read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


И лишь шаман, старый, сгорбленный материалист, мог представить себе
хаос, если сейчас на границе круга убьют человека, который не хочет
ничего.
Или, вернее, который хочет НИЧЕГО!

- Чего ты хочешь от жизни, Хо?
- Ничего, хозяин.
- Совсем?..
Это был совершенно неправильный японец.


17
- Пора, - сказал Мом. - Пошли.
Сарт встал и принялся натягивать свой балахон. Я взял со стола
завтрашнюю - нет, уже сегодняшнюю! - газету и вышел на балкон. Ветер
вырвал хлопающий лист у меня из рук и понес вдоль темных молчащих окон,
пока не наигрался и не нацепил газету на ветку дерева. Утром ей уже никто
не удивится.
"Надо затеряться в священном сумраке, - вспомнил я давно забытые
слова, - где радость освобождает человека от него самого. В бездне мрака,
где любовь зажигает огонь смерти, я вижу зарю вечной жизни. Благодаря этой
необъятной любви нам дается радость умереть для самих себя и выйти из
себя, растворившись в жгучей тьме".
"Может быть, ты был прав, мудрый аскет Сарадананда, - думал я, - но
твоя правота не облегчает моей судьбы, и не бывает правоты на все случаи
жизни".
"Третий звонок, - понимал я, - третий звонок, и неизбежность уже
садится в кресла партера. Занавес. Ваш выход".
Когда я вернулся в комнату, Сарт успел переодеться и стоял над
раскрытой шахматной доской с выстроенными фигурами, держа в руке бутылку с
красным "Немеш Кадар".
- Пора, - сказал Сарт, и густая багровая жидкость пролилась на
деревянные войска.
Мы вышли из квартиры, аккуратно прикрыв за собой дверь, спустились по
лестнице и выскользнули из подъезда в сонный переулок.
- Подождите меня, - сказал я, сворачивая к трамвайной остановке.
- Подождите меня. Я скоро...



