read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Михаил Алексеевич проводил Петра пристальным взглядом через окно, усмехнулся, отпустил жалюзи, зевнул, повернулся, взял сумки и вывалил пачки зеленых денег на стол. Аккуратно разложил их по сто тысяч и, довольный представшей картиной, плюхнулся в кресло, ощущая себя доном Корлеоне.
Вспомнив о наболевшем, он достал из кармана золотистого цвета сотовый телефон.
- Борис Анатольевич! - радостно поприветствовал он собеседника. - У меня к вам отличное предложение! Я решил купить два колхоза: ваш и соседний! Да, вместе с землей! Устрою там шикарный гольф-клуб. Что?.. Людей куда?... Глупый вопрос! Будут следить за чистотой лужаек!... Какие еще коровы? Никаких коров!!! У меня только трава будет стоить по тысяче долларов за метр. А ей наш навоз, даже в положительных целях - как для олигарха любительская колбаса: копыта враз отбросит!... Что? Да сам проверял, вот те крест!!! Думаешь, из-за чего они по заграницам разлетелись?... А ты думал! Новости меньше смотреть надо! Короче, подписывай бумаги, на днях заеду. С деньгами, с деньгами, не переживай!
Он выключил сотовый, довольно выдохнул, вытянул руки и положил ладони на пачки долларов. На свое светлое будущее.
А светлое будущее вдруг покрылось телевизионной рябью и, по распространенному в последние века обычаю, бесследно растаяло в воздухе легкой дымкой.
Именно в этот момент к кабинет и вернулись проводившие Петра арнольдычи. Увидев, что босс сидит с самым загадочным выражением лица, да еще и широко расставил руки, они на всякий случай выхватили пистолеты и зашарили глазами в поисках притаившегося за шторами наемного киллера, но босс приподнялся, хрипло выдавил:
- "Скорую" мне... - его руки разъехались, и он без сознания распластался на столе.


- Ты живой? - спросил Сергей у напарника. Тот приоткрыл глаза и скосил их на выключенный телевизор. По телу прошла крупная дрожь, он шумно выдохнул и привстал.
- Чертовщина здесь творится, честно тебе говорю! - прохрипел он. - Михалыч, сволочь, не сказал, что сосед у него сатанист! Тебе повезло, что ты не видел, как с экрана полез какой-то урод! Я думал, он меня голыми руками разорвет! Чудом спасся!
- Перетащим к нему ящик, и пошли отсюда! - предложил Сергей. Антон посмотрел на него, как на сумасшедшего.
- Ты с ума сошел? Он нам сколько обещал?
- Три тысячи на двоих!
- Шиш ему!! - воскликнул Антон. - Я тут апостола у белых ворот чуть с ног не сшиб два раза, а мне за это всего полторы штуки? Пока не заплатит за моральные издержки, хрен ему с маслом, а не телевизор! Хватай и тащи его в багажник!
Телевизор отключили от сети и вынесли на улицу. Сергей подкатил "Жигули", телевизор затащили на заднее сиденье, Антон до кучи закинул плейер с дисками и, более-менее удовлетворенные добычей, воры укатили в неизвестном направлении.


Долго висеть в Ничто не пришлось: пространство под ногами посветлело, приобретая знакомый синий оттенок, появилось слабое притяжение, и он почувствовал, что его уносит в бездонную пропасть. Ветер усиливался, брюки и рубашка заколыхались, как при полете без парашюта, и он, отчаянно замахав руками, вплотную занялся громким и выразительным произношением первой буквы алфавита.
"Вот так и сгинешь ни за что в телевизоре", - сокрушенно подумал он. Иметь собственную могилу на сто сорок девятом канале дециметрового диапазона, конечно, круто, но вряд ли кто из попавших на эту частоту будет доволен от транслируемого.
Или, чего доброго, унесет на радиоволну FM, и его предсмертный крик пробьется сквозь агрессивно-жизнерадостные диалоги модных ведущих, чтобы прозвучать нестандартным бэк-вокалом на фоне стандартных форматных песенок.
