снегу. Леночка Бутакова заговорила о гадании,
и оказалось, что никто не знает, когда полагается спрашивать у прохожего
имя: одни говорили, что под Новый год, а другие - в сочельник. Мы шли по
Овражкам, спорили, громко смеялись - и невольно присмирели, когда какой-то
человек показался вдали, на пустынной набережной, пересеченной косыми тенями
деревьев.
- Ну что, девочки, слабо спросить? - сказала Леночка.
Единственный фонарь горел на Овражках, и когда скрывалась луна, его
свет казался большой воронкой, в которой, крутясь и падая, мелькали
снежинки. Мы приближались с противоположных сторон - мы и этот человек, у
которого был какой-то нелопахинский вид.
- Эх вы, трусихи!
И когда между нами оставался только свет фонаря, Леночка выступила
вперед и спросила звонким голосом:
- Как ваше имя?
Это было мгновение, когда все произошло одновременно: я негромко
вскрикнула, узнав Раевского, девочки засмеялись и стали прятаться друг за
друга, и луна вышла из-за облаков, - как будто нарочно для того, чтобы
осветить это полное лицо, на котором появилось ироническое выражение.
- Позвольте осведомиться, с какой целью вам угодно узнать мое имя? -
неторопливо спросил он. - Не думаете ли вы, что, если бы даже меня звали
Лоренцо Великолепный, вы избежали бы печальной участи стать женой
какого-нибудь Федьки или Васьки?
Он коротко засмеялся и двинулся дальше, а мы остались стоять. Нельзя
даже сказать, что мы обиделись, - это было что-то совсем другое. Как будто
пропасть открылась между этим человеком и нами и на том краю он стоял и
грозился - кому, за что? Девочкам, которые шли домой после бала и просто
расшалились, потому что никто, разумеется, не верил в это смешное гаданье!
Давно исчезла вдали угловато шагающая фигура, давно мы говорили о
другом, а в душе все оставалось неприятное чувство, точно в темноте
новогодней ночи мы наткнулись на что-то скользкое, упругое, мимоходом
ужалившее нас и проскользнувшее мимо.


СТАРАЯ ИСТОРИЯ
Я не торопилась проснуться, потому что день Нового года всегда был
какой-то нескладный. Но мне почудилось, что надо мной говорят о Лоренцо
Великолепном, и хотя я знала, что еще можно спать и спать, глаза открылись
сами собой. Да, говорят! Правда, не о Лоренцо Великолепном, но все равно это
был голос Раевского - вот что меня поразило.
Еще минуту я лежала прислушиваясь, потом вскочила и между створками
ширмы увидела отца, который стоял перед кем-то, склонив голову набок и
потирая руки.
- Таня, а ведь тебя ждут, - сказал он, услышав, что я проснулась.
- Меня?
- Да... Виноват, как имя-отчество?
- Сергей Владимирович.
- Вставай, вставай, ленивица, - фальшивым голосом сказал отец. - Сергей
Владимирович, может быть, угодно чаю?
У меня дрожали руки, когда я одевалась, и в голове вдруг начало шуметь
от волнения. Раевский пришел ко мне? Это еще что за новости? И с какой стати
отец говорит таким фальшивым голосом и так противно потирает руки?
Очевидно, я вышла из-за ширмы с очень гордым видом, потому что Раевский
усмехнулся. Мне захотелось убить его, когда я увидела эту усмешку. Но он
вежливо встал и поклонился.
- Здравствуйте, Таня, - сказал он. - Мы разбудили вас?
Я ответила холодно:
- Ничего, пожалуйста
Раевский внимательно посмотрел на меня. Не знаю, угадывал ли он, что я
его ненавижу, но на его полном лице с моргающими глазами появилось
озабоченное выражение.
- Я слышал, - начал он, - что вы хорошо знакомы с Павлом Петровичем
Лебедевым, которому в Лопахине я прежде всего засвидетельствовал свое
глубокое уважение. Теперь вам представляется возможность оказать ему большую
услугу.
Он помолчал.
- Эта история началась давно, в восьмидесятых годах прошлого столетия,
когда не только вас, но и меня разумеется, не было на свете. В эти далекие
времена жила-была знаменитая актриса, которую знал и уважал каждый
образованный человек в Рос сии. Звали ее Ольга Петровна Кречетова - без
сомнения, вы слышали это имя?
- Да, слышала.
Я не только слышала о Кречетовой, но много читала. Например, в книге
"Знаменитые актеры и актрисы" ей была посвящена целая статья, причем автор
утверждал, что Кречетова играла так хорошо, что драматурги писали для нее
специальные роли.
- Мне случалось видеть ее, когда она была уже пожилой женщиной, -
продолжал Раевский, - и могу сказать, что ее игра оставила незабываемое
впечатление. Более тридцати лет она играла на сцене Александрийского
театра...
Отец слушал его, открыв рот - не в переносном, а в буквальном смысле
этого слова. Видно было, что Раевский не просто нравился ему, но поразил в
самое сердце. Я не выдержала наконец и, подойдя к нему сзади, сказала
шепотом:
- Папа, подожди меня, пожалуйста, у Марии Петровны.
Он испуганно оглянулся, кивнул и вышел.
Это произошло как бы между прочим, и Раевский не слышал, что я сказала
отцу. Но, должно быть, он вообразил, что я нарочно выпроводила его, чтобы
дать ему, Раевскому, возможность говорить со мной откровенно, потому что из
любезного солидного человека он вдруг превратился в того угловатого,
мрачно-иронического субъекта, которого мы встретили ночью и в котором
мелькнуло сейчас даже что-то страшное, точно он не мог справиться с
бушевавшим в нем отвращеньем.
- Ну, вот что, - отрывисто сказал он, - я здесь не для того, чтобы
тратить время на воспоминания. Дело обстоит значительно проще. Во оны
времена старик переписывался с Кречетовой, и у него сохранилась пачка ее



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.