read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



оставшихся футлярчика и распределить их по карманам. Желтый, пестрый и
золотистый можно засунуть подальше и поглубже, а белый амнезийный - так,
чтоб находился под руками. На случай нежеланных встреч? С такими мыслями я
подступил к халату, ощупал его и похолодел. Коробки не было! Только жалобно
звякнули запасные ключи. Я содрал оба халата с гвоздя, встряхнул их, затем с
лихорадочной поспешностью проверил карманы. Пусто! Если не считать ключей?
И, разумеется, никаких следов на земле и в обозримом пространстве. Если что
и было, то я затоптал в процессе складирования дров, а если б не затоптал,
так все равно не разобрался бы - я ведь крысолов, а не следопыт Соколиный
Глаз. Мои сильные стороны - логика плюс интуиция. И если пустить их в дело?
Шорох, раздавшийся за спиной, заставил меня отвлечься от горестных
размышлений. Я резко обернулся и встретился взглядом с коренастым мужчиной
лет сорока, который небрежно опирался на поленницу. С ним были еще двое:
высокий черноволосый парень в кепке и стриженный наголо тип, лениво
ковырявший под ногтями ножиком. Лица их, а также ножик и торжествующие
ухмылки ничего хорошего не предвещали. На дворе смеркалось, однако ножик был
ясно виден - длинное, слегка изогнутое лезвие на костяной рукояти с
латунными кольцами. Еще я отметил, что вся эта троица - не из местных, что
высокий похож на жлоба, описанного Петровичем, и что в коренастом -
вероятно, их вожаке - ощущается некая странность. Это касалось его
физиономии: обычный рот, нормальный нос, скулы, брови, подбородок - все
вроде бы на месте и выглядит пристойным, но вот в комплексе впечатление
мерзкое. Я не успел понять из-за чего: слова Мартьянова ?рожей не вышел?
чакры подкачивал?? вдруг промелькнули в голове, а вслед за ними всплыли и
другие: ?не верю? чего бы ему не накачали в чакры, наружу вылезет одно
дерьмо?.
- А вот и наш норвецкий аттюше, - хрипловатым баритоном произнес
коренастый. - Как тебя? Олаф Волосатый Член? Так что же нам с тобою делать,
фраерина? Грабки переломать? Или со шнифтов начнем? А может, цырлы
подпалим? ?Подпалят и переломают, - понял я. - Это не остроносый с его
протоколами и разговорами; тут если и состоится разговор, то самый
задушевный - в смысле изъятия души из тела?. Следующая мысль была о Дарье:
еще не решив, бояться ли мне самому, я уже страшился за нее. Страшился?
Слабо сказано! Я просто дрожал от ужаса и ненависти! А еще проклинал свою
глупость. Вот так крысолов, перхоть неумытая, колобок хренов! От дедки ушел,
от бабки ушел и в капкан попался! И кому? Не медведю, не волку, не
лисичке-сестричке, а бритоголовым гаммикам! У которых два уха, а между ними
- пустота, вакуум в минус пятой степени! Но все же они меня переиграли, и
эта мысль, видимо, отразилась на моем лице.
- Не ожидал? - усмехнулся коренастый. - А ведь предупреждали тебя,
козлик: найдешь и отдашь добром, будут бабки, а не отдашь? - Не отдашь,
Танцор кивнет, и я из тебя подтяжки нарежу, - уточнил стриженый. Он шагнул
ко мне, обогнув поленницу и стоявшего рядом с ней главаря, крепко взял за
локоть и что-то сделал с ножом - что-то такое за моей спиной, чего я не мог
увидеть, а лишь ощутить. Кончик стального лезвия кольнул меня под левую
лопатку, словно напоминая, что до сердца осталось сантиметров восемь:
исчезни эта дистанция - и все, конец. Или сначала все-таки нарежут подтяжек?
- Что молчишь? - поинтересовался коренастый Танцор.