"Вот так люди и превращаются в привидения..." - успел подумать он, как зрение сфокусировалось, и оказалось, что неопределимо далекая синева находится прямо перед ним. Он успел коротко вздохнуть, как влетел в нее, мягкую и текучую, словно кисель, и вылетел с противоположной стороны, ощутив под ногами твердую поверхность. Пробежав по инерции метров десять, он остановился и чуть не отбросил тапочки из-за громкого гудка, раздавшегося прямо под ухом. Кое-как стер с лица налипшую текучую синеву, чтобы увидеть причину дикого рева, и обомлел: он находился на улице обычного города средней полосы России, у перекрестка, а сбоку от него собрался тронуться с места наполненный людьми автобус. Водитель смотрел прямо на него и пытался сообразить, откуда этот просиненный мужик успел выскочить и встать прямо на пути? Вроде не пьяный, а вырос как будто из-под земли, да еще покрыт какой-то слизью.
- Никак, перхоть замучила? - поинтересовался он, высунувшись из окна.
- Чего? - не понял Игорь.
- Шампунем, говорю, в честь чего облился? - повторил водитель.
- Кто-то с девятиэтажки полное ведро вылил! - оправдался Игорь. Водитель не поверил, но это его проблемы. Светофор переключился на зеленый, и он жестом попросил уступить дорогу. Автобус, натужено гудя, тронулся с места. Игорь стирал синеву с лица, а пешеходы и водители бросали на него изумленные взгляды, пока жидкая синева сама собой не растаяла легкой дымкой и не исчезла без следа.
- Куда я попал? - задал он первый и основной вопрос любого человека, очутившегося неизвестно где и не имеющего ровным счетом никаких перспектив на возвращение домой. Пристально пялившаяся на него старушка - божия крапива презрительно вскинула бровями и непонятно, в честь чего, в тысячный раз забубнила апокалиптический текст собственного сочинения о современной молодежи, занимающейся черт знает чем и разъезжающей на "Мерседесах", вместо того, чтобы вкалывать с утра до вечера, как лошадь, и аккуратно рулить на привычном с детства "Москвиче". Игорь вздохнул: некоторые старушки до сих пор считают, что именно они знают истину, а остальные, те, которые еще не старушки и даже не старики, в жизни ровным счетом ничего не понимают.
- Бабулечка, родненькая, - сказал он, - Не учите меня жить, мне выжить надо!
Старушка захлопнула рот, в тысячный раз убедившись, что до молодежи никогда и ничего не доходит, отвернулась и зашагала через дорогу, высоко подняв голову.
- А я вот вчера с вашим внуком встречался! Здоровый такой чертяка попался! - мстительно сказал он ей вслед. К сожалению, кроме него, никто не понял, кого он имел в виду, а вредная старушка и вовсе не соизволила ответить, потому что была о собственном внуке того же мнения, что и об Игоре.
- Молодой человек! - к нему подошла дамочка лет пятидесяти с вытянутой рукой. Он сперва подумал, что она хочет попросить у него немного (или много, как масть ляжет) денег, но она обманула его ожидания, - Я вот тут наша пять копеек, возьмите!
- Царские? - поинтересовался Игорь, - Какого года?
- Современные!!! - укоризненно пробубнила она. - Возьмите, пригодится!
- Не надо мне, - отказался Игорь, - Зачем мне эта мелочь? В аптеку сдайте, у них постоянная нехватка мелкой наличности.
- Нет, возьмите! - настойчиво повторила дамочка.
- Оставьте ее себе! - предложил Игорь, но дамочка с проворством иллюзиониста ловко засунула руку в его карман, крикнула:
- Положила!!! - резво развернулась и торопливо пошла прочь с чувством выполненного задания. Игорь обалдело глянул ей вслед, но тут до него дошло, и он быстро сунул руку в карман, чтобы убедиться, не совершила ли невзначай хитрая дамочка обмен карманной валюты в свою, так сказать, пользу?
Оказалось, что нет. Выходит, что ...
- ...какая-то сволочь своровала двери в местном сумасшедшем доме?! - он выхватил монетку и отбросил ее на дорогу.
- Могла бы и пять рублей подкинуть! - сказал парнишка лет пятнадцати. - От неприятностей так не избавляются.
"А вот и еще один..." - подумал Игорь, а вслух спросил. - От каких неприятностей?
Парнишка махнул рукой.
