read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Медленно переходили трясину, земля прогибалась, хлюпала под ногами
вода.
Вновь углубились в лес. Пошла такая чащоба, что сам Рябошапка то и дело
останавливался и чесал затылок.
Овражки попадались все чаще. Перешли ручей, поднялись в гору, шли
какое-то время по седловине, поросшей молодым березняком, и вновь углубились
в чащобу.
На крутом склоне Рябошапка остановился:
- Пришли.
Таня не видела ничего, кроме поросшего лесом косогора.
Задорно поблескивая глазами, Рябошапка обернулся к Раисе:
- Ну как, матушка, одобряешь?
Должно быть, старуха умела видеть лучше Тани, потому что впервые
улыбнулась проводнику.
Тут и Таня увидела: два приземистых, скособоченных продолговатых
строения с крышами, покрытыми пластами свежего дерна.
В одном из жилищ приоткрылась дверь, показалась чья-то голова и тут же
скрылась...
Ждут их или не ждут?
Уверенными шагами Раиса спустилась к постройкам и скрылась. Таня
осталась с Рябошапкой.
И вдруг все ожило. Показались инокини и послушницы, вышли иноки. Все
двигались, как на сцене, медлительно, плавно, даже торжественно.
Затем появилась Раиса, чуть посторонилась дверей и поклонилась...
Таня увидела Елпидифора. Сердце ее защемило при воспоминании о Москве,
о темной конурке на Шаболовке, перед глазами мелькнул розовый огонек
лампадки, и желание ощутить на своей голове руку старейшего вновь овладело
ею. Таня склонилась до земли и не столько увидела, сколько почувствовала,
что Елпидифор благословляет ее...
Так началась ее жизнь в келье, возглавляемой самим преимущим, начались
занятия в духовной школе юных христианок, призванных к подвигу во славу
господа бога.
Километрах в двадцати от заимки лесника Душкина, отделенная со стороны
Тавды недоступным болотом, огражденная непроходимой тайгой, на склоне
безыменной лесистой горки обосновалась новая келья истинно православных
христиан.
Жилища возведены руками Душкина, Рябошапки и других приверженцев секты.
Одно для мужчин, другое для женщин. Леса вокруг достаточно. Сколотили дома,
пристроили сараюшки, обсыпали крыши и стены землей, поверх обложили пластами
нарезанного дерна, издали и не подумаешь, что здесь человеческое обиталище.
В этом-то глухом месте и разместилась духовная школа, и тут же
вскорости должен состояться собор истинно православных христиан.
Уже ранней весной стали прибывать сюда инокини с послушницами, позже
приехали Елпидифор и Елисей, а следом за ними и другие иноки.
Неподалеку в низине соорудили даже коровник, и по поручению Елисея
Душкин купил в Тавде корову, - по причине преклонного возраста старейшего
подкармливали молоком.
Однако, как Елпидифор ни крепился, близилось его время предстать перед
лицом господа, дряхлел он день ото дня, и не раз говорили между собой
влиятельные иноки, что на предстоящем соборе придется избрать нового
руководителя секты.
Но пока что все шло заведенным порядком - обитатели кельи собирались на
молебствия, внимали поучениям старейшего, слушали проповеди Елисея. На
Елисея взирали с особым благоговением, предполагалось, что именно ему
предстоит принять от Елпидифора бразды правления.
Своим чередом продолжались и занятия в школе.
Инокини поднимали послушниц еще до света, сами становились на молитву,
а девушки погружались в хлопоты по хозяйству. Носили из ручья воду, кололи
дрова, топили печи, варили кашу.
Справив дела, послушницы направлялись на занятия к матери Феодуле и
матери Ираиде.
Наставница школы Феодула - добродушная низенькая старушка. Носик на ее
лице торчит пуговкой, вокруг глаз разбегаются лучики морщин, и, хоть и не
положено, снисходительная улыбка частенько раздвигает сухонькие губы, из-за
которых поблескивают маленькие, ослепительно белые зубки.
В помощь ей придана мать Ираида. Эта не улыбается никогда. Она тоже
невысока и на первый взгляд даже невзрачна, но, отоспись она в теплой
постели, посиди подольше на солнышке и прикоснись к ней рука парикмахера,
темные ее волосы закудрявились бы, щеки покрылись бы легким румянцем,
заискрились бы зеленые глаза, и стала бы она женщиной хоть куда.
Феодуле за семьдесят, Ираиде нет сорока. Обе великие начетчицы.
Евангелие, требники и другие богослужебные книги знают назубок.
Феодула, как говорится, дошла до всего своим умом. Достигла высшей
премудрости только по соизволению господа. В секту вступила неграмотной
крестьянкой и лишь в странстве научилась читать и писать. Читала отлично,
писала с ошибками, древнеславянский язык знала лучше современного русского и
наизусть вытвердила все церковные службы. Ее не сбить ни в датах, ни в
толковании канонических правил. Она вела в школе - как бы определить? -
кафедру догматики, что ли.
