read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Привал?
Но тот отрицательно покачал головой:
- У нас осталось очень мало еды и воды.
Трол кивнул. Если они будут, усталыми и злыми, это облегчит ему побег.
Самым трудным было отвлечься от мыслей об Учителе. Не замечать холода и болей, мешающих движениям, забыть о цепи на шее оказалось как раз просто. Да это и не волновало его, он знал, что решение этой проблемы еще не приспело, но со временем он с ней непременно справится.
Чтобы не тратить слишком много сил на эмоции, Трол сосредоточился не на подземелье даже, а на ловушках, которые стали все чаще попадаться в лабиринте. Почему так было устроено, Трол не знал, но это и не казалось важным - выбора у них все равно не было.
К тому же большая часть ловушек были одноразовыми, после срабатывания их можно было не опасаться. Правда, и одного раза для кого-то из их отряда вполне могло хватить, но это Возрожденного как раз не волновало. Кинозиты все равно должны были умереть... Вот только от себя подозрения следовало отвести. Поэтому он повернулся к лейтенанту и сказал:
- Мы вступаем в часть лабиринта, напичканную ловушками. Предложи своим людям быть осторожнее. Лейтенант ухмыльнулся и не ответил ни слова. Как ни громко шли кинозиты, слова Возрожденного разнеслись между людьми, а те, кто был испуган больше других, повторили их шепотом, чтобы все уж точно знали: дело становится еще хуже.
Первого из кинозитов убил деревянный, грубо выточенный кулак, выброшенный мощнейшей пружиной из стены. Удар был настолько силен, что тело бедняги так и осталось прижатым к стене. Когда они проходили мимо трупа, никто из вояк не имел к Тролу претензий - предупреждение до поры действовало.
Сначала после смерти первого из кинозитов никто не хотел идти впереди отряда, но потом стало ясно, что впереди идущему опасность грозила не больше, чем тому, кто шел в середине или даже сзади. Именно из плетущихся в конце погибли сразу пятеро, когда под ними бесшумно перевернулась плита, по которой только что прошел почти весь отряд, и люди с жуткими воплями улетели вниз, в чернильную, непроницаемую тьму.
Потом троих ветеранов, шедших перед лейтенантом с Возрожденным, прихлопнула упавшая сверху тяжелая металлическая решетка, которая любому идущему по этому переходу оставляла только один шанс - нужно было, не глядя наверх, на одном чувстве опасности плашмя упасть в специально приготовленное для спасения углубление. Глядя на погибших, почти разрубленных на куски, Трол вдруг подумал, что он бы непременно спасся.
Так он стал понимать, что в любой или почти в любой ловушке здесь имеется спасительная зона, нужно только ее увидеть и использовать... Потом погиб молодой еще воин, который случайно зацепил вылетающий из стены дротик, коснувшись стены краем щита. К этому моменту испуганы были уже все.
Некоторые из кинозитов, издавая отвратительную вонь пота и ужаса, выстроились перед лейтенантом и принялись одновременно орать. Кажется, предупреждение Возрожденного об опасности переставало действовать, потому что общим требованием было: вывести мальчишку вперед, и пусть он предупреждает о ловушках.
Лейтенант спорил, и довод его был прост:
- Если одна из этих адских штук убьет его, у нас не будет проводника. И мы умрем здесь все. Сейчас у нас остается хоть малая, но надежда.
- А он точно знает, где выход? - спросил заросший до глаз седой бородой, невысокий жилистый ветеран. - Может, он водит нас по кругу, избавляясь по очереди?
Лейтенант сокрушенно покачал головой:
- Стамп, я думал, ты умнее. Ты же видел, что он ест, пьет, что ему нужно спать, что он не может убежать, отделавшись колдовством от этой цепи... Следовательно, он человек. А значит, должен вывести нас отсюда, потому что и сам не может жить здесь.
- Но он откалывал такие штуки, что ни один человек... - начал было кто-то.
- Еще Такна сказала, что он обучался у чародея и знает такую магию, о которой никто и не слышал. А это дает нам шанс. Если бы он ничем не отличался от нас, я бы убил его, потому что он был бы бесполезным.
Снова и снова он повторяя это слово. Он был не так уж глуп, этот лейтенант. Тролу на мгновение стало даже жалко, что он скоро умрет. Если бы этот человек попал к Учителю, когда еще не был испорчен, когда ему еще можно было объяснить искусство воина... Нет, это запрещено - представлять человека другим, - это лишало силы и мешало действовать решительно.
