read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Длинные полоски кожи остались в когтях у Намтара. Шипя как кот,
Гильгамеш сжал демона за запястья и, превозмогая силу бьющихся за спиной
чудовища крыльев, стал клонить его к полу. Судорожно извиваясь, Намтар
пытался вырваться. Клацали когти, клюв целил Большому в глаза. Но владыка
Урука лягнул демона ногой в живот. Лягнул дважды - и призрачное дыхание
Намтара пресеклось. Он запрокинул голову, судорожно распахнув зловонный
клюв, а когда пришел в себя, оказался припечатан к полу. Упершись коленом
в грудь Намтара, Гильгамеш торжествующе смеялся.
- Мы с тобой на равных, Намтар! - отсмеявшись, сказал он. - Я не
только вижу тебя, но и могу сломить подземную силу. Ты колючий и быстрый,
но не более. Ума не приложу, почему с тобой не справился мой брат?
- Ему суждено было умереть! - звонко прохрипел демон. - Сила здесь не
причем. Когда близится смерть, силу заменяет время, отпущенное жизни. У
Энкиду оставалось очень, очень мало времени. Как бы ни был он могуч, я
отмерил пределы его судьбы.
- Ага! У меня, получается, времени много! - воскликнул Гильгамеш. -
Первые добрые слова, которые я слушал за два дня! Ну что же, времени
достанет на то, чтобы отогнать от брата подземную нечисть.
- Не надейся слишком на силу, полученную от родителей, - голос
Намтара стал сиплым. - Смерть приходит к каждому человеку. Так оно от
века. Разве тебе менять порядок, установленный богами?
Крылья, распростертые на полу, конвульсивно дернулись.
- Проверяешь мое внимание? - скривился Большой. - Хочешь заговорить,
а потом вырваться? - груз его колена, придавливавшего демона к полу, стал
еще тяжелее. - Если правило смерти установлено богами, то отчего бы им не
пересмотреть его? Хотя бы сейчас, ради одного человека!
- Даже бог не сможет вернуться в тот день, когда Энлиль и Энки
установили человеку судьбу. Смерть - единственное, что обещано человеку
твердо. Она живет в вас словно бабочка в коконе. Ваша сила от ее роста, не
будь внутри бабочки, кокон, высушенный солнцем, в один день превратился бы
в труху. Глупый род: вскормленные смертью, питаемые ею, вы пускаетесь в
плач, когда приходит срок выпустить хозяйку наружу...
- Не клевещи на жизнь! - воскликнул Гильгамеш. - Не клевещи на богов.
Смерть всегда была после жизни. Вначале Энки создал людей, а потом только
появился ты.
Намтар зашелся в кашляющем смехе - то визгливо-сиплом, то
металлически-звонком.
- Кур древнее всех, - прохрипел он. - Кур сильнее всех. Человек -
откуп, жертвоприношение богов подземному царю. Вы созданы нашей волей и
никуда от нее не денетесь. В ней ваше существование.
- Ложь! Малое усилие - и ты треснешь под моей ногой, как яичная
скорлупа. Вот будет здорово: посланник смерти раздавлен человеческим
коленом!
- Жизни не победить смерть.
- А я уже побеждал смерть - вспомни Хуваву! А рождение ребенка - что,
не победа над тобой? Каждое утро, одолев сон, люди открывают глаза и
смеются, глядя на Уту - не победа ли это? Твоя сила в клевете и обмане, в
нашей привычке уступать. Но сейчас я не отступлю. Я буду держать тебя до
тех пор, пока ты не поклянешься, что больше не приблизишься к Энкиду.
На этот раз Намтар смеялся едва слышно.
- Гордец, ты не удержишь меня!
- Но ведь держу же!
Клюв клацнул как молот кузнеца, ударившись о камень.
- Я уйду, но тебе придется иметь дело с Куром, с Отцом Преисподних!
Ломай, круши мою грудь; смерть уступчива, ей не нужно ворочать скалы,
чтобы доказать свою мощь. Но Отец, Дракон уступать тебе не будет. Он
победит тебя, как старый тур побеждает малолетку, он разрисует скрижаль
судьбы Гильгамеша по-новому. Сегодня, юноша, произойдет то, чего не ждут
ни твоя матушка, ни твой покровитель Уту. Сегодня ты, юноша, умрешь!
С телом Намтара произошла мгновенная метаморфоза. Колено Большого
глухо ударилось о каменный пол, ибо костлявая плоть демона перестала
подпирать его. Вокруг Гильгамеша вспорхнули тучи серых мотыльков, словно
владыка Урука посреди ночи разворошил груду теплых, слабо светящихся
гнилушек. Ослепленный, он попытался охватить руками расползающегося
Натара, но ощутил лишь беспорядочный плеск мириад суматошных крылышек.
Дверной проем вдохнул их, вдохнул вместе с туманом. Только на полу
осталось несколько пятнышек серой пыльцы. Некоторое время Гильгамеш тупо
смотрел на место, где только что был Намтар, но затем взял себя в руки.
Подняв топор, он встал между ложем Энкиду и разверстой пастью загробного
царства.
Торжество, охватившее Большого, когда Намтар был припечатан к полу,
быстро испарилось. Призрачный посланник ускользнул и унес с собой надежду,
ставшую уже было уверенностью. Напрягая глаза, Гильгамеш всматривался в
тьму, волновавшуюся за порогом двери и, отчаянно храбрясь, ждал, когда из
нее прянут драконьи головы.
