read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


И подхватил под мышки сперва Ификла, а потом и Алкида, изогнувшись и
усаживая братьев на своей конской спине.
- Держитесь! - строго приказал Хирон, но в этом не было нужды: Алкид
ухватился за брата, Ификл вцепился в правый локоть кентавра, и две пары
пяток дружно забарабанили по гнедым бокам Хирона Кронида.
- Эх, жаль, стрекала нет! - заикнулся было Алкид, с тоской поглядывая
на брошенную им палку, но кентавр сделал вид, что не расслышал, и
медленной иноходью двинулся к кустам маквиса, откуда не так давно
появился.
У самых кустов он задержался и покосился на одиноко стоящего Гермия,
словно впервые его заметив.
- А этого с собой возьмем? - небрежно спросил Хирон, теребя свободной
рукой цветок за ухом.
- Не-а! - возмущенно заорали близнецы, а Ификл даже погрозил Пустышке
кулаком, чуть не свалился на землю и поспешно уцепился за Хирона.
- Правильно! - согласился кентавр, тряхнув гривой спутанных волос. -
Этого мы не возьмем! А если он сам придет, то мы его...
- Зарежем! - предложил Алкид.
- Повесим! - добавил Ификл.
- А потом утопим, - вполне серьезно подытожил Хирон. - И после всего
этого заставим развести костер и сварить нам похлебку. Договорились?
И, не дожидаясь ответа, весело заржал и двинулся напролом через
кусты.
Когда треск, топот и вопли значительно отдалились, покинутый в
одиночестве Гермий почесал в затылке, сунул жезл за пояс и, растерянно
пожав плечами, двинулся следом за Хироном, вполголоса проклиная колючие
ветки, норовящие хлестнуть Пустышку по лицу.


