read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Что будем делать? Юрик не успел ответить. Во дворе показалась пожарная, а следом и милицейская машина. Как видно, кто-то из жильцов дома успел позвонить.

Я тяжело вздохнула. Через полчаса так же тяжело вздыхал милиционер. И было отчего: где труп, там и я. Что за напасть. Милиционер стал смотреть пронзительно, а в голосе зазвучал металл. В общем, меня, кажется, подозревали во всех смертных грехах. Я здорово разозлилась и позволила себе несколько замечаний в адрес правоохранительных органов. В ответ мне прозрачно намекнули, что, если не прекращу якшаться с типами вроде Катка и всякими сомнительными бизнесменами, никто на свете не сможет гарантировать, что я доживу до старости.

На этом мы расстались: я с гневом, представитель закона с чувством удовлетворения, которое обычно приходит с осознанием того, что если и не удалось сделать что-нибудь путное, так хоть настроение ближнему испортил. В общем, расстались по-доброму.

Юрик был взбешен, и не только поведением милиционеров, которые как-то вскользь, но доходчиво выражали сожаление, что он по-прежнему жив и здоров. Через каждые пять минут Юрик обещал, что хоть из-под земли достанет “ту суку, что эту подлянку устроила”. Мне пришлось на ходу учиться, чтобы уяснить, что Юрик пытается донести до моего сознания. С трудом понимая каждое пятое слово, я не забывала держаться за его локоть, нежно гладить сжатый кулак, называть “дорогой” и “любимый” и накликать на головы негодяев, поступивших так ужасно, всевозможные беды, как то: болезнь, сиротство и хроническое безденежье. Юрик меня не слушал, так что я имела возможность говорить все что угодно.

— Куда мы идем? — опомнилась я. Словарный запас истощился, и появилось время посмотреть по сторонам. Юрик встал как вкопанный, покрутил головой.

— Найдем тачку, я тебя домой отправлю.

— А ты?

— Что?

— Ты ведь не собираешься болтаться по улицам, когда тебя только что едва не убили?

— Давай я отвезу тебя домой, а как-нибудь разберусь.

— Юрик, я думаю, тебе следует пере ночевать у меня, то есть у тетушки, что q настоящий момент одно и то же, — пред дожила я ему уже в машине. — И не смей мне противоречить, — я покрепче ухватила его за руку. — Тебе надо успокоиться, прийти в себя. Ты без конца кулаки сжимаешь, это нервное. Примешь ванну, я сделаю тебе массаж, и через несколько часов ты будешь чувствовать себя прекрасно. Это лучший способ досадить тем, кто так испортил твою машину.

Юрик взирал на меня невероятно синими глазами и, казалось, прикидывал: может быть, сокрыта некая истина в словах этой дурочки?

— К тому же у нас ночует Владимир Петрович, рядом с ним я буду за тебя спокойна. — Тут я привирала. Как раз сегодня из деревни должно было вернуться семейство верного друга, и он, спешно съев запас пельменей, рассчитанный на несколько дней соломенного вдовства, скорее всего страдал несварением желудка в родной квартире, ожидая нагоняй от супруги из-за увядших растений на окнах. — Останови машину, — сказала я, устав ждать, когда Юрик закончит размышлять.

Он махнул рукой, машина остановилась, и мы отправились к Серафиме. Та встретила нас в розовом пеньюаре и скверном настроении.

— Где тебя носит? — спросила тетушка гневно, потом перевела взгляд на Юрика и, нахмурившись, поинтересовалась:

— Кого вы встретили в подъезде? Парочку голодных упырей?

— Хуже, — заверила я. — Мне опять пришлось давать показания. Нас с Юрочкой едва не взорвали в его машине. К сожалению, машина все-таки взорвалась, но в ней были не мы, а знакомый Юры. Ты можешь себе такое представить? Конечно, это лучше, чем мы, но все равно ужасно неприятно. Серафима, как ты думаешь, мы сможем как-нибудь разместиться в твоей квартире?