Выговорившись, все устроились на отдых. Большинство этих людей беззаботно уснули. Лейтенант тоже хотел спать, но ждал, пока их никто не будет слышать, и боролся со сном. Когда ему показалось, что можно говорить без помех, он наклонился к самому уху Возрожденного, чтобы даже эхо пещеры не дало возможности подслушать его слова, и проговорил без голоса, одними губами:
- Слушай, чародей, я спас тебя. Кабы не я, они растерзали бы твое тщедушное тело и многие закусили бы твоим нежным мяском. Запомни это.
- Я знаю, - ответил Возрожденный, хотя совсем так не думал.
- Дело в том, что у тебя здесь есть лишь один друг. Только я на твоей стороне, остальные - против.
- И что дальше?
- Если ты скажешь, что остальные нам не нужны, мы убежим от них. Если они нам мешают, по-настоящему мешают, только скажи слово - и мы убежим. Но если ты солжешь, то я...
- Смелое предложение, - ответил Трол. - А что будет, если я поделюсь с ними тем, что ты мне только что предложил?
Лейтенант ухмыльнулся:
- Тебе никто не поверит. А убедить этих олухов, что это правда, ты не успеешь - я убью тебя.
- Пожалуй, - согласился Возрожденный.
- Подумай хорошенько, нужны ли они нам? - настаивал на своем лейтенант.
Трол собрался. Сил у него было очень мало, поэтому он сумел сосредоточиться только на ближней части лабиринта.
За весь переход, показавшийся бесконечным, они прошли лишь треть нужного пути. Впереди оставалось еще не менее двадцати миль, с темпами этих медлительных и трусливых кинозитов - два перехода. Или полтора. Ловушек, как ему и раньше показалось, становилось меньше, вернее, они встречались реже, но те, что попадались, становились очень сложными, мощными, почти безнадежными для безопасного преодоления. Вступать в сговор с лейтенантом необходимости не было.
- Знаешь, пока пойдем по-старому. Когда придет пора от них избавиться, я шепну тебе.
- Да уж, не забудь, - проворчал лейтенант. - А я выполню свои обещания. И ты приобретешь друга, о котором многие только мечтают.
Трол постарался как можно незаметнее сосредоточиться на мыслях офицера, это было нетрудно. Он подсчитывал, сколько можно получить на невольничьем рынке в Андогаре за ученика чародея, и думал, как расплатится с самыми неотложными долгами. Он считал, что владеет ситуацией, и это было неплохо.
- Слушай, офицер, могу и я задать вопрос? Лейтенант по привычке ничего не ответил, но отвлекся от своих почти сладостных мечтаний.
- Как вы нашли меня? В том зале, где я медитировал?
- Такна связалась со мной. Она чуть не выжгла мне мозги, но как-то "нарисовала" место, где ты сидишь, и я сумел...

Он замолчал окончательно. Так, это могло быть правдой. Если не заботиться о том, что будет с человеком, не обученным телепатии, можно внушить ему такую простую мыслеграмму, как план части лабиринта. Хотя при этом, как справедливо отметил лейтенант, можно и мозги выжечь... Но все получилось не самым лучшим образом для него - для Трола. Нужно будет впредь запомнить, как с солдатами, даже отборными, обращаются в Черной Империи.
Трол повернулся на бок, чтобы не ощущать дыхания лейтенанта, и уснул.

Глава 11

Следующий переход Возрожденный работал на пределе своих сил, и все равно некоторые ловушки были настолько остроумны и неожиданны, что, если бы с ним не было кинозитов, он мог бы и погибнуть. А так он использовал солдат и, если у кого-то возникали подозрения, откровенно подначивал лейтенанта, и тот защищал его.
В общем-то кинозиты готовы были сопротивляться такому положению вещей, но слишком быстро отупели от этого насыщенного смертью лабиринта, и уже никому в голову не приходило обвинять Трола в том, что он не выбирает безопасные переходы. Наверное, они решили, что здесь большей или меньшей опасности не существует, - и, в общем, это было правдой.
Чтобы не размышлять о том, что происходило наверху, Трол стал размышлять об этой странности мышления и придумал вот что. Хотя кинозиты и были воинами, энергетика их была направлена на откровенное зло, на ненависть, на разрушение. Поэтому им трудно было восстанавливаться, они вынуждены были все время находиться на минимальном запасе сил и быстро смирялись с трудностями.
К концу перехода, когда Тролу стало ясно, что гребенка опасностей становится реже, он снова стал искать способ освободиться. Это было не так просто, потому что лейтенант вел себя еще более расчетливо, чем прежде. Может быть, так у него проявлялась реакция на опасность.
