read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



столько, сколько времени понадобится тощей капле, чтобы собрать себя воедино и
сорваться с острия сталактита.
А потом все кончилось.
Чудовище отступило. Ушло, скрылось в развалах, оставляя после себя липкий
ужас, - а потом и ужас пропал, и ветер снова был чист, ветер пах сыростью и
отдаленной бродячей кровью.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Утро воскресенья она провела, не поднимаясь с дивана; на нее напала
странная хворь, и, преодолевая нервный озноб и слабость, она куталась в одеяло и
бездумно листала подвернувшиеся под руку книжки.
За "Первую ночь" Скроя пришлось браться трижды. Павла никак не могла себя
заставить, пьеса казалась затянутой и нудной; на третий раз, собравшись с духом,
Павла поклялась себе, что хоть формально, хоть для приличия, но до финала все же
надо дочитать.
Ее озноб усилился. Добравшись до второго акта, она уже не могла оторваться;
Вечный Драматург, вернее, тот самый подмастерье, юный Скрой, который потом
станет Вечным, - поймал ее, втянул вовнутрь;
Павле казалось, что она слышит скрип грубых деревянных дверей, лязг металла
и запах дымящих очагов.
Она слишком хорошо понимала чувства юной героини. Чувства и, так сказать,
ощущения; Первой ночи с предшествовали долгие мытарства, потом смертельная
схватка отца жениха с братом невесты, потом траур, потом королевский указ, потом
свадьба, длинная и пышная, на целый акт, с пылающими факелами и головоломными
интригами...
И потом, наконец, наступила Первая ночь; как на Павлин взгляд, теперь уже
искушенный, - влюбленные слишком много болтали в постели. Правда, на сцене все
не так, как в жизни, на сцене, как твердил
Кович в каком-то давнем газетном интервью, все крупнее...
Она отложила книжку. Перевела дыхание, глядя в серый пасмурный потолок. Как
повернется теперь ее жизнь?! Она дрожит под одеялом, в ушах у нее звучат древние
свадебные песни- оттуда, из разметавшего страницы, небрежно брошенного томика...
Она слышит отголоски хора, звон железных соприкасающихся Чаш- ей кажется, что
это ее сочетают со странным человеком по имени Тритан...
Все слишком запуталось. Не стоит разбираться в своей жизни сейчас; всей
пьесы-то осталось десять страничек, надо дочитать, дойти до конца- и тогда
только устроить передышку...
Происходящее в Пещере действо Вечный Драматург описал одной большой
ремаркой; Павла, прикрыв глаза, видела, как из-за нагромождения камней
выбирается лютая саажиха. Кто бы мог подумать, что хрупкая невеста, нежный
стебелек... Впрочем, характер у нее всегда был железный. Тень саажихи...
Кажется, в старом театре подобные "условные" сцены показывали с помощью теней на
белом полотне...
Молодая самка саага охотится. Добычей ее станет мелкий схруль,
юноша-схруль, схруль-одиночка; он так же беззащитен перед саагом, как, скажем,
тхоль или сарна...
Павлу передернуло. Вероятно, если эту пьесу и играли когда-то... Здесь
уместен только театр теней. Намек, образ, не станешь же впрямую выводить на
сцену, бр-р, саага...
Вот двое застыли один против другого. Самка саага в три раза больше- один
шаг, и над головой юного схруля сомкнет свои воды смерть...
Ремарка закончилась. Драматург разразился стихами - патетически сильными
строфами, в которых говорилось о всепобеждающей силе, об искре, которую каждый
человек проносит с собой в самый дальний - закоулок темной Пещеры; человеческая
искра вспыхнула в душе саажихи, она узнала в обреченном схруле любимого человека
и пощадила его. Последнее явление пьесы было совсем маленьким: молодые супруги
просыпались в своей спальне, смотрели друг на друга, обменивались несколькими
нежными строчками и раскрывали друг другу объятия.
Павла отложила книжку и снова уставилась в потолок.
Вот, значит, что имел в виду Кович, говоря о "дурацком финале". Сказочное,
хорошее завершение, чудо, избавившее влюбленных от горя и гибели... Кович не
верит в чудеса. Но почему у нее, у Павлы, до сих пор стоит в горле ком?..
Она перечитала сцену в Пещере. И перечитала еще; стихи нравились ей все
больше. Она решила выучить их, переписать на отдельный листок и хранить в
верхнем, недоступном для Митики ящике шкафа: вдруг когда-нибудь пригодится...
Ей захотелось переговорить с Ковичем. По горячим следам доказать ему, что
он неправ. Вечный Драматург и в юности своей был Вечным и что финал
"Первой ночи" - единственно возможный в этой пьесе финал.
Она хотела уже подняться из-под одеяла и побрести к телефону, но в
последний момент слабость взяла свое, Павла свернулась клубком, подтянув колени
к подбородку, и прикрыла глаза. Потом...
