read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



по такому пустяковому вопросу не стоит тревожить небожителя и что все они
решат в своем профессиональном кругу. Решат, разумеется, положительно!
Пользовалась Ольга Эммануэлевна своими баснословными связями в
правительстве и в сугубо личных целях. Так, одну смазливую поэтесску,
отбившую у нее статного и перспективного прозаика, она погубила совершенно
изощренным образом. Та пришла на партсобрание в парике, а парики тогда у нас
в Отечестве были еще в диковинку и стоили больших денег. Так вот, Кипяткова
обвинила ее чуть ли не в злостном глумлении над руководством страны,
представленном в ту пору, как на грех, исключительно лысыми, лысеющими и
облысевающими мужчинами. Несчастная модница пыталась оправдываться, но лишь
до тех пор, пока в "Правде" не появились стихи Ольги Эммануэлевны:
Когда страна, в труде изнемогая,
Меняет русло вековой реки,
Тебя интересует жизнь другая:
Мужчины, маникюры, парики...
Испуганный перспективный прозаик поэтесску тут же бросил, и та вскоре
исчезла с литературного небосклона, мелькнув париком, как случайная комета.
Но шло время, и обстоятельства смягчили Ольгу Эммануэлевну, тем более что
год от года поддерживать свою женскую очевидность становилось все труднее:
была засунута в дальний угол шифоньера знаменитая красная косынка, появились
и платья с глубоким декольте, и маникюр, и французские духи, и даже --
парик. Надо отметить, что на ошибках своих Ольга Эммануэлевна никогда не
настаивала и умела сознаться в былых заблуждениях как с трибуны, так и в
стихах, за что ее, собственно говоря, всегда и ценили:
Висит в шкафу походная шинель.
И красная косынка позабыта.
Ношу парик, использую "Шанель" --
Свидетельства налаженного быта!
В общем, Кипяткова всегда шла в ногу с эпохой. Что ж поделаешь, если
мужчины так переменчивы: сегодня их привлекает в женщине алая косынка, а
через сорок лет -- парик и призывный запах глумливой парижской парфюмерии.
Открывшая нам дверь Ольга Эммануэлевна была одета в черное, расшитое
золотыми дракончиками кимоно, которое непрестанно распахивалось и обнажало
мумифицированную ножку. Кроме того, на ней был роскошный кудлатый рыжий
парик, а лицо свидетельствовало о том, что косметика может почти все.
-- Ну вот и вы! -- радостно воскликнула она и протянула руку, унизанную
колечками, перстеньками, браслетиками, каждый из которых мог во времена ее
молодости стать поводом для серьезнейшего разбирательства на заседании
партячейки.
-- Вот и мы! -- Я почтительно наклонился и поцеловал сухую ручку, но
так, чтобы губы чмокнули мой собственный большой палец, при этом я незаметно
ткнул Витька в бок локтем, и он протянул хозяйке предусмотрительно купленный
мною букет гвоздик.
-- О! -- застонала она, погрузив лицо в букет, и алые цветы сразу
поседели от пудры.
Просторный холл был завешан фотографическими и живописными портретами
мужчин, среди которых встречались и знаменитости.
-- А теперь к столу! -- голосом капризной гимназистки объявила Ольга
Эммануэлевна.
Стол был накрыт на три персоны. Посредине стояло серебряное блюдо с
несколькими ломтиками сыра и пучком зелени, которым даже Дюймовочка не
смогла бы прикрыть наготу. Имелось еще несколько кусочков ветчины. И все.
После такого обеда комнатная мышь по-собачьи взвыла бы от голода!
-- Рассаживайтесь! Вы, должно быть, страшно голодны? Настоящие мужчины
всегда страшно голодны!
-- Скорее да, чем нет, -- по моей подсказке молвил Витек и поглядел на
меня с благодарностью за предусмотрительно плотный обед в ЦДЛ.
Я ему ответил взглядом, означавшим: "Вот видишь, важно во всем
слушаться старших". Мы сели.
-- Ах, я совсем забыла про вино! -- вскрикнула хозяйка и умчалась на
кухню движением агонизирующей газели.
-- Совсем бабушка с глузду съехала! -- глядя ей вслед, буркнул Витек.
-- Умри! -- цыкнул я.
-- О'кей -- сказал Патрикей.
Ольга Эммануэлевна вернулась с бутылкой дешевого сухого вина под
пластмассовой пробкой -- такое даже умирающие с перепою ханыги покупают
только в самых безвыходных случаях.
