read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



волной скользящие по газону: высокие, как на ходулях фигуры, движущиеся
так быстро, что глаз не успевал следить за ними.
Девушка повернулась, оказалась лицом к лицу с вооруженным ази и
закричала.



ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1
Раен споткнулась, поскользнулась и остановилась, опершись о торчащий
камень. Острая боль пронзила бедро. Одежда липла к коже: рана открылась, и
материал пропитался кровью. Она коснулась его, взглянула на покрасневшие
сразу пальцы и вытерла их о камень. Затем снова двинулась вверх. Дышать и
удерживать равновесие становилось все труднее.
Время от времени она оглядывалась назад, на поля, лес, озеро, на весь
мнимый покой долины Кетиуй. Все погибли, все без исключения. Септ Руил
завладел Кетиуй, и повсюду лежали тела членов септа Сул. Не хватало только
ее трупа, но хвалиться тут было нечем - она просто упала, раненая, и ее
скрыли кусты, растущие у веранды.
Все были мертвы, и она тоже умирала.
Солнце не давало ей отдохнуть, пылая на белом от жара небе, оно
покрывало волдырями открытую кожу, грозило слепотой, несмотря на обернутый
вокруг лица плащ. Камни обжигали руки и разогревали тонкие подошвы
ботинок. Из глаз текли слезы, сразу же испарявшиеся в сухом, раскаленном
воздухе. Уже давно утратила она шанс найти укрытие - с тех пор, как начала
карабкаться по скалам. Если Руилы решат ее искать - наверняка найдут. Она
оставила достаточно следов, чтобы погоня без труда могла идти по пятнам
крови, текущей из обожженных ладоней и раны на бедре. У Руилов наверняка
есть термодатчики, и они легко могут выследить ее ночью с воздуха. Если
они решат схватить ее, надежды скрыться нет.
И все-таки Раен бежала и карабкалась, потому что не могла вернуться,
потому что больше, чем своих кузенов из септа Руил, боялась она красного
кургана, той живой волны, которая залила Кетиуй, шипастых ног, топтавшихся
по ней в кустах, и смертельно опасных челюстей. Можно было умереть разными
способами, и за последние часы она видела их множество, но смерть, которую
несли маджат, была наиболее жестока. Именно воинов маджат боялась она
больше всего, а их стремительность отнимала всякую надежду на спасение.
Еще одно падение. Она лежала, вытянувшись на земле и медленно
пыталась подняться. Руки дрожали как в лихорадке, Раен содрала кожу с
ладоней, колен и локтей, порвала плащ. Жажда и чудовищный жар скал
причиняли большие страдания, чем ссадины, но даже их затмевали волны боли,
шедшей от раны на боку. Она с трудом вздохнула, на ощупь ища ладонью
какую-нибудь опору.
Потом она снова бежала и каким-то образом сумела добраться до склона.
Опираясь на руки так же часто, как на ноги, она медленно карабкалась
вверх, дрожа, оскальзываясь и поднимаясь еще выше. Можно было бежать в лес
или по дороге в сторону Города, но она выбрала это. Мать, дядя, да вообще
любой, поступили бы иначе, старались бы добраться до Города, она же
выбирала путь в панике и решилась на игру в прятки между камнями, в
труднодоступном районе, где не проедут их машины. Но прежде всего холмы
принадлежали голубому кургану, их старым соседям. Красные вряд ли нарушат
их границу, как бы ни уговаривали их Руилы.
Паническое, ошибочное решение. Здесь не было помощи, не было людей,
не было возврата. Раен знала, что ее ждет, и слезы, катившиеся по лицу,
были результатом не только боли, но и ярости.
В сознании возник очередной провал, а затем она увидела голый
пригорок - последнюю границу, которую запрещалось пересекать людям. В этом
месте сходились тропы маджат. Раен затаила дыхание и наугад принялась
искать среди камней дорогу вниз, в тень. Наконец она почувствовала под
ногами утоптанную тропу, остановилась. Скалы перед ее глазами качались,
