read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



изображавшими чудесные исцеления, совершенные водами источника, когда
никто этого не видел, - никто, кроме ангелов. Ангелы всегда вылезают на
палубу, когда совершается чудо, - вероятно для того, чтобы попасть на
картину. А они любят это не меньше, чем пожарные; можете проверить по
картинам старых мастеров.
Часовню, в которой находился колодец, тускло освещали лампады. Когда
была вода, монахи доставали ее с помощью ворота и ведра на цепи и
переливали в желоба, по которым она стекала в каменные резервуары,
помещавшиеся снаружи; и в часовню, где находился колодец, никто не имел
права входить, кроме монахов. Однако я вошел в нее - с любезного
разрешения моего собрата по ремеслу и подчиненного. Сам он туда не входил.
В работе он прибегал только к заклинаниям; к разуму он не прибегал
никогда. Если бы он вошел в эту комнату и, вместо того чтобы напрягать
свои поврежденные мозги, оглядел ее собственными глазами, он нашел бы
способ исправить колодец естественными средствами, а потом мог бы выдать
это за чудо, как обычно делается; но нет, он был старый дурень, он был из
тех колдунов, которые сами верят в свое колдовство, а колдун, одержимый
таким суеверием, никогда не добьется успеха.
Я подозревал, что колодец дал течь, что несколько камней возле дна
обрушилось и образовалось отверстие, через которое уходит вода. Я измерил
цепь, - длина ее равнялась девяноста восьми футам. Затем я вызвал двух
монахов, запер дверь на замок, взял свечу и заставил их спустить меня в
колодец на ведре. Когда цепь размотали до конца, я при свете свечи
убедился в правильности своих предположений: значительная часть стены
вывалилась, образовав большую трещину.
Я почти жалел, что мои догадки подтверждались, так как я имел в виду
кое-что другое, более выгодное для чуда. Мне вспомнилось, что в Америке,
много веков спустя, когда нефтяной фонтан переставал бить, его снова
вызывали к жизни, взрывая землю динамитом. Если бы оказалось, что колодец
просто высох без видимых причин, я мог бы благородно удивить всех,
заставив какого-нибудь не особенно ценного человека бросить в него
динамитную бомбу. У меня была даже мысль использовать для этого Мерлина.
Однако теперь я убедился, что бомбу бросать не придется. Обстоятельства не
всегда складываются так, как мы хотим. Деловой человек не должен
поддаваться разочарованию, он должен сообразить, как бы ему получить свое.
Так я и поступил. Я сказал себе, что торопиться некуда, что я могу и
подождать; дойдет черед и до бомбы. В свое время и дошел.
Когда меня подняли, я прогнал монахов и опустил в колодец рыболовную
лесу; глубина колодца оказалась равной ста пятидесяти футам, а вода
держалась в нем сейчас на уровне сорока одного фута. Я позвал монаха и
спросил:
- Какова глубина колодца?
- Не знаю, сэр, мне никто об этом не говорил.
- На каком уровне обычно стояла в нем вода?
- В течение всех этих двухсот лет вода стояла в нем недалеко от края;
так говорит предание, унаследованное нами от наших предшественников.
Слова этого монаха подтвердили свидетели, более заслуживающие доверия:
только двадцать или тридцать футов цепи носили следы употребления, а вся
остальная часть ее была заржавлена и, видимо, никогда не опускалась в
колодец. Каким образом в прошлый раз вода сначала исчезла, а потом
появилась вновь? Несомненно, какой-то практичный человек спустился в
колодец и заделал течь, а потом пришел к настоятелю и заявил, что, если
разрушат купальню, вода вернется. А теперь снова образовалась течь, и эти
простаки молились бы, и устраивали бы крестные ходы, и звонили бы в
колокола, пока сами не высохли бы и ветер не развеял бы их на все четыре
стороны, - и никому из них не пришло бы в голову спустить в колодец
рыболовную лесу или самому спуститься туда и исследовать, в чем собственно
дело. Преодолеть укоренившиеся навыки мышления труднее всего на свете. Они
передаются от поколения к поколению, как черты лица; и если у человека той
эпохи появилась какая-нибудь мысль, которой не было у его предков,
начинали подозревать, что он незаконнорожденный. Я сказал монаху:
- Трудное чудо - вернуть воду в сухой колодец, но мы попробуем его
сотворить, если моего брата Мерлина постигнет неудача. Брат Мерлин очень
способный чародей, но его специальность - салонные фокусы, и здесь он
может не добиться успеха; да, по всей вероятности успеха он не добьется.
Но в этом нет ничего постыдного, ибо человек, способный творить такие
чудеса, может открыть отель.
- Отель? Я как будто не слыхал...
- Об отелях? Это то, что вы зовете постоялым двором. Человек, который
может сотворить такое чудо, управится и с постоялым двором. Это чудо мне
по силам, я его сотворю; но не скрою от вас, что, для того чтобы сотворить
это чудо, мне придется напрячь все свои чародейские способности до крайней
степени.
