read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Нехай гниют. Ожиной зарастет - с глаз укроется.
Ожиной... Парень и думать не думал, что именно так переводят лес.
Бузина, малинник, осина вскоре прорастут сквозь ежевичник на месте спиленных
дубов. Не лес - сорная порода, не украшение гор, а хлам, не польза, а
непоправимый вред. Но что ему втолковывать!
В Хамышки я заявился вечером. Поселок меж крутых лесистых гор лежал
сонный и тихий. Сияв фуражку, проехал мимо кладбища русских солдат, павших
на Кавказе полстолетия назад. Спросил у встречного, где дом Телеусова, и
почти тотчас увидел самого Алексея Власовича. Он торопливо шел навстречу.
- Здравия желаю, - сказал с улыбкой и взял Алана под уздцы.
Я спешился, и мы пошли рядом.
- Что нового, Алексей Власович?
- А чего у нас нового? Вот кабаны зачастили на огороды за молодой
картошкой. Пуляем, отпугиваем. Худющие, голодные. Их тоже понять надобно, в
лесу ноне нечем поживиться. Вот когда черешня в долинах покраснеет, тогда...
Телеусов угостил меня обедом, мы наскоро поели и двинулись на Кишу,
чтобы дотемна успеть приехать в охотничий домик.
- Завтра чем свет как раз возля их пастбища и появимся. Они перед
зорькой непременно выходят на поляны, - сказал егерь.
Лошади шли ровно, тропа петляла по лесу, полному тени и кисловатого
запаса непроходящей мокроты. Под копытами чавкало. Дожди шли чуть ли не
каждую ночь.
На кордоне нас ожидал Кожевников, еще более заросший с тех пор, как я
видел его на охоте. Он только что вернулся с разведки от горы Бомбак.
Печка в домике горела, варево подошло. Мы пустили расседланных коней,
уселись к огню. Лампу не зажигали.
- Зубров видал? - спросил Телеусов у друга.
- А то нет! Они меня не боятся, особливо если сижу или на четвереньки
стану. Как глянут на бородищу, считают: свой. Чего бояться? Вот только когда
ружье почуют, бегут. Нашел два стада. Одно на Сулиминой поляне пасется,
второе повыше на луга выходит. Это мамки, значит. Которые с малышами.
Слово "малыши" оживило в Телеусове какие-то воспоминания. Прищурив
глаз, он уставился на меня.
- А помнишь, Андрей Михайлович, что нам управляющий наказывал?.. Ну,
еще на охоте. Насчет царского указания.
Да, да, да! Точно. Ютнер распорядился словить зубренка и представить
его для осмотра государю императору. Телеусов как услышал от Кожевникова про
зубриц с телятами, так и вспомнил.
- Как ты считаешь, надобно поусердствовать али забыть? - Он все еще
смотрел на меня прищурясь.
- Надо бы попытаться, раз такой приказ, - не очень уверенно сказал я.
- Ради чего? Денег? Али для прославления собственного лишать животное
свободы?
Я тотчас вспомнил слова Саши Кухаревича, его мысли о зубрах вообще:
"Два места в Европе. Две точки". Эту же тревогу высказывали зоологи
университета. Вот чем уязвимы зубры! Кавказский подвид встречается только
здесь, и нигде больше. Даже в зоопарках их нет. Когда-то двух кавказцев по
указанию двора привезли в Москву и Белую Вежу - быка Казбича, пойманного на
верхнем Урупе, и Казана, схваченного на Лабенке, - но было то в 1866-м и
1899 годах. Оба зубра давно пали, не оставив потомства. Случись что плохое с
кавказским стадом - и горные зубры исчезнут так же бесследно, как исчезла
сравнительно недавно на Тихом океане морская корова, травоядное водное
животное из отряда сирен. Ее открыл и описал Стеллер, врач из экспедиции
Беринга в 1741 году, а последнее животное этого вида было уничтожено уже в
1768 году и никогда больше не возродится на нашей планете. Думать о
сохранении вида - это прежде всего попытаться расселить зверей. Если бы
удалось отловить зубренка или даже двух да отправить в Петербург, то эти
звери, возможно, приживутся в неволе, дадут потомство, и, значит, еще
где-то, пусть даже в иных условиях, останется кровь кавказских зубров,
которая как бы подстрахует наше не очень большое стадо.
Все это промелькнуло в голове, я даже не обратил внимания на едкое
замечание егеря насчет прославления, а просто сказал:
- Вот вы послушайте...
Горела печка, дверцу мы открыли, отсвет пламени красными пятнами прыгал
по стене, и в этой уютной полутьме лесного домика я стал рассказывать своим
друзьям о судьбе некоторых зверей и о том, как важно для людей сохранить
все, что нашло себе место на планете за миллиарды лет существования жизни.
Оба они слушали внимательно, вопросов не задавали, а когда разговор
закончился, только головами покачали, дивясь новым для них открытиям.
Поздний ужин давно поспел. Кожевников стал раскладывать варево по
мискам. И только когда мы зажгли лампу и сели за стол, Алексей Власович
рассеянно сказал:
- А что, надобно попытать счастья...
Росным холодным утром, еще по темноте, мы проехали несколько верст
вверх по склону, оставили коней около скал в редком лесу, а сами поднялись,
стараясь не звякнуть ружьем и не шуметь, на полверсты выше уже пешим манером
и там залегли на камнях над поляной, ограниченной со всех сторон густейшим
лесом.
