read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



по плоской равнине меж озер, болот и бесчисленных топей. Хотя путники и не
знали этого, но они были уже на прибрежной равнине, которая окаймляет
Гудзонов залив.
В этот вечер они остановились на ночлег в том месте, где люди
останавливались уже многие века. Ясно видны были следы десятков чумов. В
нескольких сложенных из камня очагах еще сохранилась свежая зола. Тут же
неподалеку аккуратно составлены были под грудами камней покрытые шкурами
ящики и тюки. Здесь запрятано зимнее снаряжение нескольких эскимосских
семей, пояснил Питъюк.
- Теперь скоро будем на место, - радостно объявил он.
У Джейми лицо стало серьезное, озабоченное.
- На каком месте? - спросил он. - Мы ведь понятия не имеем, в каком
месте Большая река впадает в Гудзонов залив. Никто из твоих зимой никогда
не доходил до самого ее устья. Пит. Между озером Эдехон и морем они
уходили с реки и ехали напрямик, по равнине. Дальше мы совсем не знаем
дороги.
- Ну, кое-что мы знаем, Джейми, - возразил Эуэсин. - Знаем, что устье
севернее Черчилла. Значит, повернем на юг и поплывем вдоль берега - только
и всего.
Джейми презрительно фыркнул:
- Легко сказать! "Только и всего" называется! Ты не знаешь моря,
Эуэсин. Видел то большое эскимосское каноэ? Для открытого моря оно совсем
не такое большое. А уж что будет с нашими скорлупками, даже думать не
хочу.
Анджелина налила всем по кружке жидкого чая - заварки у них уже почти
не осталось.
- Чего ты беспокоишься? - весело спросила она. - Мы прошли много-много
миль, и все живы и здоровы. Ничего с нами теперь не случится. Трое
настоящих мужчин и я - вот увидишь, отлично управимся.

Наутро они проплыли больше десяти миль, а потом их внесло в маленькое
треугольное озеро. В северном его конце они увидели еще одно морское
каноэ, вытащенное на берег, а рядом с ним эскимосский чум - топэй. Дымок
над небольшим костром означал, что на этот раз они увидят живых людей.
Когда они поплыли к стоянке, их охватило беспокойство. Чувство это было
сродни тому, что испытывает актер перед выходом на сцену. Слишком давно не
видели они незнакомых людей, и оттого при мысли о предстоящей встрече с
чужим народом даже растерялись немного.
Они подплывали так тихо и осторожно, что их заметили, когда до берега
оставалось всего несколько ярдов. Старый эскимос с жиденькой черной
бороденкой вышел из чума, глянул на них, вздрогнул и поспешно нырнул
обратно в чум. Через минуту он снова появился, а с ним вышли старуха и
двое подростков. Все четверо стояли и опасливо смотрели на пришельцев, а
те так же молча смотрели на них.
Недоверчивое ожидание длилось бы еще долго, но Анджелина погрузила
весло в воду, готовясь подвести каноэ к берегу, и певуче выкрикнула
приветствие на языке племени кри.
Тут и мальчики вышли из оцепенения.
- Так толк нет, Анджелина. Они не понимал. Я скажу.
Питъюк окликнул хозяев на своем языке. Молчаливая настороженность
четверых людей на берегу как будто рассеялась. Старик крикнул что-то в
ответ, и у него с Питъюком завязалась оживленная беседа.
Наконец Питъюк сказал друзьям:
- Все порядок. Они хороший люди. Мы ходим на берег.
Пока они вытаскивали лодки из воды, он объяснил:
- Мы напугал эти люди. Никто никогда не плавал в каноэ вниз по Большой
река, они никогда такое не слыхал. Они не знают, кто мы такой. Но теперь
все ладно. Они хорошо меня понимал, только говорят немножко не как мой
племя. Они рады гостям. Мы пойдем их чум.
Люди из морского племени оказались такими же радушными и дружелюбными,
как и все другие эскимосы в других местах. Старик, его жена и два их внука
были только частью семьи, состоящей из двенадцати человек. Все остальные
за три недели перед тем отправились на побережье охотиться на тюленей и
продавать лисьи шкурки белому человеку, который, по словам старика, жил в
дельте Большой реки. Стариков и обоих мальчишек оставили здесь, чтобы они
ловили сетями и вялили полярного гольца - красную рыбу вроде лосося.
Старуха суетилась у костра, варила в котле гольца для угощения, а
путники сидели в чуме и разговаривали со стариком и робеющими мальчишками.
Услыхав, что в дельте реки живет белый торговец, ребята обрадовались:
- Спроси, как зовут этого белого, Пит. Спроси, он представитель
Гудзоновой компании или кто-нибудь еще?
- Он говорит, этот человек не Гудзонов компания. Говорит, зимой сам
ставит капканы на лисица. Весной немножко торгует с морской племя. Летом
плывет в большой лодке в Каменный крепость - это они Черчилл так называют.
- Вольный торговец! Слушай, Пит! Когда он уплывает в Черчилл? Может,
еще не уплыл?
Питъюк снова заговорил со стариком.
- Говорит, не знаю. Может, уплыл, может, нет. Говорит, нам скорей
плавать надо, может, успеем. Говорит, перед дельта Большой река
разделяется. Много, много рукав. Только один идет к дому белый человек.
- Спроси: может, он покажет нам дорогу? - вмешался Эуэсин.
Питъюк спросил.
- Сам идти не может, - перевел он. - А один внук, может, пойдет. У
старика нет табак. Сильно хочет табак. Внук может идти, потом приносить
старику табак. Говорит, плыть надо завтра утром. Теперь будем много есть,
рассказать, откуда пришел.
Ребята очень боялись, что не успеют повидать белого до его отъезда в
Черчилл, но понимали: ничего не поделаешь - придется обуздать нетерпение.
И весь этот долгий день они отдыхали. Они досыта наелись свежим гольцом и
копчеными оленьими языками. Любопытные, как щенята, сновали они по
становищу в сопровождении мальчиков-эскимосов, которых звали Пайак и
Миккилук. Со всех сторон рассмотрели каменную запруду, с помощью которой
заворачивали гольца в заводь, когда рыба шла вверх по течению метать икру.
С восхищением глядели, когда Пайак и Миккилук показывали, как ловить
гольца длинным гарпуном о трех зубьях, точно трезубец Нептуна.
В тот вечер они много часов просидели в чуме, пока старик разговаривал
с Питъюком. Эуэсину, Анджелине и Джейми было скучновато, но Питъюк и
старик отлично провели время. Впервые за несколько десятилетий встретились
представители двух племен, и им было что порассказать друг другу. Джейми,
Эуэсин и Анджелина устали и легли спать, а беседа между Питъюком и
приморскими жителями была еще в разгаре.