Разместились без проблем. Юрика уложили на раскладушку, которую не так давно занимал Владимир Петрович, а сами устроились на диване. Лежали тихо, не шевелясь. К нашему невероятному удивлению, Юрик через несколько минут крепко спал, махнув на кухне Серафиминого коньяка для разрядки. Убедившись, что это не хитрость, а нормальная реакция здорового организма на весьма насыщенный событиями день, мы тихо поднялись и прошли в ванную. Серафима включила воду, села на край ванны и спросила тихо:

— Что это за припадок человеколюбия?

— Это припадок любопытства, — ответила я, устраиваясь на стиральной машине. — Шофер Тарханова, который произвел сегодня на нас неприятное впечатление, встречался с Жориком Катковым. Оба выглядели Крайне озабоченными. Я нажаловалась Юрику на утренних похитителей. Место, куда меня привозили, ему, по-моему, знакомо. Он тут же решил, что ему с утра понадобятся два парня. Одного зовут Вова, и у него на подбородке шрам, а у другого кличка Слон, но его имя скорее всего Женя. Ты улавливаешь ход моих мыслей?

— Прослеживаю тенденцию.

— Отлично. Катков-младший как на иголках. Но Юрик настоял на своем, а через пару часов после этого разговора его машина взлетела на воздух. Как тебе, а?

— Думаешь, крысеныш решил с братом разделаться?

— А почему бы нет? Что, если старший Катков никакого отношения к заказным убийствам не имеет? Что, если Жора у него под носом организовал прибыльное дело, а делиться не пожелал? Если я права, взрыв машины — очень логичный шаг в ситуации, когда тайное становится явным.

— Убить брата? — задумчиво сказала Серафима. — Всем известно, что они любят друг друга до непристойности.

— Это кто сказал? Старший брат — красавец, в делах удачлив. Женщины от него без ума, мужчины перед ним заискивают. А младший — косноязычный урод, который у всех вызывает в лучшем случае недоумение. Может, старший и питает к брату какую-то привязанность, а вот тот вполне может люто его ненавидеть.

— Шекспир, — сказала Серафима. — Все складно, но не про Катков. — Она закурила, глядя на стену перед собой. — Я их не один год знаю, что-нибудь бы да заметила. Не только убить, а просто напакостить брату Жорка не посмеет. Видишь ли, тут такая история: братья они сводные, о чем нетрудно догадаться по внешнему виду. Мать у них была женщиной в городе известной, очень красивой и, мягко говоря, не очень разборчивой. Кто отец Юрика, она скорее всего и сама не знала. А вот когда ему было года три, судьба свела Зойку Кочкину с Борисом Катковым. Был он жутко уродлив, но человеком слыл чрезвычайно серьезным. Зойка враз переменилась, на неказистого Каткова взирала с обожанием, а он не только на ней женился, но и Юрку усыновил и впоследствии, когда на свет появился Жорик, разницы между детьми не делал, к обоим относился как к родным. Юрик хоть и знает, что Катков не его отец, намеков на это не выносит. Сыном всегда был почтительным и любящим, а так как Жорик точная копия папули, любовь перенес на брата. Кстати, после того как папашу три года назад застрелили, любовь эта заметно возросла. Всю жизнь старший Каток за младшего горой, а Жорик точно собака: глазами жрет и хвостом виляет.

— Может, ему надоело хвостом вилять, — усмехнулась я. — И он решил доказать себе и брату, что тоже на многое способен. Может такое быть?

Серафима пожала плечами:

— Ненависть не спрячешь, любовь годами не сыграешь. К тому же у крысеныша мозгов не хватит, чтоб провернуть такое дело, да еще под носом у брата. В общем, сомневаюсь я… А теперь скажи, кой черт ты его сюда притащила?

— Очень мне интересно, как Жора станет выкручиваться, если я права и Вова с Женей его ребята, ему завтра туго придется. Они встретятся, и я хочу знать, что из этого выйдет.

— Племяшка, ты вроде бы не в свое дело лезешь.