- Уж кому-кому, а нашей монастырской братии это известно, ибо предание
гласит, что в тот раз восстановление источника оказалось настолько
трудным, что потребовало целый год. Как бы то ни было, мы будем молиться
богу и просить у него для вас успеха.
С деловой точки зрения удачная это была мысль - распространить слух,
будто сотворить такое чудо очень трудно. Иногда самые незначительные вещи
приобретают огромное значение благодаря рекламе. Этот монах был потрясен
трудностью того, что мне предстояло совершить, - он потрясет этим других.
Через два дня сострадание ко мне станет всеобщим.
В полдень, возвращаясь домой, я встретил Сэнди. Она только что была у
отшельников. Я сказал:
- Я хочу сам их осмотреть. Сегодня среда. У них бывают утренние
спектакли?
- Извините, сэр, о чем вы говорите?
- Утренние спектакли. У них открыто днем?
- У кого?
- У отшельников, конечно.
- Открыто?
- Ну да, открыто? Что же тут непонятного? Или они закрывают в полдень?
- Закрывают?
- Закрывают. Ну да, закрывают. Никогда не видал я такой тупицы: что ни
скажи, ничего не понимает. Спрашиваю тебя самыми простыми словами: когда
они закрывают лавочку? Когда они кончают игру? Когда они гасят свет?
- Закрывают лавочку, кончают...
- Ну, все равно, хватит! Ты мне надоела. Не понимаешь самых простых
вещей.
- Я была бы рада вам угодить, сэр, и я скорблю и горюю оттого, что мне
не удается угодить вам, но я всего только простая дева, и меня ничему не
учили, не окрестили меня с колыбели в глубоких водах познания, окропивших
того, кто приобщился к самому благородному из таинств, того, на кого с
благоговением взирают очи смиренных смертных, сознающих, что их невежество
- лишь прообраз иных несовершенств, скорбя о которых, люди облачаются во
власяницу и посыпают пеплом горестей свои головы; и когда в мрак,
окутывающий разум такого невежды, проникают такие золотые слова,
исполненные высокой тайны, как, например: "закрыть лавочку", "кончать
игру", "гасить свет", только милосердие божие спасет невежду от того,
чтобы не лопнуть от зависти к тому, чей разум способен вместить, а язык
способен произнести столь величавые, благозвучные и чудесные речения, и
путаница, возникающая в - смиренном уме невежды, и неумение постигнуть
божественное значение этих чудес проистекают не из тщеславия - оно
искренне и правдиво, и вы должны понять, что оно - самая сущность
благоговейного преклонения, никогда не проходящего и хорошо вам известное,
если вы изучили склад души моей и моего разума и поняли, что я не _не
хочу_, а _не могу_, а раз не могу, то ничего не могу поделать, если бы и
хотела, и не в нашей власти превратить _хочу_ в _могу_, и потому я прошу
вас, мой добрый господин и драгоценный лорд, быть снисходительным к моей
вине и простить мне ее по доброте вашей и по вашему милосердию.
Я не в состоянии был понять все, что она говорила, но общий смысл я
уловил и почувствовал себя пристыженным. Неблагородно было обрушивать
технические выражения девятнадцатого века на невежественную дочь шестого и
потом бранить ее за то, что она не понимает; она изо всех сил старалась
понять смысл моих речей, и не ее вина, если это ей не удалось; и я
извинился. Мы вместе пошли по извилистым тропкам к норам отшельников,
мирно беседуя между собой и чувствуя, что стали еще лучшими друзьями, чем
прежде.
Во мне постепенно возникало таинственное и полное трепета уважение к
этой девушке; всякий раз, когда она пускала в ход свой поезд и он мчался
через беспредельные материки, волоча за собой одну из ее фраз, мне
казалось, что я стою перед страшным ликом самой праматери германских
языков. Порой, когда она принималась изливать на меня такую фразу, я,
полный невольного благоговения, снимал шлем и стоял с непокрытой головой;
и если бы слова ее были водой, я, несомненно, утонул бы. Она поступала,
совершенно как немцы: когда ей хотелось что-нибудь сказать, - все равно
что - ответить ли на вопрос, произнести ли проповедь, изложить ли
энциклопедию или историю войн, - она непременно должна была всадить все
целиком в одну единственную фразу или умереть. Так поступает и всякий
немецкий писатель: если уж он нырнет во фразу, так вы не увидите его до
тех пор, пока он не вынырнет на другой стороне своего Атлантического
океана с глаголом во рту.
До самого вечера мы таскались от отшельника к отшельнику. Это был в
высшей степени странный зверинец. Казалось, отшельники соперничали друг с
другом главным образом в том, кто превзойдет остальных нечистоплотностью и
разведет вокруг себя больше насекомых. Все их повадки свидетельствовали о
необычайном самодовольстве. Один анахорет, например, гордился тем, что
лежит голый в грязи и разрешает насекомым кусать себя; другой тем, что
стоит весь день у скалы, на виду у восхищенных паломников, и молится;
третий тем, что, раздевшись догола, ползает на четвереньках; четвертый



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.