read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



изысканной формы грудь, уже отмеченную печатью расцвета, и нежнейшие
ягодицы... О счастливые ценители этой сводящей с ума части тела! Нет среди
вас ни одного, кто не пришел бы в восторг при виде этих потрясающих
полушарий, ни одного, кто не сделал бы их предметом своего обожания, разве
что Жюстина могла соперничать с ней в этом отношении.
Господин Роден, как уже было сказано, содержал пансион для детей обоего
пола. Он завел его при жизни своей жены, и с тех пор, как хозяйку дома
заменила его сестра, в нем ничего не изменилось. У Родена было много
учеников из самого избранного общества: пансион постоянно насчитывал две
сотни учеников - половина девочек, половина мальчиков, - и всем им было не
меньше двенадцати лет, а в семнадцатилетнем возрасте их выпускали. Трудно
было найти детей более красивых, чем ученики Родена. Когда к нему приводили
кандидата с физическими недостатками или непривлекательной внешности, он
тотчас отправлял его обратно под разными предлогами: таким образом число
пансионеров было либо не полным, либо все они были очаровательны.
Роден сам давал уроки своим подопечным мальчикам; он преподавал им
почти все науки и искусства, Селестина, его сестра, занималась девочками; не
было ни одного стороннего учителя, поэтому все маленькие сладострастные
секреты дома, все тайные его пороки оставались внутри.
Как только Жюстина разобралась в новой обстановке, ее проницательный ум
не мог не предаться определенным размышлениям, а близкая дружба с Розали,
навязанная ей, скоро дала пищу для новых мыслей. Поначалу очаровательная
дочь Родена только улыбалась в ответ на расспросы Жюстины, такая реакция
усилила беспокойство нашей юной искательницы счастья, и она еще настойчивее
подступила к Розали, требуя объяснений.
- Послушай, - сказала ей наконец маленькая прелестница со всем
добросердечием своего возраста и со всей наивностью своего приятного
характера, - послушай, Жюстина, я все тебе расскажу; я вижу, что ты
неспособна выдать секреты, которые узнаешь от меня и я больше не хочу ничего
от тебя скрывать. Конечно, милая подружка, мой отец, как ты понимаешь сама,
мог прекрасно обойтись без своей нынешней профессии, и существуют две
причины, почему он ею занимается. Он практикует хирургию, потому что это ему
нравится, из единственного удовольствия делать в ней новые открытия, а их у
него такое множество, и он написал на эту тему столько ученых трудов, что
слывет самым опытным и умелым хирургом во всей Франции. Он несколько лет
работал в Париже, вышел в отставку и удалился в деревню по своей воле;
местного хирурга зовут Ромбо. и отец взял его под свое покровительство и
привлек к своим опытам. Ты хочешь знать, что заставляет его содержать
пансион? Либертинаж, дорогая моя, только либертинаж: эта страсть доведена у
него до предела. Мой отец и моя тетушка - оба великие распутники - находят в
своих учениках послушные предметы сладострастия и постоянно пользуются ими.
Их вкусы одинаковы так же, как их наклонности; они очень привязаны друг к
другу и нет здесь ни одной девочки, которую Роден не заставлял бы ублажать
сестру, и ни одного мальчика, которого сестра не передавала бы на потеху
брату.
- И эти мерзкие дела, - заметила Жюстина, - разумеется, не исключают
самого грязного инцеста?
- Еще бы! - ответила Розали.
- О Господи, ты меня пугаешь...
- Ты все увидишь сама, мой ангел, - снова заговорила любезная дочь
Родена. - Да, увидишь сама, своими глазами. А теперь пойдем со мной, сегодня
у нас пятница, в этот день отец наказывает провинившихся: это и есть
источник удовольствий Родена: он наслаждается, когда мучает учеников. Иди за
мной, и ты увидишь, как это происходит. Из моей туалетной комнаты хорошо все
видно, мы тихонько проберемся туда, только не вздумай проболтаться о том,
что я тебе рассказала и что ты увидишь.
Жюстине было необходимо познакомиться с нравами нашего нового
персонажа, предоставившего ей кров, она не хотела упускать ни одной
возможности увидеть его без прикрас, поэтому сразу последовала за Розали,
которая подвела ее к стене, - где сквозь неплотно пригнанные доски можно
было видеть и слышать все, что творится и говорится в соседней комнате.
Мадемуазель Роден и ее брат были уже там. Мы с точностью передадим все
слова, сказанные ими с того момента, как Жюстина прильнула к наблюдательной
щели, впрочем, они пришли незадолго до нашей героини, поэтому сказано пока
было немного.
- Кого ты собираешься выпороть, братец? - поинтересовалась распутница.
- Я хотел бы заняться Жюстиной.
- Той красивой девицей, которая так вскружила тебе голову?
- Ты ее знаешь, сестренка; нынче ночью я два раза совокуплялся с тобой
и оба раза кончал с мыслью о ней... По-моему, у нее прелестная жопка, ты не
представляешь, как мне хочется ее увидеть!
- Мне кажется, это совсем не трудно.
- Труднее, чем ты думаешь... Здесь дело в добродетельности, в религии,
в предрассудках - вот чудовища, которых нам предстоит победить. Если я не
возьму эту цитадель штурмом, я никогда не буду ее хозяином.