- У нас в училище некоторые так перед экзаменами делают, чтобы сдать без двоек! Говорят, что человек может собрать в монетку свои неприятности и избавиться от них, отдав ее незнакомым людям.
- Оригинально, - заметил Игорь. - На пять рублей она сотне человек свои неприятности раскидает. А она, случаем, не из вашего училища? Декан, например, защищающийся от студентов-двоечников?
- Первый раз вижу.
- Это радует. Слушай, не скажешь, где я нахожусь?
- А куда Вам надо?
- На проспект Ленина, - ляпнул он наугад, припоминая, что проспекты самого крутого мстителя за смерть родного брата до сих пор сохранились во многих городах.
- А... ну, так это прямо, и через два квартала будет проспект!
- Недалеко... - Игорь задумался о том, как он умудрился вылететь из телевизора в нормальный мир, и почему попал именно сюда? Еще бы узнать, куда именно?
Народ тем временем занимался самыми обычными, повседневными делами - слонялся по улицам и создавал видимость того, что у всех трудяг наступил долгожданный отпуск за двенадцать проработанных лет, и Игоря пронзила страшная мысль: "А я, случаем, не умер?"
Мысль о том, что он все-таки хрястнулся о синеву и теперь находится в том самом месте, куда уносит умерших, ему не понравилась. Во-первых, больно большой тоннель был, не такой, как его описывают пережившие клиническую смерть люди. Во-вторых, город не похож на райский уголок (там никто не будет злословить на молодых, и насильно всовывать мелочь. Крупные деньги - еще куда ни шло, это к обоюдному согласию сторон), он земной, реальный, и представителей с белыми крылышками или черными рожками в обозримом пространстве не наблюдается. И, в третьих, на нем до сих пор был костюм, а в костюме лежали деньги, которые дал ему Петр. Насколько он помнил, ни один вернувшийся с того света человек ни одним словом не обмолвился о том, что у него в кармане осталась посмертная заначка. На том свете деньги вряд ли нужны, по крайней мере, земные. Следовательно, в данный момент стоит считать себя живым, хотя за подрываемое сумасшедшими прохожими здоровье придется поволноваться.
Он бродил по улицам часа три, но так и не выяснил, что это за местность. Местами город был похож на Москву, местами на Петербург, но попадались и дома, каких в обеих столицах днем с огнем не сыщешь. Короче говоря, он представлял собой Сборную России по городской планировке, с модной, хотя и старинной, фишкой: номера улиц, как им и положено, шли через пень-колоду, и что где находится, с первого раза определить дано исключительно сильно выпившим. Он давно подозревал, что идея разброса улиц пришла в голову еще Петру Первому, которому позарез нужны были доходы в государственную казну, и с помощью этой идеи он планировал заставить людей больше пить и тем самым быстрее находить искомое, используя походку "пьяный зигзаг".
Напрямую спрашивать о том, как город называется, Игорь поостерегся: мало ли, что? Попадется еще один сумасшедший, оскорбится смертельно, услышав глупый вопрос, потом проблем не оберешься. Можно было решить проблему, купив местную прессу, но киоски были под завязку набиты желтой прессой и кроссвордами, а киоскерши куда-то подевались, налепив на узкие окошечки по бумажке с лаконичной надписью "Скоро вернусь".
Разгадка, что это за место, пришла неожиданно. По проспекту на бешенной скорости пролетели два джипа, и потрясенный Игорь увидел, что перед ними с той же скоростью летит знакомый ему прямоугольник экрана, в котором он успел разглядеть лица телезрителей!
Вероятно, у него отвисла челюсть, потому что безымянный прохожий остановился рядом и добродушно посоветовал:
- Закрой рот, а птичка сделает! Никогда нормальных машин не видывал?
- А ты видел перед ними экран? - сорвалось с языка.
- Какой экран?
- Как у телевизора, только наоборот! - воскликнул Игорь, задним числом соображая, что последнюю фразу говорить все-таки не стоило.
- Телевизор нао...? - озадаченный прохожий крепко задумался, замолчал на полуслове и предпочел не развивать тему. После чего ретировался, гадая, какого черта вздумал завести разговор о птичках с незнакомым человеком? Стоял бы и стоял себе. Подумаешь, птички! Люди друг другу и не такое подкидывают. А тут птички. Мелочь! Выплюнул, да ушел.