— Дурной пример заразителен. Вы ж не хотите в милицию идти, а моя гражданская совесть не позволяет мне по углам отсиживаться.

— Каток тебя на встречу не возьмет.

— Значит, я буду рядом инкогнито.

— Это опасно… Ладно, давай попробуем. Хотя завтра в девять мне надо быть в казино. Официально меня с работы никто не увольнял, так что я бухгалтер заведения, где на днях убили управляющего. У всех накопились вопросы.

— Ничего, справишься. А мне машину оставь, понадобится.

— Не хочу, чтоб ты одна ехала…

— Я бы взяла Владимира Петровича, но ты против него настроена…

— Он мент, — нахмурилась Серафима.

— Ага. Убийц выслеживать — самая ментовская работа.

Серафима махнула рукой:

— Вот увидишь, братаны завтра встретятся, начнут обниматься, потом посидят полчаса и разойдутся с поцелуями.

* * *

Утром Юрик поднялся рано. Пока мы с Серафимой пили кофе, он успел принять душ и даже поскоблить физиономию дежурной бритвой. На слова был скуп, сказал торопливо:

— Пока, солнышко, — и исчез.

Так что вопрос о том, чтоб мне шагать по жизни рядом, даже не возник. Но Серафимина машина по-прежнему стояла в тени раскидистой липы. Я кинулась к ней и со двора выехала в тот момент, когда Юрик на углу гастронома садился в такси. Как заправский сыщик, я пристроилась сзади. Мы проследовали на , другой конец города, в восемь утра это заняло много времени и нервов. Таксист свернул во двор девятиэтажного дома и остановился возле одного из подъездов. В целях конспирации въезжать во двор я не стала, приткнулась на асфальтированной площадке метрах в двухстах правее, укрывшись за кустами акации. Минут двадцать ничего не происходило. Потом из подъезда выскочил жирный тип бандитского вида. Его багровая физиономия прекрасно гармонировала с ярко-красным спортивным костюмом. Тип тяжело дышал, но был очень подвижен, несмотря на тучность и явные страдания с перепоя. Бегом бросился к стоянке во дворе, сел в перламутрово-зеленый “Опель” и исчез за углом. В течение следующих тридцати минут на стоянке появилось шесть машин. Из них в общей сложности повыскакивали четырнадцать человек, и все исчезли в интересующем меня подъезде. Наконец появился Жорик в сопровождении моих старых знакомых: беззубого Витьки и его дефективного дружка. Последним приехал краснолицый. Хмурясь и вроде бы матерясь, извлек из машины большую сумку в клеточку, которые так полюбились рыночным торговцам, и, заметно перегибаясь в сторону сумки, влетел в подъезд.

Прошел час. Я начала думать, что быть детективом далеко не так занятно, как кажется. Хорошо, день пасмурный. Не то слежка из машины обернулась бы настоящей пыткой. Тут из подъезда народ посыпался, я насчитала шестерых. Каждый сел в свою машину и отбыл. Я предположила, что совещание, или как это у них называется, подошло к концу. Наконец показался Жорик, один и в сильнейшем волнении. С приличного расстояния были заметны землистая бледность и дрожащие руки. Катков-младший странно дергался и выглядел слегка не в себе.

Дождавшись, когда он на своей машине исчезнет за углом, я тронулась с места. Жора гнал как угорелый. Мне пришлось забыть о конспирации и думать лишь о том, чтобы не потерять его в потоке машин. Если учесть, что ехал он на “Фольксвагене” и плевать хотел на городскую автоинспекцию, мне на Серафиминых “Жигулях”, которым недавно исполнилось десять лет и на каждом повороте дребезжавших так, точно вот-вот развалятся, пришлось несладко.

На светофоре я увидела: Жорик звонит по сотовому телефону. Сказал он всего несколько слов и снова погнал машину, как вскоре выяснилось, в парк за городом. Бросив машину рядом с троллейбусной остановкой, он бегом припустил по березовой аллее. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Аллея выходила на площадку с огромной клумбой в виде звезды, от нее лучами расходились еще четыре аллеи: липовая, кленовая, тополиная и ясеневая. Но в настоящий момент мне было не до красот и местных достопримечательностей: Жоры нигде не наблюдалось.