В предисловии - а оказалось, в маленькой книжице было и предисловие-
неведомый магистр искусствоведения среди прочих сведений поместил и легенду,
вдохновившую юного Скроя на "Первую ночь":
"...и утром, опомнившись, протерла она глаза и увидала мужа своего рядом,
но холодным было его тело и отмечено ужасом прекрасное лицо... И узнала она в
искаженных чертах его - загубленного ночью зверя, и вспомнила вкус крови его, и,
не помня себя от горя и ужаса, схватила кинжал мужа своего и перерезала себе
вены..."
Павла сглотнула. Закрыла книжку, отложила в сторону; настал полдень, а
Тритан до сих пор не звонил. Павла все сильнее чувствовала себя выброшенной из
воды рыбой.
Аквариумной рыбкой... среди мокрых осколков аквариума...
Тритан не прав тоже. "Первая ночь" - вовсе не слабая пьеса. Возможно,
Тритан судит ее с профессиональной точки зрения - но пьеса-то про людей, а не
про тайны психиатрии!..
...Самое странное, что вчера, прощаясь на ступеньках собственного дома, она
опять не попросила у Тритана номер его телефона. А сам он не предложил...
Павла смотрела в потолок. Голова ее кружилась; казалось, что диван
покачивается, как тогда, в метро, и торжественная средневековая музыка, не
смолкавшая в Павлиных ушах с момента прочтения пьесы, понемногу сменялась стуком
колес и нытьем тоннелей.
...И как ей обустроить собственную жизнь?! Ни на какие тесты она больше не
пойдет- яснее ясного... Если ее отношения с Тританом... Она не хочет, чтобы их
связывали сенсоры-электроды. Они или будут вместе, или...
От неосторожного движения заныл живот. Павла сильнее подтянула колени к
груди; почему, спрашивается, человек, переживший такое... событие... почему бы
ему не позвонить... с утра?!
Звонок. Шлепанье туфель Стефаны; голова в приоткрытой двери:
- Павла, тебя...
Она вскочила. Босиком пробежалась до телефона:
- Алло?.. Звонил Кович.
- Спасибо, - сказала она, стараясь, чтобы голос ее не выдал тоски и
разочарования. - Спасибо за книжку... Мне кажется, хороший финал. Это ведь
сказка...
На том конце провода сухо усмехнулись:
- Почему сказка?
- Потому, что, - каждое слово давалось Павле с трудом,- на самом деле это
невозможно... Люди, знакомые, живущие рядом... Практически никогда не
встречаются в Пещере.
- Да?- удивился Кович. - А мы с тобой? Павле пришлось сдержать раздражение:
- А мы - редкостное исключение.
- Так говорит господин Тритан Тодин? Павла осеклась; один только звук этого
имени заставил ее покрыться потом. Кович замолчал тоже - будто почуяв ее
смятение; пауза длилась, затягивалась, Павла чувствовала, как стремительно
увлажняются ладони.
- Ладно, - сказал Кович другим тоном. - Дело житейское, не будем
отвлекаться... Близкие люди не встречаются в Пещере? А вдруг? Кого ты в
последний раз видела? Ну, сарн-то ты всякий раз встречаешь, тхоликов там... Твои
сотрудники? Твои родичи? Ты не задумывалась, а они в Пещере - кто?..
Кович говорил легко и насмешливо, но не без нажима; Павле сделалось
страшно. Захотелось прикрыть трубку рукой - вдруг отголосок разговора долетит до
Стефаны?!
- Это... не по телефону, - сказала она почти шепотом.
- А чего ты боишься?
- Я не боюсь. Мне неприятно. Некоторое время трубка молчала.
- Я, собственно, почему позвонил... Мне нужна книжка. Срочно.
- А зачем вы мне ее давали? - удивилась Павла.
- Я хотел, чтобы ты прочла... Ну и потом, я тогда еще не знал, что она
понадобится мне так срочно... Видишь ли, Павла, сказка, как ты говоришь, сказка
никому не нужна. То, что я задумал... ни в коем случае не будет сказкой.
Павла должна была спросить: а что вы задумали? Кович ждал от нее этого
вопроса - но она так и не смогла исторгнуть из себя ни крохи любопытства.
Что ей за дело до какой-то там Психологической драмы?..
- Спасибо за книжку, - повторила она устало.
- Пожалуйста, - отозвался Кович без восторга, но и без разочарования. -
Завтра сможешь вернуть?
- Да, - сказала Павла без особой уверенности. В трубке помолчали.
- Послушай, Павла... У тебя все в порядке?..
- Да, - повторила она испуганно.
- Если у тебя будут... сложности,- Кович запнулся, что было для него в
общем-то несвойственно. - Если что... имей в виду - я смогу тебе помочь. Во
всяком случае попытаться.
- Спасибо, - сказала Павла почти искренне.
- Ну пока.
- До свидания...
Она положила трубку и едва успела перевести дыхание, как телефон разразился
снова.
- Привет. Ты уже проснулась?..
- В восемь, - отозвалась она, чувствуя, как приливает кровь к бледным



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.