"На повестке дня две новости: хорошая и плохая! - мысленно сказал Игорь сам себе, - Хорошая: я жив и здоров, чего себе и дальше желаю. А плохая: я не вылетел из телевизора".
Именно поэтому он видит экраны, а горожане не видят. Для них, жителей телевизионного мира, экранов не существует по определению. Этот город, а возможно, и целая Земля - всего лишь фон для фильмов и программ, мир созданный телевидением и кинематографом, скрытая или вырезанная от зрителей жизнь, создающая и окружающая те моменты, которые снимаются на камеру, и из которых в дальнейшем кино и получается. А это значит, что где-то здесь и прямо сейчас происходит действие какого-нибудь фильма! Отсюда можно выбраться!!!
А почему город одновременно похож на многие города - так это издержки объединенного телепространства. На большей части Земли съемок никогда не было, и тех мест здесь днем с огнем не сыщешь. Этот мир компактнее и насыщеннее событиями и историями, чем реальная Земля. То, что осталось далеко за пределами историй, здесь не существует, и эта Земля, по сути, является сокращенной версией реального мира и реальных событий. Как кино.
Мир, полный концентрированных историй.
Мир, который он хотел утопить в мусоре, в чем немного преуспел. Впрочем, отказываться от строительства мусоросборника не стоит. Есть и другие варианты: кто, к примеру, помешает сбрасывать мусор на планету из фильма "Чужой"? Там все-равно никто из людей жить не будет. Главное, не допустить, чтобы в ряды "зеленых" вступили сами чужие, иначе они разберутся с загрязнителями природы так, что мусорить будет некому и нечем.
"Вот, как выберусь домой, сразу заделаюсь мусорным олигархом! - размечтался он, - Мусор, в отличие от нефти, не кончается, и я точно знаю, что никто не будет требовать во что бы то ни стало вернуть его залежи трудовому народу".
Психи больше не попадались, и город по большей части ему понравился, особенно после того, как он узнал, что может вернуться в настоящий мир. Но все же он испытал ни с чем не сравнимое чувство радости, когда вышел на очередную улицу и увидел, что вокруг него по своим делам засуетились люди, что-то обсуждая и горячо споря, а сбоку от всего этого шумного многообразия появился знакомый экран, что было равносильно подаче команды "Фас!!!".
Он рванулся с места, как заправский спринтер, подпрыгнул, чтобы вылететь из телемира, но вместо этого больно стукнулся лбом о стекло, взвыл от боли и, прижав ко лбу ладони, закрыл глаза. А когда открыл их и пригляделся, то увидел, что с той стороны в совершенно чужой квартире на незнакомом диване за столом с разнообразной едой сидят с вытаращенными глазами и смотрят на него абсолютно посторонние люди.
Он постучал по стеклу, и звук получился точно таким, как при ударе по кинескопу. Он провел пальцами по краям экрана, пытаясь нащупать стекло и выдавить его, но обнаружил, что оно начиналось из ниоткуда и исчезало примерно там же. А чтобы пробить его, требовалась приличных размеров кувалда, но в округе ничего подходящего и рядом не лежало.
Он еще раз постучал по кинескопу, и вдруг увидел, как люди за столом что-то шумно обсуждают, а глава семьи лихорадочно ищет завалившийся куда-то пульт управления.
- Эй-эй-эй!!! Погодите минутку!!! - Игорь вытянул руки, пытаясь предотвратить его поиски, а сам ускорил свои. Кувалда так и не нашлась, зато поблизости на дороге оказался коллекторный люк с тяжелой чугунной крышкой. - Я сейчас!!!
Какое это все-таки нелегкое дело: открывать люки голыми руками. Слава Богу, что дорога была второстепенной, машин поблизости не наблюдалось, и тратить время на ожидание проезда торопившихся водителей не пришлось. Это было кстати, потому что следовало поторопиться: если зрители не успеют переключиться, в любой момент сама история может переменить место действия, и экран исчезнет.
