read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



преследовать.
- Но такого практически никогда не бывает, - возразил Реймонд. -
Говорю вам, все это не так страшно, как кажется.
Берт, казалось, не слышал. Его лицо дергалось от ужаса. Казалось,
он видит сейчас воочию все то, о чем только что говорил.
- Вот вы говорите, некоторых во время казни рвет, а некоторые
теряют сознание. Я понимаю почему. Потому что эти люди представляют
себе, что это они сейчас на виселице с веревкой на шее. Они буквально
чувствуют все то, что человек, с которым это происходит. Это и со мной
бывало. Я как - то вообразил себя на месте человека, которого завтра
должны повесить. Это страшно, это очень страшно. Это представить себе
невозможно. И вот я подумал... на кой ляд мне туда ехать, доводить себя
до таких кошмаров? Меня вырвет. Уверен, что вырвет. Я ведь просто
пройду чрез все, что увижу, как проходит этот бедолага висельник. Вчера
вечером только подумал об этом, тут же почувствовал у себя на шее
веревку. А потом лег спать, накрыл лицо простыней, и мне представилось,
что это тот самый - черный колпак.
- Слушайте, я вам серьезно говорю, перестаньте вы даже думать
такое, - сердито крикнул Реймонд. - Если вы будете об этом думать, вам
нельзя со мной ехать. Говорю я вам, это совсем не так страшно. Ничего
особенного. Вы сказали, что хотите со мной поехать, я и добыл для вас
разрешение. Чего ради вы все это завели? Ни к чему это. Не хотите
ехать, так прямо и скажите и заткнитесь после этого.
Из глаз Берта исчезло выражение ужаса. Некий новый страх вытеснил
из его сознания кошмары, порожденные его воображением, и он с радостью
ухватился за это новое чувство.
- Не нужно злиться, мистер Бэнкс. Я вам просто объяснил, почему я
не хочу ехать. Если бы у вас было воображение, вы бы сами это все
поняли и не ездили глазеть, как вешают какого-то беднягу.
Реймонд презрительно отвернулся.
- Кишка у вас тонка, - сказал он и зашагал к своей машине. Он как
бешеный промчался по дороге к своей ферме, но когда приехал и накрыл
грузовичок брезентом, вроде бы успокоился и пошел к дому медленным,
размеренным шагом. Его жена срезала розы.
- Что с тобой случилось, Рэй? Ты совсем больной на вид, -
воскликнула она с испугом.
Реймонд сделал кислую мину.
- Голова болит, вот и все. Пройдет. Ты знаешь, Берт Мэнро хотел
поехать со мной на той неделе?
- Да.
- Так вот, теперь он не хочет ехать.
- А что с ним такое?
- Запсиховал он, вот что с ним такое. Боится на это смотреть.
Его жена нервно рассмеялась.
- Ты знаешь, я и сама тоже навряд ли захотела бы на это смотреть.
- Ты женщина, а он, надо полагать, мужчина.
На следующее утро Реймонд вышел к завтраку какой то вялый и очень
мало ел. Жена забеспокоилась.
- Рэй, наверно, у тебя голова так и не прошла. Тебе надо
что-нибудь принять.
Реймонд оставил ее слова без внимания.
- Мне надо написать Эду, а я не знаю, как ему это объяснить.
- Я не поняла, чего ты не знаешь.
- Понимаешь, я боюсь, что я простыл. Я не знаю, может, я и к
четвергу не поправлюсь, и тогда я не смогу поехать в Сан-Квентин.
Дорога длинная. Надо будет ехать по мосту через залив, а там ветер
очень холодный.
Миссис Бэнкс задумалась.
- Слушай, а чего ты его не попросишь как-нибудь приехать к нам? Он
у нас никогда не бывал, а ты к нему столько раз ездил.
Лицо Реймонда прояснилось.
- А ведь правда! Это мысль. Я ведь много лет к нему езжу.
Черкну-ка я ему письмецо, чтобы он приехал к нам в гости.
- И мы устроим для него пикник, - подхватила миссис Бэнкс.
Лицо Реймонда снова приобрело унылое выражение.
- Да нет, я думаю, не стоит. Близкие друзья встречаются, зачем же
собирать толпу. Но пиво, например... ты просто не представляешь себе,
до чего он любит пиво. Я черкну ему сейчас письмецо.
Он вытащил ручку, блокнотик и чернильницу. Но как только он взялся
за перо, лицо его опять помрачнело.
- Чтоб он сдох, этот Мэнро! Так старался для него. И кто ж его
знал, что он вдруг так струсит.