22. ДЖОШУА ФАДЖ
Наутро, чуть свет, ребята простились с гостеприимными хозяевами и снова
поплыли по реке. Джейми пересел в каноэ Эуэсина, и Анджелина сидела теперь
посредине. Каноэ Питъюка шло первым, на носу лоцманом сидел Миккилук.
Следуя его наставлениям, они без труда преодолели пороги, которые
встретились за несколько часов плавания. Ближе к полудню Миккилук направил
каноэ к берегу, чтобы перекусить. Мальчики и Анджелина взобрались на
берег, на крутую гряду валунов, и глазам их открылась необозримая ширь
серых вод.
- Море! - с гордостью сказал Миккилук.
Это и вправду было море, ибо Гудзонов залив - тот же океан; он
раскинулся с севера на юг на восемьсот миль, а в поперечнике в нем больше
четырехсот миль. Вид этих бескрайних волнующихся вод поразил Питъюка,
Эуэсина и Анджелину - никто из них никогда еще не видел моря.
- Ой, ой! Очень большой для меня! - воскликнул Питъюк.
- Да, в шторм там лихо придется, - согласился Эуэсин. - Теперь я
понимаю Джейми. На каноэ туда соваться нечего.
- Может, повезет, тогда каноэ не понадобятся. Если торговец еще не
уплыл, может, он нас возьмет с собой? Если только он не очень вредный.
Ребята очень скоро узнали, что за человек этот торговец.
Большая река начала делиться на рукава: они раздавались вширь, и их
становилось все больше. Путники вошли в широкое, доступное приливам устье,
которое разлилось на десятки квадратных миль, образуя почти непроходимый
лабиринт рукавов и низких голых островков. Без Миккилука им пришлось бы
много дней искать дом торговца. Но Миккилук безошибочно вел их из протоки
в протоку до самого последнего поворота.
Здесь, на мыске, они увидели эскимосское становище, с которого в этот
час снимались хозяева. Миккилук закричал, замахал руками, и оба каноэ
причалили к берегу.
Прощание вышло короткое. Джейми и его друзей одолевало нетерпение, и,
едва Миккилук выскочил из каноэ, они оттолкнулись и налегли на весла.
Они лишь наскоро махнули ему на прощание - не до того было: впереди на
плоском голом берегу Гудзонова залива стоял большой деревянный дом и еще
того лучше - в лагуне стоял на якоре парусник.
На палубе не было ни души, но Джейми отчаянно боялся опоздать, а
потому, рискуя свалиться за борт, встал в лодке и закричал во все горло,
возвещая об их прибытии.
В ответ залаяли и завыли на разные голоса привязанные у дома собаки.
Потом распахнулась дверь, и появился громадный лысый человек; лицо его
покрывала мыльная пена.
Он словно прирос к порогу и во все глаза глядел на подплывающие каноэ.
Затем кинулся в дом и тотчас вернулся с биноклем. Приставил его к глазам и
отнял, лишь когда ребята причалили к берегу. Он не произнес ни слова,
ничем не показал, что заметил гостей.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.