И все-таки Трол нашел выход - в виде одной из последних хитроумных и действительно неожиданных ловушек. Хотя и странно, что, рассмотрев ее, он не сразу понял, что нашел именно то, что так долго искал.
Они с лейтенантом по-прежнему шли в середине чуть ли не на треть сократившейся цепочки кинозитов, когда передние факелы замерли на месте, Их подняли повыше, что-то высматривая впереди, но потолок был низок и огонь лизал сухие камни. По ряду прошел какой-то шепот, Трол без труда поднял слуховую чувствительность и различил:
- Чародея, чародея сюда...
Возрожденный собрался. Опасности впереди не было. Вернее, что-то было, но ловушка стояла на каком-то стопоре или была разряжена - словом, не действовала.
Лейтенант, позванивая соединявшей его с Тролом цепью, растолкал кинозитов и прошел вперед. Даже сейчас он должен был демонстрировать свое превосходство над этими людьми.
На вид все было просто - проход сужался, вперед вел только узкий, трех футов в диаметре, лаз. За ним чернела абсолютная тьма.
- Ну, чего встали? - загрохотал лейтенант. - Марш вперед!
- Сам попробуй, - огрызнулся кто-то сзади.
Назревал бунт. Трол был доволен, хотя и ему такой оборот не обещал ничего хорошего. Но он радовался, потому что наконец-то в этих людях просыпалось какое-то подобие протеста.
- Разговоры! - загремел лейтенант. Но на кинозитов его окрики уже не действовали, а пускать в ход кулаки он опасался. И правильно делал.
- Пусти вперед чародея, - предложил кто-то не очень уверенно.
- Ты с ума сошел?! А если эта штука ахнет, ты нас поведешь?
- Пусти чародея, - потребовал еще кто-то уже твердо.
Лейтенант повернулся к Возрожденному. Взглядом он спрашивал, что из этого может выйти. Это было безопасно или...
Возрожденный сел на песок и закрыл глаза. Да, в скале был спрятан тонкий, изящный клинок. Он мог действовать, но нужно было освободить стопор - повернуть небольшой камень над входом. Тогда в дело вступала педаль, сделанная в виде камня, торчащего посередине лаза, которую почти невозможно было миновать.
Почти или все-таки невозможно?.. Кто-то пнул Возрожденного ногой в бок. Сразу же чей-то рассудительный голос произнес:
- Оставь его, пусть посидит. Авось польза будет.
Трола беспокоил клинок. Он был остер, как в тот день, когда кузнец показал его заказчику, но очень тонок. Даже странно, что его сюда поставили - то ли, не оказалось другого, то ли рассчитывали на какое-то специфическое действие... Слишком тонкий - прямо хирургический инструмент, а не боевое приспособление. Он встал.
- Другого пути вперед не существует, - сказал Возрожденный. Он не хотел, чтобы кинозиты догадывались, что он может предощущать ловушки. - Я могу пойти первым.
Он уже шагнул было к лазу, уже положил руку на камень, отпускающий стопор, якобы заглядывая вперед, когда лейтенант вдруг сообразил, что следом за мальчиком придется в эту тьму ползти и ему.
- Нет! - заревел он. - Вы что, совсем обезумели, забыли, что этот мальчишка умеет делать?! Хотите, чтобы он удрал? Второй раз мы его никогда не найдем! - Мгновение тишины повисло над кинозитами. - Пойдешь ты, Бодар.
Молоденький солдатик, набитый мускулами так, что казался уродливым, отшатнулся. Он что-то залепетал, вернее, попытался, но губы его не слушались. Все отводили от него глаза. Тогда он, чуть не плача, шагнул вперед.
- Мне кажется, это безопасно, - сказал Трол ему, потому что бедолага готовился к смерти, едва ли не в голос молясь какому-то своему святому, запинаясь на каждом слове.
Бодар даже не посмотрел на проводника, полез вперед. Когда ноги его исчезли в лазе, кинозиты некоторое время ждали, что оттуда послышится крик. Но все было тихо.
- Бодар! - позвал лейтенант.
- Все в порядке, - раздалось с той стороны. - Давайте факел.
Успокоившись, кинозиты полезли вперед. Двое, трое... Когда по ту сторону оказалось человек пять, Трол дернул лейтенанта за руку:
- Пора и нам. Я - первый, ты - второй.
Тот кивнул. В этот лаз пролезли пятеро его воинов, впереди собирался идти этот странный ученик чародея - у него не было основания чего-то опасаться. А вот у Возрожденного как раз было.
Он повернул камень над ловушкой и услышал, как где-то щелкнул снятый теперь стопор, лезвие в камне было приведено в боевое положение... К счастью, кинозиты этот звук не расслышали.