Ираида - особа иного склада. В свое время окончила даже педагогический
институт. Года два учительствовала, но затем - то ли после смерти родителей,
то ли от несчастной любви - тяжело заболела, провела несколько лет в
психиатрической лечебнице и вышла оттуда типичной религиозной психопаткой.
Психопатизм этот, правда, скрыт глубоко внутри, иначе ее из больницы не
выписали бы, но в иные моменты она говорила о Христе с таким исступленным
сладострастием, что у специалиста-психиатра характер ее любви к Христу не
вызвал бы никаких сомнений. На ее долю досталась, так сказать, кафедра
риторики!
Занятия в "таежной академии" мало чем напоминали уроки в обычной школе,
но Таня находила в них своеобразное удовлетворение. Собственные мысли
нарушали покой ее души, а основное правило всякой духовной школы - принимать
все на веру и ничто не подвергать сомнению - облегчало ее отношения с
жизнью: пусть все идет, как идет, ни о чем не страдай, не вспоминай,
предайся на волю божью...
Здесь в лесу, среди странных и даже очень странных людей, Таня
пряталась от самой себя. За год странствования она многое бы увидела другими
глазами, позволь она себе беспристрастно вглядеться в окружающую ее
действительность. Вера... Зубрежка путаных текстов, монотонное чтение
молитв, бездумное послушание, постоянная игра в прятки! Она прилежно
соблюдала обряды, страшась увидеть скрывающуюся за ними пустоту.
До обеда Ираида и Феодула разъясняли девушкам всякие богословские
тонкости, а после обеда девушки отвечали урок. Исключений не делалось ни для
кого, каждая была обязана ответить на вопросы, и, боже упаси, если
кто-нибудь из воспитанниц плохо заучивал тексты или запинался в ответах,
нерадивую ученицу на всю ночь ставили отбивать поклоны.
Иногда обычные занятия прерывались, на беседу с послушницами приходили
приближенные Елпидифора - то Елисей, то Григорий. Начинали они тоже с
религиозных наставлений, но затем переходили на светские темы, жаловались,
что власти притесняют верующих, преследуют слуг Христовых, не дают свободно
проповедовать слово божье, допытывались у девушек, как те относятся к
властям, готовы ли пострадать за веру, как будут вести себя в случае
войны...
Ничего определенного иноки не говорили, но на душе у Тани становилось
тревожно, нехорошо, появлялось сознание, что ее вовлекают в какое-то
недоброе дело...
А вообще-то жить в тайге было не так беспокойно и голодновато, как в
обычном странстве, ежедневно варили обед, днем разрешалось пить чай, и
иногда даже с сахаром... Вот до чего доходил либерализм отца Елпидифора!
В размеренности и монотонности этой жизни заключалась даже своеобразная
прелесть. Молитвы, занятия, хлопоты по хозяйству. Редкие промежутки отдыха.
Бездонное небо. Послушание и молчание. Закаты, березы, тишина. И тайна. Все
обволакивающая тайна...
Вечное нескончаемое странство!


ЗИМА ТРЕВОГИ НАШЕЙ

По возвращении из Ярославля Юра тут же поступил в СМУ. Маляром. Получил
второй разряд и сразу приступил к работе.
Как-то зимой, зайдя к Зарубиным, я мельком увидел Юру. Он только что
пришел домой и опять куда-то уходил.
- Извините, - бросил он мне на ходу. - Спешу.
Предупреждая мои вопросы, Анна Григорьевна с таинственным видом
приложила палец к губам.
- У Юры появились дела, о которых он не говорит ни со мной, ни с отцом,
- пожаловалась она, когда в передней хлопнула дверь. - Мы не думаем ничего
дурного. Мальчик очень повзрослел и в конце концов сам обо всем расскажет.
Но все-таки я не могу не тревожиться. К нему приходила какая-то женщина. Это
не роман - пожилая женщина. Он увел ее к себе в комнату. Потом ушел. Завел
сберкнижку - копит деньги. В нашей семье никто никогда не копил... Что-то с
ним происходит!
- Взрослеет, вы же сами сказали. У каждого юноши когда-нибудь да
начинается личная жизнь.
- Все так, - не без горечи согласилась Анна Григорьевна. - Но для
меня-то он остается ребенком...
В какой-то степени я мог бы ее просветить, но, право, не знал,
встревожит или успокоит ее мое сообщение, а сам Юра вряд ли был бы доволен
моей информацией.
Вскоре после той мимолетной встречи Юра появился у меня.
- Не обижайтесь, что не захожу, - начал он с извинений. - Просто не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.