Закусив губу от досады, я закружилась по звездным лучам, точно собака, потерявшая след. Чертыхнулась, сошла с асфальта, заглянула за кусты роз и увидела скамейку на лужайке, а рядом с ней Жорика. Он ходил кругами, как я минуту назад, хмурился и заметно дрожал всем телом.

Повернув голову в сторону аллеи, я вдруг заметила красный спортивный костюм. Он по-прежнему был на своем хозяине и явно старался не бросаться в глаза, что было несколько затруднительно. Приблизившись к кустам, обладатель костюма и приятного цвета лица вдруг встал на четвереньки и, еле слышно шурша листвой, пополз ближе к скамье, у которой по-прежнему тосковал Жорик. Дурной пример заразителен: я плюхнулась на живот и стала шевелить конечностями. Если я не поспешу, то столкнусь с краснолицым нос к носу.

Рисковать я не стала. Выбралась на аллею, пересекла ее уже на ногах с намерением, сделав большой полукруг, выйти к скамье с другой стороны. Здесь не было кустов роз, чему я от души порадовалась. Устроилась я в зарослях сирени и с сожалением констатировала, что “красного” потеряла. Сколько я ни вглядывалась, обнаружить его так и не смогла.

Посетовав, я сосредоточилась на Жорике. То, что он весьма нетерпеливо кого-то ждал, не оставляло сомнений. Минут через пять появился человек: высокий, плечистый, в синем свитере под горло и темных очках. Он нашел проход в кустах и, оглянувшись, направился к скамейке. Увидев его, Жорик бросился навстречу.

Вот тут я пожалела, что не умею читать по губам. Расстояние было значительным, а подбираться ближе я не рискнула, тем более что где-то по соседству подслушивал краснолицый.

Жорик накинулся на вновь прибывшего. Был очень сердит и даже попытался схватить того за грудки. Собеседник Жорика вел себя внешне спокойно. Скатал несколько слов, подошел к скамейке, ceл и закурил. Жорик с печальным видом поплелся за ним, сел, но курить не стал. Склонил голову на сомкнутые руки и замер в позе глубоко несчастного человека.

"Синий свитер” продолжал курить, ненавязчиво посматривая по сторонам, и говорил спокойно и внушительно. Голова Жорки опускалась все ниже и ниже. Вдруг он вскочил и кинулся на собеседника. Как оказалось, зря. Удар был стремительным. Я не успела зафиксировать момент соприкосновения кулака с головой Жоры, а тот уже лежал на траве. Приподняв его за волосы, тип в синем свитере сказал что-то душевное и пошел к кустам. Я бросилась следом. То есть он шел по аллее, а я огибала ее полукругом, но где-то возле клумбы мы должны были встретиться.

Я отряхнула одежду и шагнула на асфальт. Тип в синем свитере как раз сворачивал к троллейбусной остановке. Стараясь придать себе независимый вид, я быстро-быстро направилась к машине, не забывая поглядывать по сторонам. Ни краснолицего, ни Жоры видно не было. Впрочем, последний вряд ли мог так скоро начать передвигаться. Тут мне опять не повезло: метров за двадцать от моей машины тип в свитере садился в “БМВ”. по виду совершенно новенький. Почему бы людям, как истинным патриотам, не раскатывать на отечественных автомобилях? Как я, например. Нет ведь, норовят купить что-нибудь этакое, да еще носятся как угорелые, а ты мучайся со своим драндулетом.

Однако тип в синем свитере оказался на редкость дисциплинированным водителем, держал скорость семьдесят километров и соблюдал все правила, которые плохо соблюдала я, потому что вертела головой, пытаясь обнаружить перламутрово-зеленый “Опель”, если, конечно, краснолицый не сменил средство передвижения.

