read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



шепелявость. "Р" звучит мягко, "ж" похоже на "ш". И постоянное "осторожно"
произносится с еле заметным ласковым пришептыванием - "осторђшно"... Нет,
не так, разумеется, но с намеком на "ђ" и "ш"...

Ежики сам видел не раз, как люди, услыхав этот голос, поднимают глаза к
динамику и чуть улыбаются.

...И "Ежики" она тоже говорила мягко. Почти как "Ешики"...

"Ешики, опять с ногами на сиденье? Ну-ка брысь!" ("Бр-ись...")

Он вздыхает, сползает коленками с сиденья, садится, опустив ноги. На полу
при стремительных поворотах вагона елозят туда-сюда расстегнутые и
брошенные сандалии. Ежики сует в одну из них ногу, нагибается, чтобы
прижать к металлическому язычку магнитную пряжку. На ноге сбоку, выше
косточки, белый рубец с точками по краям - след шва... Конечно, можно было
бы убрать его за два дня специальной мазью (называется
"ре-ге-не-ра-ци-онная"). Да и без мази он сумел бы сгладить шрам за неделю.
Но не хочет. Пусть. Хорошо он все-таки врезал тогда Кантору, жаль, что нога
срикошетила...

Ремешок с пряжкой - будто живой: дергается, хитрит, выскальзывает из
пальцев. А тут еще опять поворот, и мягкая сила валит Ежики на бок. Он
сердито покоряется ей и так, лежа, дожидается шелестящего торможения и
затем - знакомых слов:

- Станция Восточные ворота... Осторожно, двери закрываются. Следующая
станция...

"Знаю. Эстакада..."

Он придвигается к боковому окну. Поезд, набрав ход, вырывается из
туннельного сумрака в громадное дымчато-желтое пространство. Неяркое,
похожее на грейпфрут солнце невысоко висит во влажном воздухе, высвечивает
море, обрывы Грюн-Капа и бесконечные кварталы мегаполиса, что раскинулся
почти на треть Полуострова. Кварталы эти - белые, стеклянные, разноцветные,
убегающие в необозримые края по холмам и равнине - медленно поворачиваются
за окном, словно за бортом аэробуса. А под полом, под тугой упругостью
антигравитационной подушки, мягко гудит стальная эстакада. Она соединяет
Крепостной холм, где стоят остатки тысячелетней Цитадели, со склоном горы
Эдуарда. А глубоко внизу курчавятся верхушки парковых массивов Посейдоновой
балки.

Посреди эстакады стеклянный павильон станции. Последние два пассажира вышли
здесь из вагона. Поедут, наверно, на лифте вниз, в парковые дебри. А может,
застрянут на смотровой площадке.

Ежики лбом прижимается к окну. Сквозь стекла вагона и станции виден склон
горы Эдуарда, а левее - гребешок дальнего пологого холма, на котором
щетинятся кипарисы - черные на желтом небе. За теми кипарисами есть
скользкий от ракушек спуск садовых тропинок, а дальше - дом. Его дом.
Родной до каждой щелки на дереве старых перил, до последней царапинки на
облицовочном пластике. Родной и... чужой. Нет, не надо сейчас о доме. А то
не поможет и аутотренинг иттов.

Вон там, где торчит самый высокий кипарис, есть очень старая ракушечная
лестница, она ведет к школе. На ней почему-то всегда любят играть
первоклассники. Такую игру знают, наверно, только в этой школе: вроде
классиков, но прыгать надо не по ровному месту, а по ступеням.

Две ступеньки,
Три ступеньки,
Жил-был рыжий кот у Сеньки...

"Сестра Анна, где вы? К вам опять очередь с разбитыми коленками!"

"Святая Дева, я не напасусь бактерицидки! Когда сроют эту окаянную
лестницу!"