"Интересно, что здесь должно произойти?" - отвлеченно подумал он, не отвлекаясь от насущных дел. Помнится, в детстве хотелось попасть в кино, и вот теперь появляется реальная возможность засветиться на втором плане в роли таинственного похитителя коллекторных крышек.
Несколько крепких усилий, и тяжеленная крышка очутилась в не менее крепких руках. Три больших прыжка, размах, громкий выдох, и крышка от люка на манер летающей тарелки уверенно полетела прямо в кинескоп.
Счет пошел на доли секунды.
Телезрители, вопреки здравому смыслу, но не противореча законам самосохранения, запаниковали и ломанулись из-за стола, кто направо, кто налево, а глава семьи, сидевший по центру, увидев быстро-быстро опознанный им чугунный летающий объект, закричал куда громче Игоря, и в последний миг успел надавить на кнопку пульта.
Экран пропал до столкновения, а крышка пролетела дальше и пробила лобовое стекло выезжавшего из-за дома "Мерседеса". Пронзительно взвизгнули то ли тормоза, то ли водитель с пассажирами, машина остановилась. Игорь ахнул, и, не дожидаясь развития нового сюжета, бросился бежать, с ходу набрав приличное ускорение. Играть роль убитого чугунно-крышечного киллера ему не улыбалось ни на каком плане, даже самом что ни на есть первом и главном.
И все бы ничего, да какой-то идиот недавно открыл люк прямо на его пути.
Нет, падать как раз-таки было не больно. Не так больно, как могло бы быть, если бы он чуть-чуть задержался наверху и попал бы под колеса промчавшегося над головой рычащего "Мерседеса". Просчитав спиной скобы-ступеньки, он плюхнулся в воду с головой, и понял, что попал куда-то не туда. Теплая, соленая вода один к одному напоминала морскую, и появление в поле зрения одинокой медузы полностью подтвердило его предположение. Явный бред, если не считать, что и город наверху (а наверху, кажется, уже не город, слишком здесь светло) не совсем реален.
Его бесцеремонно вытолкнуло на поверхность, чтобы он мог убедиться: городом и не пахнет. Затянутое тучами небо, проливной дождь, а рядом плавает не кто иной, как человек, похожий на Ди Каприо. Игорь замахал головой по сторонам, пытаясь разглядеть или айсберг, или "Титаник", а разглядел еле видимый пляж с кричащими и размахивающими руками людьми. Ди Каприо вдруг заволновался и решительно поплыл к берегу. Игорь посмотрел в ту же сторону, что и он, и ахнул: к ним плыла акула.
В голове тихо зазвучала тревожная музыка из фильма "Челюсти" и он, позабыв про все на свете, ломанулся к берегу, что было сил. И проклял все на свете, вспоминая, что умеет плавать исключительно "собачкой".
Акулы, если они обладают толикой разума, увидев такое, загнутся в истерике, и появится реальный шанс догрести до мелководья в целом виде.
Волна захлестнула его с головой, а когда схлынула, то от дождя, пляжа и человека, похожего на Ди Каприо, не осталось и следа, а в небе ярко светило солнце. Игорь обернулся: черный плавник акулы все еще плыл прямо на него. Он увеличил скорость, как мог и приготовился приступить к последнему сражению в жизни, как черное скользкое тело проскользнуло мимо него, вода забурлила, и... и на поверхность вынырнул оператор подводной съемки с дыхательной трубкой во рту, чтобы сердито обругать его на английском языке. Игорь остановился и мрачно пробурчал свое мнение о культуре аборигенов, добавив под конец стандартное, политкорректное, и изрядно надоевшее американское ругательство. Оператор застыл с открытым ртом и чуть не утонул.
- Ты как здесь очутился? - перешел он на чистый русский язык. - Здесь закрытая зона!
- Это ты как здесь очутился?!! - воспрял духом Игорь.
- Как это, как? - удивился оператор. - Не видишь, идут съемки? Вон, на берегу меня снима...
Невидимому отсюда оператору напомнили, что включать в кадр посторонних запрещено, он отключил камеру, и неожиданный собеседник пропал, оставив вместо себя захлопнувшуюся в воде пустоту, повторявшую очертания его тела.