-- Требуется мужская сила! -- прожеманничала она. Витек взял бутылку,
ловко поддел пробку зубом и профессионально разлил вино по старинным
хрустальным бокалам одним непрерывным движением, не уронив на скатерть ни
капли.
-- О, вы волшебник! -- захлопала в иссохшие ладошки Ольга Эммануэлевна.
-- Вы можете выступать в цирке!
-- Отнюдь! -- с достоинством и без всякой подсказки ответил Витек.
Я с грустным предчувствием подумал о том, что Акашин, как всякое
талантливое произведение, начинает жить своей собственной, отдельной от
автора жизнью. Мы выпили. Взяли по кусочку ветчины, и начался обед, скорее
похожий на микрохирургическую операцию, осуществляемую по какой-то странной
необходимости огромными серебряными старинными ножами и вилками, наверное
фамильными. Хотя возможен и другой вариант. Один из мужей Ольги
Эммануэлевны, поэт-пролеткультовец, служил в ЧК в отделе реквизиций. Погиб
он страшно: замешкался у стены, расставляя очередную группу приговоренных, и
его по ошибке застрелили свои же. В истории поэзии он остался знаменитыми
строчками:
Двум сладострастьям охладелым
Уже не нужен бред строки --
Так вышибает парабеллум
Белогвардейские мозги...
Хотя, возможно, столовая утварь досталась Кипятковой от ее второго мужа
-- богатого нэпмана, которого она, уличив в неверности, сама отвела в ЧК,
где, кстати, и познакомилась со своим третьим мужем и откуда второй муж,
разумеется, уже не вернулся. Впрочем, за последовательность ее мужей я не
ручаюсь...
-- О чем ваш роман? -- мелко пережевывая, спросила она.
Витек посмотрел на меня вопросительно.
-- О любви... -- сказал я.
-- Большой?
-- Конечно.
-- Дайте, дайте!
Я сходил в прихожую, достал из портфеля папку и принес ей.
-- "В чашу", -- прочитала она, нежно поглаживая картон сухими ручками.
-- "В чашу"... Почему "В чашу"? Это знак?
-- Вы меня об этом спрашиваете? -- строго по инструкции удивился Витек.
-- Ну конечно, глупый вопрос, -- согласилась она. -- Разве можно
сказать, откуда приходит к нам вдохновение. "В чашу"... А может быть, вы --
гедонист?
-- Скорее да, чем нет, -- ответил Витек, глянув на мой левый большой
палец.
-- Жизнь так мимолетна, что единственное утешение -- длинные романы, --
грустно произнесла Кипяткова. -- Не так ли?
-- Вестимо, -- сказали мы с Акашиным одновременно.
-- Вы мне прочтете кусочек? -- Она начала развязывать тесемки.
-- Обоюдно, -- ответил Витек согласно указанию и тревожно пнул меня
ногой под столом.
-- Конечно, конечно... -- закивала Кипяткова. -- Я сейчас пишу
воспоминания о Маяковском. Вообразите, ведь он звонил мне в тот роковой
день. Звал... А я, глупенькая, тогда увлекалась совсем другим молодым
человеком. Не поехала. В результате он умер на руках этой потаскушки
Полонской. Не могу себе до сих пор простить!
-- Трансцендентально, -- посочувствовал Витек не без моей помощи.
-- Да, в судьбе много трансцендентального... Я всегда верила в
хиромантию, даже когда инструктором агитпропа работала. Посмотрите, какой у
меня Венерин бугорок! -- и она продемонстрировала нам свою пергаментную
ладошку.
-- Потрясающе! -- воскликнул я. -- А какая линия жизни!
-- Короткая линия жизни! -- пожаловалась она. -- А как, Виктор, вы
относитесь к Блаватской?
Я невзначай шевельнул правым указательным пальцем.
-- Амбивалентно, -- молвил он.
-- Вы очень образованный юноша. Где вы учились?
-- Вы меня об этом спрашиваете? -- самостоятельно ответил Витек.
-- Ах, ну конечно! -- засмеялась она. -- Что есть книжная мудрость по
сравнению с внутренним знанием?
-- Вы обещали почитать воспоминания! -- встрял я, сообразив, что Акашин
готов своевольно вывалить слово, значащееся в "Золотом минимуме" под цифрой
"6".
-- Ах, я и забыла! -- воскликнула она, завязала тесемки и положила
папку на край стола. -- Сейчас принесу...
Она встала, кокетливо прикрыла грудь отворотами кимоно и ушла в другую
комнату.
-- Ты охренел?! -- шепотом набросился на меня Витек. -- Что я буду
читать?
-- Не бойся -- до этого не дойдет!
-- А до чего дойдет? -- осунулся Акашин.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.