Попробуй срой! Все ребята крик подымут... Там не только замечательные
ступени, там еще широкий парапет сверху донизу, а по нему тянется желоб.
Такой лоток, отполированный штанами школьников многих поколений. Садишься
наверху, пятки вскидываешь - и пошел! Многие перед уроками специально
забираются на верхнюю площадку, чтобы подкатить к школьному крыльцу с таким
шиком. Но нельзя зевать в конце спуска: там есть выступ вроде трамплинчика.
Если расслабишься, так хряпнет, что на первом уроке не сидишь, а страдаешь.
Но Ежики никогда не зевал. И Ярик не зевал.

Поезд уже ушел с эстакады, вонзился в толщу горы Эдуарда, а в глазах у
Ежики по-прежнему желтый свет. И небо, и зелень. И, вскинув темно-ореховые
ноги в красных кроссовках, летит вниз по каменному желобу хохочущий Ярик...

...Точно говорят, что беда не приходит одна. Точно и горько. Ведь всего за
две недели до черного дня Ярик с матерью и ее новым мужем улетели на другой
край Земли. Туда, где пояс городов Золотого Рога. Насовсем. Конечно, в наши
дни это не так уж далеко. Подумаешь, Золотой Рог, если даже с Марсом прямая
связь (только без видео). Но ведь за руку теперь Ярика не возьмешь, не
схватишься - кто кого повалит на траве Замковой лужайки, не полезешь с ним
искать ржавые наконечники стрел в подвалах Цитадели. Осталось только
глядеть друг на друга на экране да говорить со странной неловкостью: "У вас
как там? Нормально? У нас тоже нормально..."

Он как раз набирал на пульте код Золотого Рога, чтобы вызвать Ярика к
экрану, когда пришли эти двое: мужчина в форме летчика Внутреннего флота и
тетка из Опекунской комиссии...

Не надо про это. Лучше про школу... Как он забавно боялся, что его не
возьмут в первый класс, потому что болел и опоздал на два дня. Но все же
пошел один, без мамы. Сам отыскал учительницу.

"Очень хорошо, что ты пришел, мы тебя ждали... Полное имя твое у меня
записано, а как тебя зовут дома?"

Он сказал чуть насупленно:

"Ежики".

"Ежик?"

"Е-жи-ки".

"А... ну, замечательно. Скажи, Ежики, кто твоя мама?"

"Она... как это? Где работает, что ли?.. Ну, она в Управлении Дорожной
сети. Консультант в инженерной группе..."

"Умница".

Кто папа, спрашивать не принято. С папами в наши дни сложно. Многие пацаны
ничего про них и не знают. У Ежики в этом отношении положение, пожалуй,
лучше, чем у других. По крайней мере, он точно, без выдумок и сказок,
знает, кто был отец. Несколько раз они с мамой летали в Парк памяти. Там
громадная стена из желтого пористого камня, а в ней ячейки, ячейки,
закрытые мраморными плитками (чем-то похоже на вокзальную камеру хранения).
И на одной плитке, в третьем снизу ряду, надпись:

Виктор Юлиус

РАДОМИР

Музыкант

Он был дирижер и автор музыки фильмов, которые идут иногда и сейчас. А еще
чемпион Полуострова по теннису и фехтованию. Мама говорила, что он был
высокий, черноусый, гибкий, как храбрый капитан д'Эбервиль из фильма
"Третья эскадра". А Ежики - светлый, круглолицый, нос сапожком.

"Как у Петрушки, - и пальцем нажимает ему кончик носа. - Был в старинном
кукольном театре такой персонаж, Петрушка-растрепа".

"Какой же Петрушка, если сама говоришь: Ежики..."

"Ежики - по характеру, а растрепа по наружности. И в кого такой?"

"А говорила, что похож на отца".

"Ну... не носом же. Прыгучестью да замашками похож... когда вы с Яриком
друг друга вашими пластмассовыми шпагами тыкаете..."

Наверно, он и характером похож на Виктора Юлиуса Радомира. Хоть немного.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.