read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Моряк и метр Доминик Ферма замолчали от изумления, а блестящий офицер
продолжал:
- Нет ничего проще, почтенный метр, вам заплатить за доставку вас с
сыном в Александрию двести пятьдесят пистолей, а тебе, любезный, получить
свою тысячу пистолей.
Моряк и буржуа, только что так громко спорившие, стараясь перекричать
друг друга, теперь надолго смолкли, как бы состязаясь в разгадывании
удивительной задачи, пока наконец моряк первым не обрел дар слова и не
начал выражаться высоким стилем знатных господ, бог знает где научившись
этому, притом жалостным, но по-прежнему хриплым голосом:
- Его светлости господину высокородному офицеру угодно посмеяться над
бедным моряком, который слабее в искусстве счета, чем ученые господа, но
он хорошо считает до трех, а потому знает, сколько у него сварливых жен, а
уж кучу детей пересчитать не может, хотя знает, что их надо кормить,
поить, одевать, наряжать и украшать серьгами и кольцами, что стоит никак
не менее тысячи пистолей.
- Я же сказал, любезный, что ты получишь их, а вы, почтенный метр, не
истратите больше того, что хотели.
- Но как?
- Как? - воззрились на офицера оба спорщика.
Внезапно в разговор вступил подошедший Пьер Ферма, бакалавр:
- Это не так трудно определить. Вероятно, господин офицер имеет в
виду, что на фелюге отправимся не только мы с отцом, но и он со своим
слугой, а шкипер не только переправит нас в Александрию, но и доставит
обратно в Тулон. Половину же расходов, очевидно, господин офицер намерен
принять на себя.
- Ах вот как! Слава святому Доминику! - обрадовался второй консул. -
Как же, Пьер, ты додумался до решения, столь же неожиданно простого, как и
удачного?
- Прежде всего, потому, что оно принадлежит не мне, а господину
офицеру, чей слуга признался мне, что отыскивает попутчиков своему
господину. Остальное - дело арифметики.
- Я счастлив буду иметь такого попутчика, как его светлость! -
обрадованно воскликнул метр Доминик Ферма.
- О нет, нет! - поморщился офицер. - Я не граф и уж тем более не
герцог, чтобы обращаться ко мне как к светлости. - И, обернувшись к Пьеру
Ферма, поклонился и неразборчиво назвал свое имя, потом снова обратился к
Ферма-отцу: - Я служу его величеству королю и его высокопреосвященству
кардиналу.
- Ниспошли господь успеха им во всех их мудрых делах, и его
величеству и его преосвященству, а также и вам, сударь, за то, что вы так
блистательно решили, казалось бы, неразрешимую задачу. Пусть кто-нибудь
скажет, что я не прав.
- Однако ее с завидной легкостью решил и ваш сын, метр. Это делает
ему честь.
Офицер был лет на десять старше Пьера Ферма и говорил о нем чуть
свысока. Молодому бакалавру это не доставило удовольствия, но, обладая
характером скорее добрым и веселым, чем заносчивым, он не придал этому
особого значения, полагая, что ничто так не сближает людей, как совместное
путешествие.
Все это время египтянин тщетно силился одолеть вопрос, как же он
получит свое золото, если этот толстый скряга останется довольным? И он на
всякий случай снова завел разговор о своих трех сварливых женах, детях,
нарядах и украшениях для них.
Тогда метр Доминик Ферма, обретя отличное расположение духа, решил
пошутить и, обращаясь к моряку, сказал:
- Вот что, милейший разбойник. Ты так много болтаешь о сварливых
женах, что послушай теперь притчу о них. Святой Доминик учил, что в рай
попадают не только праведники, но и глубоко несчастные люди. И следит за
этим святой Петр, у которого ключи от рая. Однажды не совсем праведная
душа умершего поведала, какие горести познала в жизни от сварливой жены.
Долго взвешивал святой Петр грехи и несчастья бедного мужа и все-таки
открыл ворота рая. Второго же горемыку, натерпевшегося от двух сварливых
жен, он пропустил в рай без размышлений. Но тут, расталкивая локтями души
умерших, к воротам рая стал пробиваться некто, отстранив даже самого
святого Петра. "Куда ты?" - спросил тот его. "У меня было вдвое больше
сварливых жен, чем у того, кого ты только что пропустил без раздумий, -
четверо!" - "Э, нет! - ответствовал Петр. - Дураков в рай не пускают!" Так
что, милейший, пока не поздно и у тебя только три сварливых жены, переходи
скорей в истинную веру святой католической церкви! - И почтенный буржуа
заколыхал в смехе всем своим грузным телом и затряс жирными подбородками.
- О несчастный неверный! Да замкнутся твои уста, пока всесильный
аллах не услышал твои кощунственные речи! Как только можно выговорить
такое! - Религиозный страх так обуял моряка, что он заколебался было, но
желанный мешок золота предстал перед его мысленным взором и взял верх, а
потому египтянин закончил смиренно: - Видно, аллах посылает испытание, и
мне придется, высокородные господа, плыть с вами в Аль-Искандарию, лишь бы
не настиг нас всех гнев великого аллаха.
- Ну вот и хорошо, - решил блестящий офицер и добавил, кладя руку на
шпагу: - Но пусть моя шпага, любезный шкипер, будет гарантией твоего
достойного поведения на фелюге. Имей в виду, что это оружие так же не
терпит шуток, как и арифметика, в которой ты, по твоим словам, слабоват.
- Да спасет меня аллах и всех жен и всех детей моих! - только и мог
вымолвить египтянин, снимая и надевая феску.
Следом за ним четыре француза двинулись к его фелюге, которая, имея
на борту лишь одну каюту, ничем не отличалась от других фелюг, чьи хозяева
оказались менее удачливыми, чем их собрат, мысленно уже держащий в руках
обещанный французами мешок золота.
- И вы никогда прежде, юный друг мой, не плавали в море? -
снисходительно поинтересовался у Пьера офицер.
- Только в мыслях, мечтах и стихах, которым я отдаю свой досуг, -
простодушно признался Пьер Ферма.
- Я бы посоветовал вам, молодой мой друг, отдавать свой досуг более
значительным занятиям, чем стихосложение, например философии или
математике, к которой вы, возможно, расположены, если вам, конечно, чужды
такие благородные занятия, как фехтование и верховая езда.
Пьер Ферма ничего не ответил своему новому спутнику, только чуть
заметно улыбнулся. В отличие от него он знал, с кем имеет дело.