- Это что-то новенькое..., - пробормотал Игорь, облегченно вздыхая и выдыхая. Не акула, и фиг с ним, пусть пропадает, как хочет. Исчезновение достойно фокусов Копперфильда, но разгадывается слишком легко: оператор был из нормального мира, а он плавает в киношном. Вот они и разбрелись по своим плоскостям пространства после выключения камеры. А для оператора он исчез с теми же впечатляющими спецэффектами.
Он пригляделся к острову и увидел, что на берегу сидят голодные и злые последние герои, решая, кто же из них самый-самый распоследний гад. Они тоже обратили на него внимание, но проявлять геройство не спешили, поскольку никто из ведущих не сказал им, сколько и чего они на этом задании заработают.
Он нырнул... чтобы вынырнуть на площади знакомого города и опять попасть под дождь. Люди не хотели выходить на улицу в такую погоду, и никто не увидел, как из лужи в сантиметр глубиной на асфальт выкарабкался мужик высотой под метр восемьдесят.
Перестав понимать вообще что бы то ни было, Игорь временно смирился с обстоятельствами, встал на твердую землю и вбежал в продуктовый магазин, чтобы укрыться от дождя.
- Сынок, да ты прям, как из моря вынырнул! - восхитился пенсионер с тросточкой, ожидавший, пока закончится дождь.
- А что, похоже, дедуль? - удивился Игорь. Под ним образовалась приличная лужа воды, но почему дед так быстро определил, что он был именно в море, а не проверял лужи на глубину?
- Так, ведь, кх-кх, медуза у тебя на спине! - доверительно сообщил пенсионер. Игорь вздрогнул, прислонился к косяку и провел по нему спиной. Бесформенный комок шлепнулся на пол. Пенсионер тронул медузу тросточкой и подивился. - Неужели смерчем принес? Ой, смотри-ка, тебе и в карман рыбу забросило! Везучий ты человек, я их и на удочку-то не всякий раз поймаю, а тут сами по себе запрыгивают!
- Держи на память! - Игорь схватил залетную рыбешку за хвост и выудил ее из кармана. После чего с криком отшвырнул ее в сторону, увидев, какие у нее зубы. - Елки-моталки! Пиранья!
Он зашарил по джинсам. Вроде целые, как и ноги - крови не видно. Хищная рыбка затрепыхалась на бетонном полу и с нескрываемой жадностью вцепилась в аппетитный электрический провод от морозильной камеры с мороженым. Сверкнули искры, и половина магазина погрузилась в сумерки. Рыбка задымилась от напряжения и обрела вечный покой, но заволновались и потеряли покой продавщицы. Игорь понял, что злоупотреблять магазинным гостеприимством больше не стоит. Приоткрыв дверь и столкнувшись с плотной стеной ливня, он быстро пробормотал пенсионеру:
- О, дождь почти перестал! - и нырнул на улицу. Обрадовавшийся пенсионер сунулся было следом, но быстро-быстро заскочил обратно, задумавшись, правильно ли он расслышал последнюю фразу?
Игорь, в свою очередь, задумался над проблемами возвращения в реальный мир. Бегая по городам и сопредельным территориям, он обязательно обнаружит экраны, в этом не стоит сомневаться, но вот в чем проблема: в поисках своего придется потратить не один год жизни, и кто даст гарантию, что он вообще попадется на глаза? Телевизоров на планете сотни миллионов, если не миллиарды, но даже из чужих подходят далеко не все. По идее, откуда выбираться, разницы нет, но как быть, если попадется черно-белый кинескоп? Так и выйти из него в черно-белом виде, чтобы свести с ума ученых и навечно связать свою жизнь с медицинскими опытами и экспериментами, пребывая в качестве подопытной морской свинки? А если совершенно случайно выскочить где-нибудь в районе Гарлема? Доказывай потом, что ты не хотел, и что в душе ты точно такой же негр, как и местные жители.
Опять, таки, не каждый телезритель выдержит, когда к нему с той стороны экрана стучатся в гости, прецедент имел место. Выбьешь кинескоп - дыра останется навсегда. Владельцам телевизора это мало понравится. Экстремалов, готовых окунуться в телеперепитии с головой, легко сосчитать по пальцам одной руки, нормальные люди предпочтут надежную защиту кинескопа, о чем бы им там ни мечталось в безопасной обстановке.