Х
Пэт Хамберт родился, когда его родители были уже, что называется,
людьми среднего возраста; а когда ему исполнилось двадцать лет, они
стали старыми, брюзгливыми и злобными. Вся его жизнь проходила среди
старческих недугов, болей и болезней, старческих жалоб и старческой
сосредоточенности на себе. К его мнению родители относились
пренебрежительно, потому что он был молодым. "Вот поживешь с наше, на
все будешь по-другому смотреть", - так говорили они Пэту, когда он был
еще мальчиком. Он вырос, и они возненавидели его молодость, ибо
молодость избавлена от старческих хворей. Старость представлялась им
неким высшим, почти божественным в своей непогрешимости состоянием.
Даже ревматизм заслуживал всяческой похвалы - он был платой за глубокую
старческую мудрость. Пэту вбили в голову, что ни в чем молодом нет
ничего хорошего. Молодость - это всего лишь пора неумелой, робкой
подготовки к блистательной старости. И молодость должна думать лишь о
своем долге перед старостью, о долге уважения и благоговения. Старость
же, напротив, уважения к молодости испытывать отнюдь не должна.
Когда Пэту было шестнадцать лет, на него свалили всю работу на
ферме. Отец удалился от дел, воссел на кресло - качалку, стоявшую в
гостиной у печки, и оттуда издавал свои эдикты - отдавал распоряжения,
указания и критические замечания.
Хамберты обитали в старом, нескладно построенном доме из пяти
комнат: постоянно запертая на замок большая гостиная, холодная и
жуткая, как смерть; маленькая гостиная, душная, жаркая, где стоял
невыносимый запах аптеки; две спальни и довольно просторная кухня.
Старики, подсунув под себя подушки, сидели в качалках и костерили Пэта
почем зря, если он забывал вовремя подбросить в печку дров. К концу
жизни они его просто ненавидели, ненавидели за то, что он был молод.
Жили они долго. Пэту стукнуло тридцать, когда его родители (оба в
один месяц) отправились на тот свет. Они вечно жаловались, вечно были
недовольны своей жизнью и считали себя несчастными. Тем не менее они
крепко цеплялись за это жалкое существование и умерли только после
долгой борьбы.
Два месяца Пэт жил в сплошном кошмаре. Три недели он ухаживал за
матерью. Она лежала неподвижно и шумно, хрипло дышала. Он укладывал ее
поудобней, оправлял постель, а она следила за ним пристальным,
укоризненным взглядом. Даже мертвая, она, казалось, глядела на него с
осуждением.
Пэт открыл дверь большой гостиной: там шло отпевание, соседи
рядами сидели у гроба и чинно слушали. Из спальни слышался раздраженный
плач отца.
Сразу же после похорон слег отец, и Пэт ухаживал за ним еще три
недели. А потом в гостиной был поставлен новый гроб, и чинные соседи
снова явились на панихиду и расселись рядами у гроба. Когда родители
Пэта были живы, большую гостиную всегда запирали на ключ и открывали
только раз в месяц - прибраться. Жалюзи всегда были спущены, чтобы не
выгорели на солнце зеленые ковры, посреди гостиной стоял столик на
позолоченных ножках с мраморной столешницей, на нем тканная под гобелен
скатерка ("Вечерний звон" Милле), а на ней Библия в тисненом переплете.
По обе стороны от Библии помещались две приземистые вазы с букетами
бессмертника. У стен в строгом порядке стояли четыре стула - два для
гроба и два для посетителей. Кроме того, висели там еще три большие
картины в позолоченных рамах - две были, собственно, не картины, а
цветные увеличенные фотографии стариков Хамбертов с суровыми,
неподвижными лицами. Сняты они были так мастерски, что непрошеный
посетитель гостиной, где бы он ни остановился, все время чувствовал на
себе их тяжелый взгляд. Третья картина изображала челн, в котором
покоилось тело Элен <Женский персонаж из легенды "Король Артур и рыцари
Круглого стола">. Челн плыл по печальной мелководной реке, и край
покрывала свешивался в воду. В углу стоял еще один столик, а на нем под
высоким стеклянным колпаком сидели на вишневой ветке чучела трех иволг.
Могильным холодом веяло от этой комнаты, и посещали ее только покойники
и те, кто провожал их в последний путь. Это был своего рода домашний
морг. Пэт помнил, как отсюда унесли на кладбище трех его теток и
дядюшку.
На кладбище Пэт стоял тихо и смотрел, как его соседи возятся с
могилой. Могила матери уже успела немного осесть, холмик прорезала
зигзагообразная трещина. Соседи уже утрамбовали вторую могилу и
похлопывали ладонями по холмику свежей земли. Они привыкли работать с
землей и любили хорошую работу; борозда ли, могила - им было все равно.
Приведя ее в полный порядок, они еще немного потоптались вокруг, что-то
подправляя напоследок. Женщины уже разошлись и ожидали мужей около
экипажей. Мужчины по очереди подходили к Пэту, чтобы пожать ему руку, и
бормотали нечто сочувственное и печально - торжественное. Затем
фургоны, коляски, тележки длинной процессией двинулись прочь и одна за
другой скрылись из глаз. А Пэт все стоял и неподвижно смотрел на



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.