Сверху в этот час поляна походила на уснувшее горное озеро. Поверх
травы стелился молочной белизны туман, слабый предрассветный ветерок еще не
стянул с луга это холодное ночное одеяло. Мы вооружились биноклями,
навострили уши и стали ждать.
Как все-таки несовершенны наши чувства! Не услышали ни треска, ни шума,
но стоило мне отвлечься на три минуты, и я пропустил самое начало. Телеусов
толкнул меня локтем, а взглядом показал вниз. Я поспешно прижал бинокль к
глазам.
По белой поверхности молочного озера беззвучно плыли темные корабли.
Зубры отделились от леса, на опушке которого, вероятно, провели ночь, и
вышли пастись. Несколько стад общим числом двадцать девять. Только быки.
Старые выделялись огромным телом с высокой холкой, густой и длинной шерстью
на шее, груди и на ногах. Молодые уступали им в мощи, но и у них ощущалась
скрытая мускульная сила. Звери передвигались неровным клином. Впереди,
склонив рога до самой земли, словно вынюхивая ее, неспешно выступали самые
крупные. Траву они стригли без торопливости, постепенно пересекая наискосок
всю поляну.
По мере того как голод был утолен, между молодыми то в одном месте, то
в другом начиналась беззвучная ссора. Они теснили друг друга боками, затем,
распаляясь, сшибались толстыми, широко поставленными рогами. Стук рогов
привлекал внимание старых. Они подымали голову и, не переставляя тела, не
изменяя направления хода, поворачивали морду, окидывая озорников недовольным
взглядом. Этого было достаточно, чтобы восстановить спокойствие и порядок.
Рассвело. Туман стал оседать росой. Стада развернулись перед нами как
на ладони. Мы видели неотпавшую старую шерсть, мокрые курчавые лбы. Между
тем вершины гор уже позолотило солнце, лучи его достали поляну, все на ней
заблестело, заиграло. От зубриных спин поднимался парок. Один из вожаков
поднял морду, обернулся в нашу сторону. Тело его напряглось. Уж не накинул
ли ветер страшного запаха?
В бинокль я разглядел глаза старого быка. Крупные, слегка выпуклые,
шоколадно-блестящие, они поразили меня осмысленностью взгляда. Впервые
увидев такие глаза, я поймал себя на мысли, что это умный взгляд много
знающего существа. Зверь наблюдал и мгновенно оценивал все, что видел.
Настороженность, быстрота реакции, даже какая-то вдумчивость; под мощным
лбом его угадывалась мыслительная работа. Вот сейчас он все поймет,
раздастся сигнал, и стада вместе с вожаками скроются от незримой для других
опасности.
Но нет! Зубр опустил морду. Не почуял.
В те минуты я вспомнил глаза другого существа, близкого по крови этому
зверю, прямого потомка дикого тура, полностью исчезнувшего два века назад, -
вспомнил домашнего быка, предводителя псебайского стада. Мальчишкой я любил
дразнить его, не боялся подходить близко, и, случалось, мы подолгу стояли,
не спуская друг с друга глаз, словно на сеансе гипноза. В глазах того быка я
видел или тупую покорность и обреченность, или слепую, бессмысленную ярость.
Какая там мысль! О какой наблюдательности могла идти речь? О каком уме?
Зачем домашнему быку все это, если уже много поколений за него думают люди,
ему подносят пищу, дают кров и пускают в стадо, где он блаженствует!
А зубры пока что хозяева собственной жизни. Они вольные, свободолюбивые
звери. Но воля для них так же благодетельна, как и опасна. Она-то и
вырабатывает постоянную настороженность, готовность к защите своей жизни. Им
приходится искать кров от непогоды и пищу без надежды на помощь со стороны.
Им нужно избегать опасности, откуда бы она ни пришла. Все это, как мне
думалось, и делает зубра таким прекрасным, строго наблюдательным и
вдумчивым. Жизнь дорога. Забота о сохранении жизни обостряет чувства и
возвышает дикого зверя над прирученными.
Стада двигались все медленней, все ленивей. Все чаще зубры отрывались
от травы, стояли спокойно или мотали головами, стряхивая с намокшей шерсти
обильную росу. Сыты... Я шепотом попросил егерей разглядеть, какую траву
больше всего срезают зубры, особенно когда сыты, а значит, и разборчивы. Мы
различали темно-зеленый густой пырей, высокие ромашки, желтые лютики.
Белесые и широкие листья белокопытника тоже хорошо выделялись на лугу.
Изящные стебли овсяницы куртинами покрывали осыпи. Что привлекает зубров,
мимо какой травы они равнодушно проходят?
Звери лениво повернули к лесу, но не туда, где ночевали, а выше по
склону, где заросли разделялись желтыми от солнца скалами.
- На солонец пошли, - зашептал Телеусов. - Гляди, во-он на ту скалу,
под ней родник и лужа. Ихнее место.
Строй не нарушился, но как-то уплотнился. Звери заспешили, и если бы не
строгие вожаки, то наверняка бросились бы вперегонки к солонцу.
Старые первыми вошли в лужу, наги вдавились чуть ли не по колена. Звери
погрузили носы в воду, помотали головами, будто белье прополоскали. Не
удовлетворившись этим, копытами взбаламутили воду и только тогда стали



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.