Он зашагал по тротуару, уверенно поворачивая между домами, и не сразу сообразил, почему подсознание подает ему усиленные сигналы отвлечься от горестных раздумий и оглядеться.
Веяло родным и привычным, но позабытым много лет назад. Он задумался, из небытия выплыл образ его друга, с которым он вместе учился в училище. Друг жил в Москве, и он часто бывал у него в гостях, пока не закончил обучение и не уехал в родные края.
Надеясь на то, что друг до сих пор живет здесь, или его родители могут сказать его новый адрес, Игорь быстро вбежал по крыльцу, вздохнул, открыл дверь и шагнул вперед. Дверь за ним закрылась и, лишенная поддержки, вместе с косяком упала на траву, а сам он, вместо того, чтобы попасть на первый этаж, очутился на берегу озера, в которое на огромной скорости влетел трехметровый метеорит.
"Задолбали эти переключения! - успел подумать он, как воздушная волна сбила его с ног. - Узнаю, кто там прикалывается..."
Чуть запоздав, в озеро вторым эшелоном забурился целый отряд сияющих метеоритов.
Плюх! Плюх!! Плюх!!! - нырнули они в воду друг за дружкой, и поднявшаяся волна вместила в себя едва ли на половину озера. Игорь не сказал ровным счетом ничего. Посмотрев на вздымавшуюся к небесам стену из воды с рыбешками с ледяным спокойствием, он подумал, что раз его переносит из мира в мир, то не будет исключением и этот случай. И всего-то надо, что снова войти в дверь.
И открыл ее.
Но с другой стороны оказался тот же берег с низкорослыми травинками, и никакого выхода в привычный уже город.
А вот это проблема. Потому что холодное спокойствие вплотную приблизилось к черте, за которой таится вечный холод.
Волна накатывалась. Большая такая волна, старший родственник девятого вала.
"А если дверь для начала плотно закрыть?" - подумал Игорь, ощущая, как над ним нависли сотни тонн мутной воды. Утонуть в любом случае не получится, потому что раньше его попросту раздавит давлением. Он приоткрыл дверь, хлопнул ей, что было сил, сосчитал до одного (на большее времени не оставалось) рывком распахнул ее, удовлетворенно хмыкнул и запрыгнул внутрь.
Секундой позже берег накрыла толща воды
А у него с непривычки закружилась голова: только что он был в положении сидя, а теперь, едва он нырнул в привычный уже сборный город, очутился лежащим на крыльце. Лежать сидя оказалось для организма непосильной задачей. Он привстал, проклиная во все лады стереометрию с ее системой координат, ухватился за перила и закрыл глаза, приводя взбунтовавшийся организм в порядок.
Дверь на берегу озера смыло волной и закрутило в потоке мутной воды. Дверной косяк швырнуло о прибрежный камень и разбило, а в образовавшуюся брешь хлынула вода, с силой устремившись в город.


Журналистка с микрофоном в руке, произносившая длинный монолог о насущных проблемах современного существования, с недоумением заметила, что оператор сначала одним глазом, потом всей головой, а под конец и вместе с камерой повернулся в левую от нее сторону и снимает что-то слишком далекое от заданной темы.
- Алло, я здесь, поправь настройку! - она помахала рукой перед объективом, но оператор отодвинулся в сторону, как от назойливой мухи. - Ты забыл - мы в прямом эфире!!!
- Знаю! Помню! - буркнул оператор. - Анастасия, сделай милость, поверни голову и прокомментируй вот это, пока нас не выключили!
- Что именно?... Ой, что это?!
- Классный комментарий! - похвалил оператор, - А теперь давай подробности!
Прямоугольный столб воды мощным потоком бил из подъезда, разливаясь приличным слоем по двору и смывая в кучу машины, баки с мусором и заросли водорослей с оглушенными рыбками. А сбоку от этого безобразия стоял зеленеющий человек, вид которого напомнил оператору старую шутку о том, что настоящие зеленые человечки - это не инопланетяне, а пассажиры теплохода, перенесшие приступ морской болезни.
- Похоже, это с крыши натекло, - предположила журналистка наобум. Действие надо было как-то комментировать, а телезрители, увлеченные показом, все-равно пропустят ее слова мимо ушей.