11
Уже почти дойдя до самой пещеры - Гермий прекрасно помнил, где она,
потому что именно у Хироновой пещеры Семья клялась Стиксом не нарушать
границу Пелиона без дозволения кентавра - Лукавый вдруг резко свернул в
сторону и устремился между соснами туда, где еле слышно смеялся бегущий по
дну оврага ручей.
Позже.
К пещере он подойдет позже, когда вернет себе прежний облик - а
таким, растерянным и смятенным, он не хочет предстать перед Хироном.
Негоже богу пребывать в растрепанных чувствах, да и вообще... стыдно.
Стыдно, и все тут! Сколько душ в Аид отвел, и ничего, а сейчас своя душа
не на месте...
Вот ведь что странно - едва Гермий признался сам себе, что ему
стыдно, и не столько перед Хироном стыдно, сколько перед мальчишками,
перед восьмилетними смертными шалопаями, как ему сразу стало легче. И
сосны перестали укоризненно качать ветками, и кусты перестали тыкать в
него сучками, и сухая хвоя под ногами зашуршала гораздо благожелательнее,
и мордочка симпатичной дриады высунулась из дупла, подмигнула Гермию и,
застеснявшись, исчезла с легким смехом.
"Правильно, - подлил масла в огонь Лукавый, - посмешище я и есть! Вон
Аполлон с Артемидой у болтливой Ниобы не то дюжину детей перестреляли, не
то вообще два десятка (кто их считал, покойников-то?!), а потом сияли, как
солнце в зените, и все хвастались, что ни одной стрелы зря не потратили!
Тантал или там Прокна, жена Терея - эти не то что чужих - своих детей не
пожалели, зарезали, как скотину, а после еще и еду из них сготовили... Ну
нет же, нет такой богини - Совесть! Ата-Обман есть, Лисса-Безумие,
Дика-Правда, наконец, - а Совести нету! Ну почему у всех ее нет, а у меня
есть?! Что ж я за бог такой невезучий?! Ведь сказать кому: Лукавого
совесть замучила - засмеют! Воровал - не мучила, врал - как с гуся вода,
друг на дружку натравливал - и глазом не моргал... пойду к Арею, в ножки
поклонюсь: научи, братец, убивать!.. Этот научит... вояка! Все хвастается,
что Гера его прямо в шлеме родила! Видать, головку-то шлемом и
прищемило..."
Спустившись к ручью, Гермий не сразу заметил, что от приступов
самобичевания он как-то машинально перешел к мысленному бичеванию своего
вечного недруга Арея; не сразу заметил он и то, что у ручья уже кто-то
сидит, свесив в воду раздвоенные копыта и задумчиво почесывая кончик
острого и волосатого уха.
- Привет, Лукавый! - правое копыто взбаламутило тихую до того воду. -
Какими судьбами?
- Привет, - отозвался Гермий, садясь рядом.
Старый сатир Силен, наставник и вечный спутник кудрявого Диониса,
покосился на расстроенного бога и неопределенно хмыкнул.
Лукавый поморщился - от Силена явственно несло перегаром.
- Вот когда я учил юного Диониса нелегкому искусству винопийства... -
не договорив, Силен замолчал; потом, не глядя, протянул руку и выволок из
груды сушняка объемистый бурдюк.
Бурдюк зловеще булькнул.
- Дай сюда, - неожиданно для самого себя приказал Гермий. - Давай,
давай, не жмись...
- Не жмись, козлоногий, - наставительно поправил его Силен, смешно
шевеля ушами. - Когда у вас, богов, неприятности, вы должны быть грубы и
неприветливы.
Бурдюка, однако, не дал - потряхивал им, вслушивался в бульканье,
скалился щербатой пастью.
- Какие у богов неприятности? - пожал плечами Гермий. - А вот у тебя,
козлоногий, они сейчас начнутся. Из-за жадности. И никакой Дионис тебе не
поможет. Понял?
- Понял, - равнодушно кивнул сатир. - Как не понять... Пей,
вымогатель! Авось, повеселеешь - на тебя такого смотреть, и то противно!
Подняли шум на весь Пелион - Хирон копытами топочет, этот летун кадуцеем
машет, орешник трещит, камни чуть не сами собой из земли выворачиваются...
Как не выпить после трудов праведных?
Гермий, успевший к тому времени отобрать у Силена бурдюк и жадно
припасть к нему, подавился и закашлялся, багровея лицом.
- Водички на запивку дать? - с участием поинтересовался сатир. - А то
как бы не стошнило...
- Подсматривал, да? - вырвалось у Гермия, которому только свидетелей
не хватало для полного счастья.
- Нет, в горячке примерещилось! Пелион испокон веку место тихое, я
сюда душой отдыхать прихожу ("С похмелья!" - ядовито ввернул Гермий, но
сатир пропустил это мимо мохнатых ушей), а тут чуть гору с корнем не
вывернули! Глухой не услышит, слепой не увидит... а дурак не поймет - раз
Хирон к Тартару взывает, значит, кому-то хвост подпалили! И уж наверное не
Хирону. Дай-ка сюда бурдючок, что-то у меня в горле пересохло...
Пересохшее горло Силен смачивал долго и усердно, причмокивая и
удовлетворенно сопя, а Гермий смотрел на старого сатира и ощущал, как
затухает внутри головня раздражения, подергиваясь серым пеплом, как вино
из Силенова бурдюка туманит голову, но это хорошо, потому что такая голова
соображает гораздо лучше, а даже если это Гермию только кажется, то
неважно и вообще - наплевать... и еще очень своевременно будет разуться и
опустить босые ноги в холодный ручей.
- Хорошо сидим, - Силен с сожалением встряхнул заметно полегчавший
бурдюк и великодушно протянул его Лукавому.
- Хорошо...
Сочетание воды, остужающей ноги, и вина, согревающего сердца,
наполняло Гермия терпимостью; и даже морщинистая физиономия Силена с
вывороченными губами и хитрыми, близко посаженными глазками выглядела в
этот миг вполне... вполне.
Разве что напоминала о прошлом, которое Гермий не любил тревожить.
- Ты мимо Дриопы не проходил? - как бы невзначай спросил Гермий у
Силена. - Как там она, все цветет?
Сатир отрицательно помотал кудлатой головой. То ли не проходил, то ли
не цветет... весна прошла, с чего тут зацветешь?

...Ах, как божественно, как безбожно хороша была черноглазая Дриопа,
дочь племени дриопов, лесная нимфа по матери! Как глуп был смертный муж ее
Андремон, не оценивший врученного ему сокровища! - глуп и жесток был
Андремон, злобно бил он несчастную Дриопу, портя синяками прекрасное лицо
нимфы! Не стерпел Гермий, плененный хрупкой прелестью несчастной - плохо
кончил зверь-Андремон, подвернувшись под удар невидимого жезла-кадуцея, и
смеялась на похоронах мужа невинная нимфа, уже беременная от Гермия.
От него, неутомимого любовника, великого бога, лучшего в мире,
единственного и неповторимого... неистощима была Дриопа как в любви, так и
в славословиях!
Только увидев новорожденного сына своего, которого черноглазая Дриопа
равнодушно бросила в лесу, даже не удосужившись обмыть младенца и
завернуть его в покрывало - только тогда понял Лукавый, за что покойный
Андремон бил жену, как Зевс восставших титанов. Понял и спустился в Аид,
нашел там тень Андремонову и щедро поил ее кровью жертвенной коровы,
возвращая мертвому память, а потом долго беседовали убитый и убийца,
Андремон и Гермий-Лукавый, Гермий-Простак, Гермий-Рогач...
Сын любвеобильной Дриопы от мужа-Андремона, юный Амфис, удался не в
мать и не в отца (странно, что это не заинтересовало Лукавого раньше!), но
сын белогрудой нимфы от него, Гермия... Это уже ни в какой кувшин не
лезло!
Младенец возился и хныкал, а Лукавый тупо смотрел на сына - рогатого,
козлоногого, покрытого темной и густой шерстью, остроухого, смуглого...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.