Возрожденный наклонился и просунул голову вперед. Каменная клавиша, запускающая убойный механизм, торчала как единственный зуб во рту старухи. Даже если бы он не чувствовал механизма, по одному положению этого выступа заподозрил бы что-то неладное. Должно быть, кинозиты немало недобрых слов прошептали в его адрес, пока продирались здесь. Им-то приходилось протискиваться по этому камню в доспехах...
На миг Трол напрягся, миновать этот камень казалось совершенно невозможно. Напряжение длилось, наверное, секунд пять, в какой-то миг оно чуть было не переросло в панику. Когда оно миновало, он был уже абсолютно в себе уверен.
Руками и ногами Возрожденный уперся в стены лаза и пополз вперед. Между ним и клавишей некоторое время оставалось не меньше двух дюймов. Казалось, этого достаточно. Но когда он пытался рассмотреть щель, из которой должно было выскакивать лезвие, левая рука скользнула на камне, и он чуть не грохнулся прямиком на этот зубец. Под лезвием в этот момент как раз находилась его шея - получилась бы неплохая гильотина. Когда он все-таки "залип" на стенках лаза, распершись локтями, между его подбородком и верхушкой камня никто не просунул бы даже конский волос. Но механизм все-таки не сработал.
С некоторой поспешностью Возрожденный поднялся, постаравшись между собой и клавишей ловушки оставить как можно больше пространства. Два дюйма уже не казались ему надежным запасом. И щель с клинком он больше не высматривал.
Второй раз он чуть не упал, когда под клинком оставались его ноги. Дубина лейтенант, которому надоело, что пленник так долго протискивается в лаз, несильно, скорее ободрительно, чем обидно, пнул его сапогом... Но все кончилось хорошо. Он выскочил на своих двоих, слегка измазанный, но даже не поцарапавшись.
По ту сторону остался лейтенант. Теперь по лазу, заряженному для убийства, нужно было ползти ему. Их соединяла только цепь. Нетолстая кованая боевая цепь, которую не мог с одного удара перерубить ни один из известных Тролу видов оружия. А освободиться следовало сразу, иначе все пошло бы насмарку...
Возрожденный перехватил цепь почти у середины и с силой дернул на себя. Лейтенант уже влезал в дырку.
- Тише ты, скотина... - пробормотал он, но Тролов рывок выволок кулак его боевой перчатки на эту сторону - она показалась из лаза, и цепь уже не могла оказаться под клинком.
Лейтенант хотел еще что-то сказать, но в это мгновение задел торчащий, как зуб, камень, и... Дикий вой заставил всех замереть. Всех, кроме Возрожденного, потому что он был готов и собран не хуже, чем спусковой механизм клинка.
Он вырвал из лаза руку лейтенанта в боевой перчатке, к которой была прикручена цепь, обвивавшая его шею. Удар хирургического клинка пришелся точно по локтю, как Трол и планировал. Рубить по телу было безопасней, чем гадать - перерубит или нет это лезвие каленую цепь кинозитов...
Воины по эту сторону лаза еще ничего не поняли, а Возрожденный, подхватив отрубленную руку лейтенанта, чтобы не запутаться в цепи, уже несся по коридору вперед, в темноту. Прорваться ему удалось без единой схватки. Дротики, которыми его хотели остановить кинозиты, полетели ему в спину, когда никто из этих дураков его уже толком не видел...
Он снова был свободен. И никакие кинозиты не имели над ним власти.
Рука лейтенанта кровила. Капли, - падающие на камень, были лучшим обозначением следа Трола, поэтому при первой же возможности он вытащил руку из перчатки и выкинул жалкий обрубок. Потом, скрипя зубами от напряжения, пальцами сломал наконечник дротика, который скреплял концы цепи. Потом открутил от перчатки и саму цепь.
Из одного ремня, снятого с перчатки, он сделал петлю под свою руку и привязал ее к цепи, получив стальной хлыст. Потом осмотрел перчатку. Она была неплоха, но уж очень велика и выкована для более массивной конечности - Возрожденного она бы только тормозила как в ударах, так и в блоках. Но все-таки это было оружие. Поэтому, оттерев перчатку от крови песком, он закинул ее за спину и пошел к выходу.

Глава 12

В этой части лабиринта стены покрывал иней. Он спускался красивыми белыми языками с потолка на пол. Это значило, что пещера поднялась в монолите горы к зоне вечного снега.