В общем, я много вертела головой и потому на светофор не обратила внимания. Тип тормозил на желтый, а я, с опозданием сообразив, что к чему, встала рядом с ним. Он повернулся, посмотрел на меня, снял очки и подмигнул. Я нахмурилась и отвернулась. Он посигналил и тронулся с места. Я за ним.

Странно, но, судя по всему, у “синего свитера” было отличное настроение, и он никуда не спешил. Потому что принялся развлекаться: то пропускал меня вперед, то обгонял и ухмылялся. Если учесть, что я за ним слежу, это было и очень некстати. Мы въезжали в центр города, надо было что-то предпринимать, и я тормознула, а “БМВ” поехал по проспекту, до светофора деться ему было некуда. Я свернула вправо, рассчитывая, двигаясь параллельно “БМВ”, обогнать его, потом, дождавшись в проулке у светофора, пропустить вперед и пристроиться на приличном расстоянии. Если тип в синем свитере меня все-таки заметит и вознамерится оторвать голову, я нагло заявлю, что пала жертвой его подмигиваний и обворожительной ухмылки.

Но в проулке меня ждал сюрприз: шоколадная “восьмерка” с двумя неприветливого вида ребятами проделала маневр, задуманный мной: пропустила “БМВ” и не торопясь покатила за ним. Один из ребят звонил по телефону, колко взглянул на меня и отвернулся. Я ответила доброй улыбкой, притормозила и, дав им возможность отъехать на безопасное расстояние, направилась следом. Тип в синем свитере шел нарасхват. Так, друг за другом, мы следовали в северо-восточный район города.

Улицы здесь тонули в садах, а коттеджи потихоньку вытесняли старые, деревенского типа дома. Движение заметно уменьшилось, ребята держались в отдалении, а мне хоть вовсе вставай у забора. Они свернули на соседнюю улицу с названием Вишневая. Я тоже сунулась за ними, но вовремя заметила “восьмерку” возле колонки и сдала назад. Пристроила машину в переулке и бегом рванула к Вишневой. Очень мне было интересно. В “восьмерке” сидел один водитель. Переулком я вышла на соседнюю с Вишневой улицу и сразу же увидела “БМВ”. Он стоял возле гаража рядом с симпатичным коттеджем. Сам хозяин, подняв капот машины, влез под него почти целиком. Мимо прошла бабуля с ребенком, крикнула громко:

— Паша, здравствуй!

— Здорово, Кузьминична, — отозвался хозяин “БМВ”, высунув голову.

— Пенсию носят за двадцать первое число, смотри не прозевай.

— Да я почти всегда дома…

Женщина прошла мимо, а очень моложавый пенсионер опять исчез под капотом.

Я немного поскучала. Адрес и даже имя узнала, но зачем мне могла понадобиться эта информация, оставалось тайной. Опять же мучило любопытство: где второй парень из “восьмерки” и куда делся краснолицый? Любопытство плохая черта, теперь я это точно знаю. В общем, вместо того чтобы убраться подобру-поздорову, я осторожно перебралась к забору, огораживающему Пашин коттедж, с намерением укрыться в кустах боярышника. Здесь была лавочка, точнее, сложенные из нескольких кирпичей два столбика и положенная на них доска. Я устроилась с удобствами, придав себе скучающий вид.

В самый неподходящий момент кусты Раздвинулись, и я увидела краснолицего. Он свирепо таращил глаза и, казалось, сейчас лопнет от злости. Стало ясно: ему нужна моя лавочка.

— Это ты? — рявкнул он, схватил за руку и выволок из кустов.

Поначалу я не слишком испугалась. Как-то не верилось, что мне могут причинить серьезные увечья белым днем прямо посреди улицы.

— Что это вы себе позволяете? — спросила я, пытаясь освободиться.

Он ударил меня в грудь локтем, я открыла рот и вытаращила глаза, задыхаясь от боли. Не устояв на ногах, осела на землю. Краснолицый рывком поднял меня, едва не вырвав руку с корнем.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.