- Черт меня побери, но если ты хочешь ее изнасиловать, я обещаю тебе
помочь, и будь уверен, что мы справимся с этим делом либо хитростью, либо
силой. Словом, эта сучка никуда от нас не денется.
- А тебя она не вдохновляет, сестрица?
- Она очаровательна, но мне сдается, что ей недостает темперамента, и я
допускаю, что с ее фигурой она скорее возбудит мужчину, чем женщину.
- Ты права, однако меня она очень волнует... да, волнует безумно.
При этом Роден приподнял юбки сестры и несколько раз довольно
чувствительно похлопал ее по ягодицам.
- Поласкай меня, Селестина, вдохни в меня силы. И наш герой,
устроившись в кресле, вложил свой детородный орган в руки сестры, которая
несколькими умелыми движениями наполнила его энергией. В это время,
придерживая поднятые до пояса юбки Селестины, не сводил блестящих глаз с ее
ягодиц: он их поглаживал, раздвигал в стороны, и поцелуи, которыми он их
награждал, красноречиво свидетельствовали о том, как сильно действует этот
трон любви на его чувства.
- Возьми розги, - сказал Роден, приподнимаясь, - и обработай мне зад:
нет на свете другой процедуры, которая меня возбуждала бы до такой степени.
Я сам займусь этим сегодня, мое воображение уже настолько распалилось, что я
вряд ли выдержу.
Селестина открыла шкаф и извлекла оттуда несколько связок прутьев,
разложила их на комоде и, выбрав самую лучшую, принялась осыпать- хлесткими
ударами своего братца, который возбуждал себя руками, корчился от
удовольствия и восклицал сдавленным голосом:
- Ах, Жюстина, если бы ты была здесь!.. Но я все равно возьму тебя,
Жюстина, ты побываешь в моих руках, чтобы не думала, будто я оказал тебе
гостеприимство просто так... я жажду увидеть твою жопку и я ее увижу... я
выпорю ее, о, как сладко я ее выпорю, твою чудную жопку, Жюстина! Ты еще не
знаешь, что значат мои желания, когда их порождает разврат!
В этот момент Селестина, отложив розги, оперлась руками в подлокотники
кресла и, приподняв свои ягодицы, бросила брату вызов, но Роден,
вознамерившись не расходовать свои силы, а беречь их, довольствовался
несколькими шлепками, двумя или тремя укусами и попросил сестру пойти за
детьми, которых он предназначал для сладострастной экзекуции.
Воспользовавшись этой паузой, Жюстина прильнула к своей подруге и
прошептала:
- Боже мой! Ты слышала, что он задумал со мной сделать?
- Ах, милая подружка, - ответила Розали, - боюсь, что тебе этого не
избежать, но если бы это случилось, ты была бы единственной, кто покинул
этот дом нетронутой.
- Я убегу, - сказала Жюстина.
- Это невозможно,, - возразила Розали, - отцовская профессия дает ему
право держать двери на запоре, и этот дом похож на монастырь. В случае
попытки сбежать тебя сочтут соблазнительницей или воровкой и отправят в
Бисетр {Бисетр - богадельня, служившая одновременно тюрьмой.}. Самое
разумное - это потерпеть.
Здесь послышался шум, который заставил наших шпионок вновь прильнуть к
щели. Селестина ввела в комнату девочку четырнадцати лет, белокурую и
соблазнительно красивую, как сама Любовь. Бедняжка, вся в слезах, в ужасе от
того, что ее ожидало, дрожа всем телом, приблизилась к своему наставнику;
она упала ему в ноги и стала молить о пощаде. Но несокрушимый Роден в
предвкушении экзекуции уже разжигал первые искры своего сладострастия, и они
вырывались из его сердца безумными взглядами.
- Нет, нет! - воскликнул он. - С вами это слишком часто повторяется,
Жюли, и я уже начинаю жалеть о своей снисходительности, которая только
подтолкнула вас к новым проступкам. Что же касается последнего, его
серьезность переходит все границы, и мое мягкосердие...
- Опомнитесь, брат, - вмешалась Селестина, - о каком мягкосердии вы
говорите! Вы же поощряете эту девчонку к непослушанию, и ее пример будет
заразителен для всего заведения. Вы уже забыли, что эта мерзавка только
вчера, входя в класс, сунула записку одному мальчику...
- Этого не было, - ответила кроткая девочка сквозь слезы, - это
неправда, сударь, поверьте мне... я на такое неспособна.
- Не верь этим упрекам, - быстро проговорила Розали на ухо Жюстине, -
они это придумали нарочно, чтобы иметь предлог для наказания; эта девочка -
сущий ангел, отец так суров с ней, потому что она отпирается.
Между тем сестра Родена развязала шнурок, поддерживающий юбки девочки,
которые тут же упали к ее ногам, и, высоко подняв нижнюю рубашку, обнажила
перед взором своего брата маленькое изящное, исполненное скрытого
сладострастия тело. Развратник овладел руками девочки и привязал их к
кольцу, прикрепленному к балке, которая стояла посреди комнаты и служила
этой цели, затем взял связку розг, вымоченных в уксусном растворе и
приобретших еще большую гибкость и упругость, заставил сестру взять в руки
свой член, и она, опустившись на колени, настраивала его, пока Роден готовил
себя к самой жесткой, самой кровавой операции.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.