До выхода оставалось всего ничего, но явственнее, чем прежде, впереди, помимо выхода, стало читаться что-то смертельно опасное. Возрожденный понял это, осознав, что стоит в довольно светлом коридоре и не может сделать вперед ни шагу. Он не знал, почему у него возник этот ступор, не чувствовал, что кто-то пытается управлять им, но шагнуть вперед не мог. Даже если бы Учитель приказал ему идти, сейчас он не стал бы его слушать.
Тогда он сделал несколько шагов назад, сел на подходящий для этого камень и попытался осознать, что происходит. Просидел он довольно долго... Едва ли не первой из усвоенных им картин было представление о звоне оружия и голосах кинозитов сзади, и совсем недалеко, не более трех миль, если мерить по коридорам, а не напрямую.
Оказалось, потеряв проводника и лейтенанта, который быстро умер от потери крови, один из ветеранов выволок из кармана бутылочку с какой-то дурацкой смесью и заставил ее отведать многострадального Бодара. В результате тот приобрел способность различать запахи, как собака, и повел весь отряд по следу. Если бы Возрожденному можно было где-нибудь вымыться, как он мог это сделать в келье, они бы потеряли его, но сейчас... В общем, они все-таки вышли в эту часть лабиринта.
Но кинозиты не могли быть серьезной угрозой, гораздо опаснее было что-то лежащее впереди... Возрожденный ничего не мог рассмотреть, но все отчетливее понимал, что подошел к какому-то чрезвычайно гибельному устройству. И оно уже знало о приближении человека - еще одной жертвы. И было нацелено именно на Возрожденного. А он даже не предполагал, что это могло быть...
Тогда он стал думать о кинозитах, а не об угрозе, затаившейся перед ним. Он просто оценивал их, пытался осознать их силы, их боевой дух, их страхи... И вот когда он перестал рассматривать ловушку в упор, а начал как бы следить за ней краем глаза, он все понял.
Это был газовый мешок, накапливающий в специальном объеме какие-то очень вредные вещества, поднимающиеся из расщелин в скалах. Его затвор поднимался, реагируя... Возрожденный проверился еще раз.
Правильно, он реагировал на присутствие человека. Стоило Тролу сделать шаг за ту черту, которую он неведомым образом почувствовал и около которой остановился, как где-то в глубине скалы поднималась заслонка, управляемая механической системой, сложность которой просто ошеломляла, о таких машинах не упоминали даже колдовские трактаты... И тогда из глубины земли в коридор, который единственный вед к выходу, выбрасывалось огромное облако газа. В застоявшемся воздухе пещеры это верная смерть. И спасения от нее нет.
Возрожденный вспомнил, как наивно предположил, что сумеет выжить, если все, чем был напичкан лабиринт, станет рассматривать как помощь... Сейчас над этим можно было только посмеяться. Пройти эту ловушку не сумел бы никто, даже Учитель. Или он все-таки что-то придумал бы? Скорее всего он, оставаясь бесстрастным, сел бы в позу постижения сути вещей, задержал дыхание... Не понимая, что им руководит, Возрожденный сделал то же самое. Посидел, вспомнив Учителя. И тогда, кажется, забрезжило решение.
Когда он все придумал, выяснилось, что попутно он может решить и другую проблему - избавиться наконец от кинозитов, на этот раз навсегда. Только следовало все подготовить раньше, чем они смогут отыскать его. Он сбросил медитативную вялость и заторопился.
На протяжении последних двух сотен ярдов он соскреб со стен коридоров весь иней, до какого мог дотянуться, используя оторванный по поясу кусок одежды. В целом набралось довольно много льдистого снега, сложенного горкой чуть не по колено Тролу. Ком этот был недостаточно плотен, но Возрожденный умял его, хотя и после этого дышать сквозь снег было можно. Полученную кучу Трол уложил на самой границе, пересечение которой обещало привести в действие механизм ловушки.
Трол успел завершить приготовления, когда кинозиты появились в конце тоннеля, в середине которого находился он. Они шли осторожно, освещая каждый шаг впереди себя. Факел у них остался всего один, но они боролись до последнего, и остановить их могла только смерть.
Трол вернулся немного назад, а когда между ними осталось ярдов тридцать, гикнул и что было сил побежал вперед. Как он и ожидал, кинозиты раздумывали недолго. Кому-то пришло в голову, что убегающий впереди "ученик чародея" обеспечивает защиту от ловушек едва ли не более верную, чем осторожное выщупывание стен и пола, а потому бросился вперед. За ним рванули остальные...