Глава вторая
ШПАГА И ВЕТЕР
Где мысль сильна - там дело полно
силы.
В. Шїеїкїсїпїиїр

Долгие дни плавания по Средиземному морю могли быть скучными для кого
угодно, но лишь не для нашего молодого бакалавра с душой поэта, ибо в это
первое морское путешествие все восхищало его, и прежде всего удивительная
переменчивость моря, которое он ни разу не видел одинаковым, то
величественным в застывшем эмалевом спокойствии, словно заимствованном,
как и цвет бесподобной синевы, у ясного неба, то искрящимся от горизонта к
горизонту серебристой рыбьей чешуей с горящей золотом солнечной дорожкой,
то мятущимся, с морщинами бегущих под хмурыми тучами валов, похожих на
сорванные неведомой силой холмы родных апеннинских предгорий с вершинами,
вздыбленными в неистовом беге пенными гривами, то мертвым, усталым,
баюкающим певучей сказкой слепца о далекой, сотрясающей мир битве
гороподобных великанов, которым по пояс облака.
- Не угодно ли будет моему молодому спутнику развлечься в сражении за
шахматной доской? - услышал увлеченный мечтой поэт голос своего попутчика
в офицерском мундире.
Как всегда, а это было уже не раз, бакалавр согласился и стал
наблюдать, как юркий слуга офицера Огюст, выполняя приказ господина,
принес из каюты клетчатую доску и поставил ее на бочонок между двумя
вынесенными для партнеров подушками.
Почтенный Доминик Ферма, с трудом переносивший морское путешествие,
увидев, что Огюст подготовляет шахматное сражение, тоже выбрался на палубу
и с оханьем и причитаниями, вызванными тошнотой, занял место в стороне от
доски, на которой офицер расставлял уже резные фигуры.
- Шахматная игра освящена самим его высокопреосвященством господином
кардиналом, поскольку, как известно, его величество и его
высокопреосвященство проводят немало времени за этой благородной игрой,
что отнюдь не вредит государственным делам, - назидательно заметил метр
Ферма.
- Разыгрывая испанскую партию и всячески уклоняясь от столкновения с
испанским королем, - весело отозвался молодой бакалавр.
- Солдату не дано судить о политике, если его высокопреосвященство и
его величество в великой заботе своей о благе страны направят ее или по
стезе мира, или по тропе войны, - заметил офицер, делая ход пешкой от
своего короля.
- Могут ли войны приносить благо народам? - спросил Пьер Ферма, делая
ответные ходы, кстати сказать, разыгрывая ту же испанскую партию,
излюбленную шахматистами того времени.
- Если вы склонны к философии, сударь, - заметил офицер, - то это
лишь может порадовать меня, поскольку философия, подобно математике,
организующей числа, организует человеческое мышление, каковое следует



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.