Я пожал плечами, и стальное шило вновь ужалило кожу. - А что сказать? Вот
и молчу. Ничего не находил, и отдавать мне нечего? Я ведь думал, тот звонок
- розыгрыш? Шутка! Кто-то из приятелей развлекается. Талдычит по фене, и все
такое? Словом, для смеха.
Что еще я мог сказать? И вправду, ничего. Но ясно понимал, что если Дарья
- не ровен час! - выйдет из дому, то тут я запою соловьем. Или ввяжусь в
безнадежную драку. Силой меня бог не обидел, и с одним - может, с двумя - я
бы справился, но трое это уже перебор. Явный перебор! Учили меня многому,
учили, но вот убивать и калечить я был не мастер.
Рука Танцора нырнула в карман щегольской кожаной куртки. - Значит, думал,
приятели развлекаются? Значит, не искал? А, случаем, ничего не нашел? Вот
такого? - В его пальцах вдруг появился крохотный алый цилиндрик. - Таких вот
штучек не видел, прибираясь в своей хибаре? Только другого цвета?
Я отрицательно покачал головой.
- Ну, лады? Может, и впрямь не видел. Может, я тебе верю, болт волосатый.
Так что ж? - Он переглянулся с приятелями. - Разве это нам помеха? Если мы
тоже решим поразвлечься?
Теперь коренастый разглядывал меня крохотными, близко посаженными
глазками, перекатывая между ладоней маленький красный футляр. Тот, которого
недоставало в пенале. Тот, который Серж таскал с собой? Если б я мог до него
добраться!..
- Твой приятель, который давеча муху башкой словил, хитрое чмо? - Танцор
подбросил футлярчик в воздух. - Были у него разные штучки-дрючки, были?
Только не всякую стоит глядеть. Одни - так, для мебели, другие - для
приварка, а на иные глянешь, и враз копыта отбросишь. Вот эта - для чего?
Сердце у меня подпрыгнуло - он снова показывал мне алый цилиндрик, стиснув
его между большим и указательным пальцами. Выходит, взять-то взяли, а
посмотреть - боятся! Думают, не зря Сергей его с собой носил? Не зря! Вот
только для чего - чтоб самому полюбоваться или гостям незваным предложить?
Шансы были пятьдесят на пятьдесят, но привередничать не приходилось. -
Первый раз вижу такую штуку, - пробормотал я, прищурившись, будто
рассматривал футлярчик. - Там пленка? А цвет почему красный? Патроны для
пленки обычно серые или черные.
- Соображает! Шустряк, хоть и с волосатой елдой! - Кивнув в мою сторону,
коренастый протянул футляр черноволосому. - Сделаем так: ты, Антоша, сзади
встань и держи его на перышке, а Конг пусть штучку ему преподнесет. И
поглядим, чего случится. Может, просветление в мозгах, а может, полный облом
по части крыши? Поглядим! - Он сплюнул и задумчиво поскреб подбородок. -
Конг, слышь-ка! Ты зенки-то прижмурь? и не коси, не муську за титьки
щупаешь? Черноволосый оскалился:
- А если клиент взволнуется? А у меня буркалы закрыты? - А если
взволнуется, так мы его успокоим, - негромко пообещал коренастый, вытягивая
из кармана пистолет. Если глаза меня не обманули, то это был видавший
виды ?Макаров? с вороненым кургузым стволом. - Замри так, чтоб я его башку
видел! - распорядился Танцор, кивая черноволосому. - Я взволнованных не
люблю? страсть не люблю? я сам взволнованный? что не по мне - враз дырка под
прической!