Бежать было недалеко. Трол забежал за приготовленную кучу шагов на десять, пока не услышал тихий, но отчетливый щелчок, прилетевший неизвестно откуда, а потом, опасаясь, что все слишком плохо рассчитал, задержал дыхание, зажмурил даже глаза, вернулся и сунул голову в сооруженный снежный фильтр. Потом он поудобней улегся на камни, экономя на каждом вдохе, стараясь даже мускулы расслабить, чтобы обмен веществ в теле стал более медленным.
Некоторые кинозиты все еще бежали вперед, кто-то из них даже кричал, словно во время атаки в большом сражении... Возрожденному стоило огромного труда не напрягаться и лежать неподвижно. Только мысленно он мог теперь подгонять старую ловушку, поставленную, может быть, много веков назад... Но как бы давно ее ни изготовили, она сработала.
Сначала один, потом другой кинозит стали кашлять, затем кто-то из них упал на землю и стал царапать ее ногтями, кто-то попытался побежать назад, но было уже поздно, да и удушающее облако летело теперь по коридору с таким напором, что Возрожденный ощущал его мокрой от снега голой спиной. Через полминуты с кинозитами все было кончено. Осталось, правда, странное ощущение, что в ком-то из этих воинов еще тлеет искра жизни... Но это скорее всего была ошибка.
Теперь следовало спокойно дышать и ждать. Он пролежал не менее часа, наблюдая, как горькое облако пропитывает снег перед его губами. Сначала эта смерть входила в снежную подушку довольно уверенно, потом стала впитываться медленнее, лишь на вдохах, а когда чистого снега, способного растворять яд, почти не осталось, проникновение остановилось. К этому времени Возрожденный, конечно, здорово замедлил дыхание и остановил кровообращение в тканях лица, что позволяло снегу не таять. Но все равно запершило в горле, вдруг заболел распухший как от жажды язык, губы и ноздри стали казаться сухими и помертвели, как от сильного удара... Но не было и ветра, гнавшего отравленное облако.
Тогда, собравшись с духом, Трол проверил воздух над собой, намочив палец в лужице растаявшего снега и выставив его повыше. Он ничего не почувствовал, движение газа над ним прекратилось. Тогда он, вознеся краткую молитву Кроссу, поднял голову, вдохнул. Сначала осторожно, потом уверенней.
Строители лабиринта и ловушек, кем бы они ни были, предусмотрели даже это. Они рассчитали количество снега и количество отравленного газа. Они все сделали так, чтобы решение проблемы - пусть незаметное, едва достижимое - все-таки осталось. Воздух еще не был свежим, в нем ощущалась горечь, но она уже не могла серьезно повредить ткани горла и легких, можно было дышать. Трол справился и с этой опасностью.
Прежде чем отправиться вперед, он посмотрел на кинозитов. Ближайший лежал в странной позе, как будто занес меч на бегу, и даже не заметил, как умер. Кончик его меча был всего в двух ярдах от того места, где лежал Возрожденный.
С одного из кинозитов он снял фляжку, у другого взял несколько сухарей. Жуя сухари, он поднял и осмотрел несколько мечей. Они были, как правило, грубыми, прокованными неумело и неглубоко. Вообще все оружие кинозитов показалось Тролу тяжелым, вычурным, плохо сбалансированным и чрезмерно изукрашенным всякими золотыми насечками и каменьями. Лучше бы деньги, что пошли на эти камешки, потратили на более качественную сталь или на добросовестную работу.
Серьезной боевой ценности в таком оружии почти не было. Поэтому он взял только один кинжал с хитроумной гардой, которой можно было выбивать меч противника, и ножны для него. Внутри ножен оказался остроумно устроенный тайник, набитый мелкими золотыми звонами. Они тоже могли пригодиться.
Потом Возрожденный отправился к выходу. Пройти нужно было всего ничего, никаких ловушек не чувствовалось не только в стенах, но вообще нигде... И все-таки он скоро понял, что не все так просто. Прежде всего у самого выхода его довольно ощутимо стала угнетать огромная масса талой воды, которую он начал чувствовать через скалы над собой. Это было странно - камни, земля, тяжесть огромных скал не угнетали, а вот вода показалась опасной. Поэтому он осмотрелся более внимательно, а когда понял, в чем дело, волосы зашевелились у него на затылке.
От огромной, в тысячи тонн, массы воды его защищала лишь полупрогнившая створка ворот, какими на фортификационных чертежах обозначались шлюзы водяных рвов. И она удерживалась от открывания крохотным рычажком, который он неминуемо должен был задеть, едва прикоснулся бы к камню, загораживающему выход.
И ведь выход был так близок... Трол вытащил кинжал, поковырял немного, и сквозь щель ударил остренький, как пика, солнечный лучик. Он падал на пол и освещал эту землю, как благословение счастливой и радостной жизни...
