read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



прислал ни одного письма. Время от времени мне звонили, передавали от него
привет и говорили, что с ним все в порядке. Иногда звонил генерал Лазарев,
иногда кто-то другой. Я спрашивала, где он. Мне отвечали: на задании. И вот
он вернулся. Ему дали большой отпуск, восстановили в академии. Он сказал,
что теперь мы будем все время вместе. Какое это было счастье. Я даже боялась
радоваться, чтобы его не спугнуть. Я молилась. Как вы думаете, Сергей, Бог
есть?
- Есть, - сказал я.
- Нет! - резко возразила она. - В час ночи пятнадцатого декабря в дверь
позвонили. Я открыла. Стояли два молодых полковника. Один сказал: пакет для
майора Калмыкова. Я пригласила их в комнату. Они отказались. Он вышел. Потом
вернулся и сказал: "Мне нужно лететь. Одевайся, проводишь". Во дворе стояла
черная "Волга" с антеннами. Полковник сказал: "Попрощайтесь здесь". Он
сказал: "Она поедет со мной". Полковник возразил: "Не положено". Он
повторил: "Она поедет со мной или вы повезете меня на гауптвахту". Они
сдались. Впереди нас шла "Волга" военной автоинспекции с сиреной и мигалками
на крыше, сзади какая-то черная "Волга", тоже с мигалками. Самолет уже ждал.
Вот и все. Через несколько дней я почувствовала себя плохо. Врач сказал, что
я беременна. Я родила сына. Он очень хотел сына. Но он даже не увидел его,
потому что пропал без вести. Он так и не видел его. А вы говорите, что Бог
есть!
- Видел, - сказал я. - Он приезжал к вашему дому и смотрел на вас и на
сына. Издали. Он стоял возле вашего дома и смотрел на вас.
- Я чувствовала, - проговорила она. - Я чувствовала, что что-то
происходит. Я не понимала что. Он в Москве?
- Да. Он освободился из лагеря две недели назад. Он не звонил?
- Нет. Он не позвонит. После суда я попросила свидание с ним. Мне
разрешили. Но он отказался. Я хотела приехать к нему в лагерь. Написала ему.
Он не ответил. Я послала еще два письма, оба с уведомлениями. Письма дошли,
но он опять не ответил. Я поняла, что он не хочет меня видеть.
- Он не хотел, чтобы вы увидели его за решеткой.
- Нет, Сергей, все не так просто. Юра ездил к нему в колонию. Я знаю,
что ездил. Но так ничего и не рассказал. Сказал: "У нас дети, давай жить для
них".
- Ваш сын называет его отцом?
- Нет. Дядей Юрой. Игнат думает, что его отец погиб в Афгане. Юра любит
его. Игнат его тоже любит. Юра очень хочет, чтобы Игнат называл его папой.
Но не настаивает, даже не говорит. А что тут скажешь? Тут может сказать
только сердце.
Аллея закончилась. В просвете между деревьями скользили огни машин по
какому-то сокольническому лучевому просеку. Над темным массивом парка стояло
зарево городских огней. Влажная вечерняя свежесть отяжеляла листья кленов и
лип, они обрывались и беззвучно опускались на землю.
- Давайте вернемся, - сказала она. - Мы с ним часто гуляли в
Сокольниках. Я люблю Сокольники. Я здесь выросла. Поэтому он и распорядился
купить квартиру в Сокольниках.
Я остановился и внимательно посмотрел на нее.
- В чем дело? - спросила она. - Почему вы на меня так смотрите?
- По-моему, вы не понимаете, что сказали. Вы верите, что он подписался
на убийство, чтобы купить вам квартиру?
- Я не хочу в это верить. Но я уже не знаю, чему верить. Я уже ничего
не знаю. Я думала, что все самое страшное в моей жизни уже позади. Но все
возвращается. Какая-то жуткая безысходность. Жуткая, черная.
- Не бывает безыходности, Галя, - поделился я с ней своим жизненным
опытом. - Из любого положения есть выход.
- Какой? - быстро спросила она. - Сейчас - какой? Все это дьявольщина.
Да, дьявольщина - вот что это такое! Как вы думаете, Сергей, если мы эту
квартиру отдадим, а сами вернемся в нашу коммуналку, все как-нибудь
устроится?
- Кому вы отдадите квартиру? - не понял я.
- Не знаю. Кому-угодно. Хоть самому дьяволу.
- В жизни не слышал, чтобы от дьявола откупались квартирой. Галина
Ивановна, чему вы детей учите? От дьявола откупаются душой!
- Я согласна, - тихо сказала она.
- На что вы согласны?
- Я согласна отдать свою душу дьяволу. Только пусть у него будет все
хорошо.
- Вы это серьезно?
- Да.
- Очень серьезно?
- Да, Сергей, очень.
- Ну ладно, - сказал я. - Передам.
- Что передадите?