Конг приблизился, встал сбоку от меня, прижмурил веки и начал сворачивать
крышку с футлярчика. Мы были с ним одного роста, и его физиономия маячила
прямо передо мной в сером свете надвигавшихся сумерек темным ликом
вурдалака. За спиной я чувствовал лезвие ножа, по-прежнему упиравшегося под
лопатку, и слышал сопение стриженого; его пальцы сомкнулись на моем
предплечье, дыхание обдавало шею. Танцор стоял в пяти шагах - видимо, зная,
что на таком расстоянии крошечный гипноглиф не разглядишь; рукоять пистолета
стиснута в правой руке, а рука согнута в локте и кисть прижата к плечу, так
что дуло глядит вверх. Классическая поза из голливудских боевиков? Из них
он, наверно, и подцепил ее. Но позы позами, а я печенкой чувствовал, что он
не промахнется. - Ну, начнем экскремент, - хрипло выдохнул Танцор и облизал
губы. - А ты, веник, гляди, глазки не закрывай? Закроешь, веки вырежу и в
пасть запихну. На широкой ладони черноволосого Конга алел игрушечный, с
ноготь, тюльпан. Нет, не тюльпан! Маленький костер с багровыми скачущими
языками, напоминавшими цветочные лепестки! Он разгорался все сильней и
сильней, заслоняя поленницу дров, фигуру Танцора в коричневой кожаной
куртке, бурые стволы сосен, разлапистую ель, что виднелась за ними, небо и
розовые облака, подсвеченные садившимся солнцем.
Костер заполыхал с невыносимой яркостью, огненный протуберанец потянулся
ко мне жарким шершавым драконьим языком, и в моих висках грохнуло. Я больше
не был ни Дмитрием Хорошевым, ни математиком, ни крысоловом, ни вообще
лояльной и цивилизованной общественной единицей - я, несомненно, сделался
кем-то другим. Возможно, Конаном, варваром из Киммерии, который геройствовал
в Дарьиных книжках, или Гераклом эллинских легенд; возможно, другой
мифической личностью - из тех, которые носят львиные шкуры и пьют не квас,
не лимонад, а исключительно кровь чудовищ. Многоголосые ветры гневно
взревели за моей спиной, раздувая пожар вселенской ярости, в ушах зазвенели
литавры, жилы на шее напряглись, а пальцы стриженого, лежавшие на моем
предплечье, внезапно стали вялыми и слабыми, как у столетнего старца.
- Убери руки, мразь! - прохрипел я и резко, с чудовищной силой двинул
локтем назад, попав ему в солнечное сплетение. В следующие, стремительно
промелькнувшие секунды тело мое вдруг обрело отдельную от разума жизнь: я
словно наблюдал со стороны, как швыряю темноволосого Конга под ноги Танцору,
как тот валится навзничь, выронив пистолет, как мой каблук сокрушает чьи-то
ребра, как кто-то стонет - жалобно, чуть слышно, как на мои штанины брызжет
кровь, как я наклоняюсь, хватаю упавшее наземь полено и? Рядом с поленом,
втоптанный в землю, лежал гипноглиф, и только редкие алые искры просвечивали
сквозь покрывавшую его грязь. Бешенство мое еще не утихло, ярость не
насытилась, но я внезапно вспомнил, что самое важное - драгоценный амулет:
эта мысль пробилась в сознание берсерка и завладела мной. Я схватил
гипноглиф скрюченными пальцами, поднялся, сунул в карман и осмотрел поле
битвы. Стриженого мой удар отбросил к стене дома; он приложился к ней
затылком и теперь тихо дремал, не выпустив из кулака свой бесполезный ножик
и свесив голову на грудь. Танцор и черноволосый тоже были без сознания;
Конгу я, вероятно, свернул челюсть и раскровянил нос, а Танцор глухо стонал
в беспамятстве, прижимая ладонь к ребрам.
Секунду я колебался, кого первым добить, потом, оскалив зубы, шагнул к
Танцору и услышал:
- Браво, Дмитрий Григорьевич! Не ожидал от вас подобной прыти!
Я обернулся и увидел бледное лицо мормоныша.

Глава 15
Джек-Джон-Джим стоял метрах в десяти от меня, рядом с углом бревенчатого
сруба. С нашей последней - и единственной - встречи он разительно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.