И еще он падал как раз на тот камень, который запускал в действие поворотный механизм шлюзовой заслонки. Стронув этот камешек, каждый неминуемо попал бы под водный шквал... И был бы смыт, размолот о стены, как на гигантском жернове, унесен за многие мили, может быть, в такие глубины пещеры, из которых нет выхода.
Трол дожевал сухари, допил воду и стал осматриваться. На расстоянии ярдов сорока от входа у самого пола он заметил горизонтальную, очень узкую щель. Пробравшись в нее, он увидел, когда глаза привыкли к темноте после яркого солнечного луча, что здесь устроена камера с хорошо герметизированным потолком. То есть в любом случае здесь должно было оставаться немного воздуха. А щель внизу была достаточно узка, чтобы течение, каким бы сильным оно ни было по ту сторону стены, сюда могло пробиваться лишь неопасными, мелкими водоворотиками. Итак, часть проблемы была решена. Оставалось только придумать, как запустить в действие шлюзовой механизм, оставаясь в безопасности.
Возрожденный промерил шагами все расстояния и понял - как бы быстро он ни бежал, укрыться в обнаруженном подводном колоколе он не сможет, поток неминуемо снесет его раньше.
Тогда он снова представил, как действовал бы Учитель. Он скорее всего лег бы у щели на полу, подсобрал силенок и биополевым фронтом сумел бы сдвинуть запорный механизм шлюза. Он бы так и сделал... Но Трол так не мог, потому что слишком много сил потратил на предыдущих ловушках, да и схватки с кинозитами сделали свое дело. Нет, развить достаточное давление на затвор с расстояния в сорок ярдов он не мог. Добросить какой-нибудь камень не давал низкий потолок и словно специально вылепленный поворот коридора...
Тогда он в который уже раз мельком подумал, что, может быть, никогда и не выберется из этого подземелья. Но сдаваться все-таки было рано. У него была вода, которую совсем нетрудно теперь было получить из снега, у него было несколько свежих трупов кинозитов, которые могли сохраняться в этом холодном подземелье довольно долго...
При необходимости он мог выключить моральные механизмы и вполне благополучно стал бы усваивать и человеческое мясо. В тренингах выживания его гоняли на задачах и потруднее. А со временем Учитель выручил бы его... Если, разумеется, он не в плену и если сам не нуждается в срочной помощи. Нет, ждать не годилось, следовало придумать что-то другое.
И тогда он вспомнил, что один из кинозитов показался все-таки не мертвым. Да, он умирал, но смерть еще не сковала его сознание необратимым холодом... Возможно, он сумел бы вдохнуть в последнего из вояк, посланных убить его, немного жизни - ровно столько, сколько было нужно.
Трол привел цепь в боевое положение и пошел назад, к тому месту, где была устроена газовая ловушка. Возвращаться было неприятно, к тому же, как оказалось, он изрядно ослабел, несмотря на сухари. Но выбора в самом деле не было.
Оказалось, один из кинозитов, Бодар, вероятно, из-за способности тоньше других определять запахи, побежал назад, когда другие рванули за Тролом. И потому вышел из самой опасной зоны поражения. Кроме того, пока к нему подходил газ, он сумел содрать с себя нижнюю рубашку, вылить на нее свою флягу и плотно прижал ко рту.
Конечно, он наглотался вдосталь этого газа, конечно, вероятно, он скоро должен был умереть, потому что сжег себе бронхи и лишь на самом донышке легких оставалось немного неповрежденной ткани, но он был еще жив.
Возрожденный собрал побольше энергии и почти без остатка влил ее в мерцающее сознание кинозита. Вместе с потоком живительной энергии он попытался передать ему информацию о луче солнца, пробивающемся между скалами, закрывающими выход, всего в паре тысяч шагов вверх по коридору... Потом пошел назад.
Пожалуй, на этого Бодара он истратил слишком много, почти все, что у него было. Ему даже захотелось бросить цепь, позванивающую в руке, хотя делать этого ни в коем случае было нельзя - не всё могло пойти с этим Бодаром, как хотелось бы. Потом его стало одолевать искушение выкинуть перчатку, которая болталась за плечом. Но и этого нельзя было делать - Возрожденный знал это точно.
Бодар пришел в себя гораздо быстрее, чем Тролу хотелось бы. И стал действовать по влитой в него программе... То есть подниматься по коридору к выходу. Он непременно догнал бы Возрожденного, но его задержала жадность. Убедившись, что он один остался в живых, кинозит принялся грабить товарищей. Он вытряхивал их кошельки и нательные мешочки, ссыпал монеты и драгоценности в собственный кожаный кошелек, который носил на прочном ремешке на шее. Это позволило Тролу дотащиться до выхода.