- Ваше предложение.
- Кому?
- Как кому? Дьяволу.
- А вы...
- Ну да. Мы с ним давно знакомы. Еще с Чечни. Я всегда говорю ему: "Ну
что, козлиная морда?" Он обижается.
- О Господи! - сказала она и засмеялась. - Сергей!.. Да ну вас!..
Господи, как вы меня рассмешили!
- Это и есть выход из безвыходных положений. Не лучший, Галя. Но и не
худший.
- Помогите ему, - попросила она. - Если сможете.
- Попробую, - пообещал я. - А если не смогу, рассмешу.
Я проводил ее до подъезда и вернулся к джипу. И едва успел открыть
дверцу, как из-за дома вырулил красный "Запорожец" с дальним светом фар и
встал нос к носу к моей тачке. Фары погасли. Из "запора" вылез Юрий Сомов и
подошел ко мне.
- А теперь, парень, послушай меня, - сказал он. - Я не знаю, кто ты
такой и чего тебе от нас надо. У нас семья. Я за нее глотку перегрызу. А ему
передай: пусть держится от нас подальше. Я был у него в колонии. Я спросил:
как нам теперь жить? Я сказал: возвращайся, она тебя примет, а я уйду. Он
сказал: нет, живите как жили. Он сказал: забудьте обо мне, я пропал без
вести, меня нет. А раз пропал, нечего мельтешить! Хватит она от него
поплакала. Девять лет. Девять лет она его ждала и плакала по ночам. Хватит!
Так ему и скажи!
"Запорожец" взревел, выпустил струю дыма и рванул к гаражам. Я сел в
свою тачку, положил руки на переднюю панель, как при команде: "Руки! Не
двигаться!" - и попросил, не оглядываясь:
- Только без фокусов, Калмыков. Оружия у меня нет, злого умысла у меня
нет. В Мурманске мы тебя не перехватывали, а охраняли. Ты слышал, что сказал
Сомов. Ты слышал, о чем я говорил с Галиной. В ресторане мы говорили о том
же, о тебе. Помогать я тебе не буду, тебе это не нужно. Рассмешить тебя не
смогу. Но я смогу помочь тебе разобраться в том, что случилось. Что-то
знаешь ты, что-то мы. Вместе мы сможем узнать все.
Я замолчал. Позади было тихо. Я решил, что можно продолжать.
- Не мне учить тебя жить. Скажу только одно: ты вернулся в страну, о
которой не знаешь ничего. Тобой сыграли, как мелкой картой. Тобой продолжают
играть. Устраивает это тебя? Тогда вылезай из тачки, а я поеду домой. Если
нет - сядь нормально, чтобы я мог видеть твое лицо.
Чуть скрипнули пружины сиденья. В зеркале заднего вида возник силуэт
головы. Разглядеть лицо мне мешал свет уличного фонаря в заднем стекле.
- Так-то лучше, - сказал я. - Сегодня говорить мы не будем. Мне нужно
получить кое-какую дополнительную информацию, тогда и поговорим. А сейчас я
отвезу тебя туда, где тебя не будут искать. Ко мне в Затопино. В Москве тебе
оставаться нельзя. Не сегодня - завтра тебя объявят во всероссийский розыск,
твоя фотография будет у каждого постового. Не хочешь спросить, почему?
- Почему? - спросил он.
- Потому что шестнадцатого декабря восемьдесят четвертого года военный
трибунал в Кандагаре разжаловал тебя, лишил всех наград и заочно приговорил
к смертной казни. Ты знал об этом?
- Да, знал.
- Приговор не отменен. Об этом ты тоже знал?
- Нет.
- Теперь знаешь.
В Затопино мы приехали во втором часу ночи. Ольга не спала. Она вышла к
нам, поздоровалась, сказала, что ужин в микроволновке, и сразу вернулась в
детскую. Последние дни она недосыпала, сын приболел, температурил,
капризничал. От ужина Калмыков отказался. Я предложил постелить ему на
втором недостроенном этаже дома или в бане. Он выбрал баню.
Я сидел на кухне, пил чай и пытался понять, что, собственно, сегодня
произошло. Произошло что-то очень значительное. Банальная по нынешним
временам - при всей ее неясной внутренней хитроумности - интрига, в которую
был втянут Калмыков, а за ним и мы, обрела многомерность, в ней обнаружилось
неожиданная глубина. Возможно - опасная.
Вошла Ольга, подсела к столу. Лицо у нее было усталое и словно бы
удивленное.
- Какой странный человек, - проговорила она. - Кто он?
Я и сам очень хотел бы знать. Но этого я ей не сказал, а спросил в свою
очередь:
- Почему он показался тебе странным?
- Собаки не лаяли. А всегда лают.
- В самом деле, - вынужден был согласиться я.
- И еще. Он заснул.
- Кто?
- Сергей Сергеевич младший, кто! И температурка исчезла.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.