Ждать ему пришлось недолго. Но Кур появился иначе, чем ожидал
Большой. Краем глаза он почувствовал движение, а когда посмотрел по
сторонам, от изумления закашлялся. Комната расползалась, она становилась
шире, длиннее, выше. Кур растягивал ее, создавая для себя простор.
"Остановись!" - едва не закричал комнате Гильгамеш. "Замри, ведь ты -
человеческое создание, подземный хозяин не должен иметь власти над тобой!"
Движение замедлилось. Почувствовав это, Большой напряг всю свою волю,
приказывая стенам не разбегаться еще дальше. Каменные блоки задрожали; на
мгновение показалось, что противоборство двух желаний расплещет их как
отражение в неспокойной воде. Но почти тут же владыка Урука почувствовал,
что сопротивление его воле пропало. Зато раздались стенания и вой сотен
глоток - в комнату протискивался Кур.
Все существа, что жили на земле, все фантазии, когда-либо
появлявшиеся под руками месивших древнюю глину богов, все уродства,
которые только могла породить буйная, гораздая на излишества природа,
оказались слиты в Куре. Бесчисленное количество туловищ, рук, лап,
беспалых, бескостных конечностей, плавников, хвостов, мяукающих, лающих,
изрыгающих проклятья, мычащих, по-рыбьи безмолвных голов сливались в
безобразный клубок. Сквозь переплетение множества тел не было видно
настоящее тело дракона; волосатая, мохнатая, чешуйчатая плоть скрывала его
сердце, если здесь было, конечно, одно, самое большое сердце. Гигантский
зародыш мира, нерасчлененное дитя земной утробы, осужденное вечно
оставаться в материнской тьме и сырости, вываливалось на пол перед
Гильгамешем. Пол, влага, слизь покрывали все, чего касался дракон.
Клацали, скрежетали о камень когти, с ядовитым чмоканием отрывались от
пола присоски длинных щупалец.
Кур выдавливался из дверного проема словно из кишки, и владыка Урука
видел такое, чего не довелось видеть ни одному человеку: он лицезрел тех
существ, которых боги уничтожили сразу после их появления на свет,
ужаснувшись собственному созданию. Все состоящие из одного рта, безгубого,
с воспаленными бурыми деснами, или похожие на человека, но с раздутой
жабьей шеей и многосуставными руками, бессмысленно молотящими воздух перед
паучьими, вытаращенными глазами. Гильгамеш видел таинство ошибок
создателей и ужасался скрытому временем и недрами земли уродству.
Отвращение, ужас, оторопь - трудно одним словом назвать чувства,
заставившие Большого отступать назад. Бороться с таким врагом казалось
столь же бессмысленно, как бороться с половодьем. У демона не имелось
сердцевины, поразив которую можно было бы остановить нашествие уродливых
зародышей. Одно неважное, несущественное: какое бы из множества чудищ,
туловищ, составлявших дракона Кура, Гильгамеш не поверг, - остальные едва
ли даже заметили бы это.
Ощущение безысходности чуть не заставило Большого опустить оружие.
Лишь наткнувшись спиной на ложе он остановился. Остановился ненадолго. То
ли Энкиду застонал, по-своему видя приближение смертных сил, то ли в
Гильгамеше вместе с отчаянием волной нахлынуло бешенство, но владыка Урука
как камень, пущенный из пращи, обрушился на Кура. Обрушился, когда ждать
уже было нельзя: еще несколько мгновений - и безобразная туша заполнила бы
всю комнату.
Первыми брызнули во все стороны куски грифоньего мяса. Гильгамеш
врубался в плоть Царя преисподней, как дровосеки врубаются в стволы горных
великанов. Направленное чуть наискосок лезвие топора прорывалось сквозь
кости, хрящи и сухожилия приросших друг к другу спинами, бедрами, животами
тел. Он не думал о защите, он лишь нападал, не обращая внимания на
тянущиеся к нему пасти. И нападение оказалось лучшей защитой. Огромная
масса драконьей плоти была неповоротлива, словно клубок змей, свернувшихся
в норе ради продолжения рода. Гильгамеш прорубал в ней широкую просеку,
стараясь только не поскользнуться на покрытом слизью, кровью, отрубленными
членами полу. Вокруг него раздавались стоны, ругательства на языках,
умерших задолго до рождения Большого.
Гильгамеш забыл обо всем. В каждой искаженной трусливой, или свирепой
ненавистью морде он видел лишенное жизни, погруженное во тьму лицо
Намтара. Он побеждал его снова и снова, а обжигающе горячий топор,
разбрасывая яркие изумрудные искры, не давал возможности остановиться,
задуматься над тем, не безнадежное ли это дело.
Кур норовил сомкнуть свои телеса за спиной человека, сплести над его
головой лапы и щупальца. Чувствуя это, Гильгамеш несколько раз менял
направление движения, прорываясь из кольца, расчленяя нерасчленимое,
оставляя истекать кровью оторванные друг от друга части тайного
предводителя земных глубин.
Таких становилось все больше и больше. Ноги владыки Урука уже
путались среди них. Топор обжигал руки, а дыхание стало бурным. Не хватало
воздуха; зловоние Царя преисподней заставляло желудок Гильгамеша
подкатывать к горлу. Сказывалась бессонная ночь; только отчаяние
заставляло Большого раз за разом бросаться в бесформенный клубок драконьей
плоти. Это был бой осы и льва. Оса, слишком маленькая, чтобы убить



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.