Там Трол осторожно положил перчатку лейтенанта в лучик солнца, вернулся к щели и едва успел заползти в нее, как в коридоре показался кинозит. Он шел твердо, но осторожно - задавая ему матрицу поведения, Возрожденный, видимо, сообщил кинозиту немалую толику бойцовой настороженности, но с этим уже ничего нельзя было поделать. Даже увидев перчатку, которая матово поблескивала на солнце, Бодар не ринулся вперед, а осмотрелся.
Возрожденный приготовил цепь на тот случай, если парень почувствует его по запаху, как уже бывало. Но тот и не помышлял об ученике чародея, за которым они гнались. Даже дойдя до выхода, он пересчитывал те жалкие сокровища, которые снял с мертвых товарищей, и полагал, что теперь-то сумеет устроиться, купить себе беспечную и легкую жизнь...
Но чем бы ни были забиты его мозги, миновать перчатку он не мог. Он постоял, осматриваясь, потом подошел к ней, наклонился, толкнул, чтобы понять, зачем она тут лежит, и...
Механизм пришел в действие. С гулким звуком бьющегося стекла на пол пещеры упала первая волна. Потом звук бешеного потока сразу взвился до предела человеческого слуха, и даже гораздо выше. Возрожденному осталось бороться только с ним, потому что, как он и ожидал, вода, поступающая в щель, тут не представляла опасности.
Хотя нет... Уж очень Возрожденный был слаб, уже через полминуты, когда ноги его потеряли опору, он понял, что едва может держать голову над поверхностью. К тому же вода была очень холодной, он с трудом справлялся с судорогами.
Вполне возможно, что он, несмотря на то что все делал правильно, утонул бы, но когда вода поднялась еще выше, на стене вдруг нащупался выступ, на который Трол и взобрался. Вода темной массой шевелилась всего в нескольких дюймах от края этого выступа, но выше не поднималась, свод пещеры действительно был герметичным и не прохудился за прошедшие века. Тогда Трол, как и раньше, вознес неизвестным строителям свою благодарность.
Через четверть часа вода пошла на убыль. А к исходу получаса Возрожденный спустился, прополз в щель и снова поднялся к выходу, который также пропускал лучик солнца, падающий на затвор шлюза, вставшего на место. Только теперь Тролу не грозило погибнуть, стронув его открывающейся створкой. Скорее всего затвору предстояло ждать другого воина, как он ждал до этого Трола, или бедолагу, как Бодара, если кто-то из них придет когда-нибудь.
На чистом полу поблескивали лужицы, с потолка и стен звонко падали капли. Возрожденный еще раз проверил лабиринт. Он был полон угрозы и смерти, но все осталось позади. Устройство, которое загораживало ему выход, не было опасным.
Он повернулся к скале, положил на нее обе ладони и навалился, стараясь повернуть вокруг угадывавшейся в ней металлической оси, чтобы выйти наружу.

Глава 13

Поворотный механизм был очень прост. Казалось, необходимо только поднатужиться, и Трол выйдет из подземелья. Но сколько он ни старался, скала не поддавалась. Чтобы ее повернуть, нужно было схватить за что-то, находящееся внутри камня... Только тогда Возрожденный заметил небольшую щель, в которую могла поместиться лишь одна рука. Именно в глубине этой выемки и находился захват, который мог создать определенное поворотное усилие... Он сунул в нее руку, но тут же отдернул - у самой дыры находился странный небольшой выступ из металла, прикосновение к которому вызывало ощущение древней, но не растраченной магии.
Трол принялся деталь за деталью проверять это устройство. Оно было маленьким и работало на совершенно непонятных принципах. Чем сильнее были толчки, тем сильнее раскалялся тот предмет, который обжигал Тролу руку. Кроме того, Возрожденный не понимал, для чего это устройство тут стоит. Но все-таки оно было не опасно - это главное. Оно всего лишь затрудняло выход, но не делало его невозможным.
Тогда Возрожденный решил не церемониться. Он сунул руку так, чтобы захватить паз для поворота камня... Нет, не получалось. Примерно на глубине фута щель прихотливо изгибалась вправо, так что локоть правой руки не мог войти в предполагаемое продолжение. Тогда Возрожденный запустил в щель левую, она легко вошла в этот канал, и пальцы сразу же легли на удобную рифленую поверхность. Он поднажал...



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.