ПРОЛОГ
"Душу нельзя продать. Ее можно только потерять и
никогда больше не найти."
Р.Брэдбери
"Каббалистическое мировоззрение считает все душевные
кризисы проявлением непрекращающегося противоборства между
желанием тела получать и стремлением души отдавать."
Введение в Каббалу
Бесконечно больное, рыхлое солнце зависло над притихшей
равниной, все медля скатиться за горизонт; и алый фильтр
наползал на линзу закатного прожектора, багряными отсветами
заливая зубцы крепостных стен, заново окованные створки ворот,
кольчуги и шишаки дружины, упрямо склоненные пики ополчения, и
дальше, дальше, через неширокую полосу ничейной еще земли -
бунчуки, подстриженные гривы, мохнатые шапки и изогнутые клинки,
и длинная вереница повозок, растянувшаяся узким полумесяцем...
Дети Занавеса стояли перед Людьми Помоста, и каждый твердо знал, что
нет на этой земле места еретикам и инакомыслящим, и что сегодня каждому
воздастся по вере его. И тесно было Городу и Степи на сегодняшней равнине.
Семицветный бунчук бился на ветру, и тень его хвостов хлестала по
суровому лицу Эйрира Кангаа, Отца пуран, Владельца белой кошмы. Голова его
была непокрыта, и ветер, трепавший символ Друга людей Безмо, не
осмеливался тронуть вьющиеся черные волосы вождя - некогда черные, а
теперь обильно усыпанные пеплом седины, золой сгоревших лет. И лишь на
самом дне сузившихся глаз его иногда еще мелькала прежняя улыбка веселого
табунщика Кан-ипы, но лишь на самом дне и очень, очень редко. Смерть
Хозяина белой кобылы - один палец. Всеобщий хурал - второй палец. Уход за
Занавес друга Безмо и избиение шаманов - третий и четвертый пальцы.
Объединение племен - пятый палец. Целая ладонь власти. И вторая ладонь. И
третья.
Раскаленный, ненавидящий взгляд его летал над головами воинов к
городским стенам, туда, где на небольшом возвышении хлопал крыльями
лилово-белый плащ патриарха Скилъярда Проклятого, главы Топчущих Помост.
Успел, успел еретик сжать в кулак железную руку городских дружин, успел
протянуть ее над неукротимостью степного половодья, успел... И взгляды
вождей скрещивались над крохотным плацдармом ничейной, пока ничейной
земли, где сильнейшие ломали копья в ярости поединков, и несколько тел уже
замерли поодаль, а последний все стоял, опершись обрубком ноги на труп
лошади, пока милосердие стрелы не отпустило его на вечную свободу.
Вожди молчали. Они понимали закон. Война - это зрелище. Война - это
великое зрелище, и горе нарушившему ее вечный и прекрасный порядок. Пусть
при взгляде на гибель немногих сердца многих переполнятся отвагой и
гневом, пусть глаза их станут цвета печени врага, а в ушах зазвучит
барабан безумия. Пусть... Есть еще время.
Время, действительно, еще осталось, и поэтому внимание сторон не
сразу привлекли три нелепые фигуры, вышедшие на ничейную землю и медленно,
неуклонно продвигающиеся к центру. Они брели, огибая тела, а глаза воинов
удивленно скользили по пятнистой хламиде, бурому бесформенному балахону, -
пока не останавливались на плетущемся позади невысоком узкоплечем
человеке.
Потом всадники спешились. И дружинники обнажили головы.
Шепот прошел по рядам.
Потом все опустились на колени. И тихо стало вокруг.
Вожди остались стоять. И ненависть их глаз предательски заплывала
блестящей влажной патиной... Они стояли. Они молчали. И слез не стеснялись
вожди.
Здравствуй, табунщик. Здравствуй, Скилли...
Здравствуй вовеки, учитель... Идущие на смерть приветствуют тебя. Где
же ты был так долго...
Занавес.
Мой выход.
Каждому. Воздастся. По вере. Его.
Каждому. Воздастся.
Каждому.
Когда спина идущего впереди Сарта качнулась и стала медленно уплывать
куда-то в сторону, я остановился и устало опустился на труп неизвестно
откуда взявшейся здесь лошади. На большее сил уже не оставалось.
...Семь дней назад мы вышли из Двери на каком-то забытом Богом и
людьми плоскогорье. С этого момента Мом превратился в сомнамбулу. Он еле
переставлял ноги, не отзывался на наши окрики, отказывался от воды и,
казалось, все силы его уходили лишь на одно - удержать, не выпустить
наружу неведомое, закипавшее у него внутри. Мы с Сартом по очереди
буквально тащили его на себе, и горный бесконечный серпантин цеплялся за
наши стоптанные подошвы.
На третий день мы нашли потертый кожаный мешок с едой - надо
заметить, совсем небольшой мешок. Чуть дальше, за серым уступом,
напоминавшим спящего кота, обнаружилась ветхая хижина и тело старика на ее
пороге. Он умер совсем недавно, разложение еще не успело вдоволь
натешиться им; рот мертвого был приоткрыт, и я заметил, что у старика был
вырезан язык. По всей видимости, давно. Сарт долго смотрел на покойника и
наотрез отказался идти дальше, пока мы не похороним хозяина хижины. Мне
пришлось немало повозиться, прежде чем я сумел вытащить из скрюченных
пальцев безъязыкого старца его посох - и я еще подивился тому, что посох
был окован полосами стали, с массивным набалдашником на одном конце и
коротким острием на другом. Позднее рывшийся в хижине Сарт вынес оттуда
ржавое зазубренное лезвие боевого топора и, нацепив его на посох-древко,
воткнул секиру в холм из камней, которыми мы завалили могилу вместо земли.
Еды в мешке с трудом хватило на два с половиной дня. К тому времени мы
спустились с плато и пошли вдоль пенной клокочущей речушки. Мом есть не
стал.
К вечеру мы обогнули сожженное поселение, а на закате нам преградила
дорогу кучка вооруженных оборванцев. Один из них без долгих разговоров
полоснул меня ножом по руке - рана сильно болела потом, но оказалась
неопасной - и тогда Мом убил их всех. Убил вяло, равнодушно, и, по-моему,
он так и не понял до конца, что делает. Так мимоходом отодвигают колючую
ветку, случайно оказавшуюся на уровне лица. Так наступают на муравья. Мом
убил их, и мы пошли дальше.
Когда вдали появились городские башни, Мому неожиданно стало плохо.
Это напоминало эпилептический припадок. Он бился в конвульсиях, бился до
тех пор, пока Сарт не сжал обеими руками его всклокоченную голову и не
уставился ему прямо в выпученные глаза. Я не думал, что это будет так
страшно.
- Скорее, - бросил Сарт, когда Мом обмяк. И мы пошли скорее...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.