- Ты, что, с ума сошла?
- ...наверное, слив забило или трубу прорвало. Это еще раз говорит в пользу того, что ЖКК надо приватизировать и...
Сломав дверной проем и выбив большую часть стены, под углом в сорок градусов, оставляя после себя туманный след, из подъезда вылетел и понесся к облакам двухметровый метеорит. От воздушной волны заложило уши, и журналистка не услышала ехидный комментарий оператора о том, что если от давления воды из дома вылетают здоровенные куски внутренних стен, то вести речь о приватизации, мягко говоря, слишком поздно.
- Побежали к нему! - журналистка махнула рукой в сторону зеленого человека и слегка перефразировала возглас оператора, - Он видел, он знает!
В следующий миг из телекамеры вылетела алебарда, шмякнувшись на асфальт метрах в пяти от них. Оператор тормознул: ему показалось, что она пролетела прямо над головой. Журналистка отскочила от алебарды, как от змеи.
- Какой макдак швыряется топорами?!! - вскипел оператор. Он прочертил мысленную траекторию полета алебарды и повернулся назад. А сзади ни домов, ни парка. Чистая и, если можно так выразиться, пустынная набережная. Он сглотнул. - Круто. Анастасия, колись: ты делала разгромный репортаж про подводников?
- Ничего не понимаю... - воскликнула журналистка, пытаясь переключиться на обычное видение мира - безо всякой мистики: нервы сжались в тугой комок, как бы кожа следом не стянулась.
Затопив дворик и растекшись по микрорайону, волна тихо иссякла сама собой.
- Снимай! У нас будет лучший репортаж года! - опомнилась журналиста, - Сейчас мы покажем вам, уважаемые телезрители, откуда вытекла вода! - заверещала она, подбегая к изувеченному подъезду.
Оператор показал первый этаж общим планом, и журналистка в первый раз не решилась прокомментировать происходящее. Никаких поломок и аварий в подъезде не было, и стены и полы были сухими! Прямой эфир требовал комментариев независимо от знания или незнания темы, но в голову лезли совершенно посторонние мысли о том, что она выглядит не самым лучшим образом, и это показывают на всю страну!!! Она заставила выдавить из себя несколько фраз, пока не сообразила, что постоянно в разной интонации повторяет лаконичное:
- Не может быть. Не может быть? Не может быть!!!
Зеленому человечку, похоже, было плохо до сих пор, потому что в ответ на ее недоуменный вопрос о том, что здесь произошло, он молча перегнулся через перила и с характерным звуком совершил действие, несовместимое с показом по телевидению.
Режиссер, облокотившийся на стол, мрачно взирал на это безобразие минут пять, после чего не выдержал и дал команду на закрытие эфира до выяснения обстоятельств интригующего происшествия. Журналистка встала в полный рост и, под продолжающееся звуковое сопровождение теперь уже белеющего человека, быстро и малость скомканно закончила репортаж. После чего вздохнула, увидев, как погасла лампочка на телекамере и обратилась было к единственному свидетелю, как обнаружила, что того и след простыл.
Она изменилась в лице и накинулась на оператора.
- Куда он делся?!
- Упал за перила? - предположил он.
Она заглянула за перила. Там не было не только человека, но и следов от несовместимого с показом по телевидению действия.
- Так не бывает!
- Ха-ха-ха! - нервно рассмеялся оператор, - А с водой мальчишки баловались, да?! И камешек из рогатки они пустили?! И алебарда у кого-то на мясном рынке из рук выскочила?
Журналистка опомнилась.
- Кстати, а где она?
- Там! - оператор показал рукой на место ее падения. Но в радиусе двухсот метров не было даже ржавых перочинных ножей. - Не понял. Стащили уже?
В наушниках раздался вечно спокойный голос (иначе никак) режиссера.
- Народ, хватить мутить воду! Успокойтесь, а я пока проверю, не испытывает ли новые фокусы господин Кио?
- Вениамин Алексеевич, здесь такое творится... - охрипшим голосом ответила журналистка. - Это выше человеческих возможностей.
- Ну, значит, снимайте на пленку и через два часа ко мне в кабинет с отснятыми материалами!
- А как же...



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.