наклоняясь в разные стороны.
Она достигла своей цели. Никто не придет сюда, никто не возьмет на
себя такой труд и риск. Подходящее место для такого личного дела, как
смерть. Она уже знала, что ей не осталось ничего иного. Нужно только сесть
и подождать, пока кровь вытечет из раны на боку, а солнце сварит ее мозг.
Боль уже вряд ли усилится, она достигла своего пика и стала слабее, как
только девушка остановилась. Достаточно просто подождать. Ее мать,
старейший, родственники и ази... она уже не жалела их. Их страдания
кончились, ее - пока нет.
Раен покачнулась и дернулась, стараясь предотвратить падение,
которого вдруг испугалась. Это движение привело к тому, что она сделала
шаг, потом еще один. На мгновение перед глазами потемнело, и паника
толкнула ее вперед, спотыкающуюся и вытягивающую руки в сторону скал,
которые она видела перед собой. Навалившись на них, девушка вновь обрела
способность видеть и продолжала идти вниз. Эти темнота и слепота были как
временная смерть; настоящая тоже приближалась: она уже не чувствовала так
мучительно солнечного жара. Раен бежала от этой смерти, боролась с мраком,
шаталась и спотыкалась, но шла все дальше.
Колючки разорвали ее одежду и кожу на плече, она попятилась и
принялась обходить преграду. Она хорошо знала, что это за изгородь, знала,
что в этом месте должна остановиться. Должна! Однако измученным телом
управляла собственная логика, и она двигалась, не думая об опасности.
Разум следил за этим словно издалека, следуя за телом, беспомощный и
растерянный, - и вдруг нашел цель.
Семейный Договор рухнул: он погиб вместе с ее матерью, дедушкой и
всеми родственниками, был убит Руилами и Холдами. Однако был еще более
древний Договор, вписанный в кожу ее израненной ладони - ее хитиновый
узор, живые камни.
Она была Контрин, из Семьи, владевшей звездами Гидры, получившей от
маджат право колонизации и торговли. Из Семьи, жившей под эмблемой змеи,
там, где другие жить не могли. Она была Мет-марен, друг Кургана.
Раен перестала испытывать страх: ей было куда пойти, что делать, она
могла заставить Руилов страдать. Перед ее мысленным взором возникло
улыбающееся лицо матери, добавившее ей смелости: ТОЛЬКО ПОБЕДА ЛУЧШЕ, ЧЕМ
МЕСТЬ. На лице Раен застыла гримаса торжества; сейчас ей стало нужно еще
немного воздуха, еще немного жизни и смерть кого-то другого.
Темнота накатывала все чаще. Девушка тащилась от валуна к валуну,
шаталась на поворотах, отводила колючие ветви тыльной стороной руки,
покрытой хитином... ветви кустов, служивших маджат барьерами.
- Я из Кетиуй! - крикнула она во мглу, окутывающую туманом ее
чувства, в холод, заглушающий боль. - Голубой курган! Я Раен Мет-марен!
КЕТИУЙ!
Темнота навалилась снова. Она добралась до очередного барьера из
кустов, слыша, как что-то стучит над ней о скалы, как падают камни,
задетые не ее ногой. Они были вокруг - высокие, кожистые фигуры,
затуманенные тени, сверкающие драгоценностями в ослепительном блеске
солнца.
- Вернись! - произнесла одна из них баритоном флейты.
Раен заметила черное отверстие в земле, закрыла ладонью рану и
сделала последнее, отчаянное усилие. Она уже не чувствовала под собой ног.
Не чувствовала ни жары, ни холода, верха или низа, никаких цветов. Тело
ударилось о камни, израненная ладонь скользнула по ним, а потом и мгла
куда-то исчезла.


2
Работницы затащили ее и уложили поудобнее, стараясь не повредить
хрупкую конструкцию, нежную, как свеже отложенное яичко. Их щупальца
деловито убирали рваную одежду, стирали отвратительные запахи внешнего
мира и счищали пролитую жизненную жидкость. Воины бегали по вестибюлю,
обеспокоенные ее вторжением, и ждали распоряжений. Во всем секторе царило
замешательство.
Одна из Работниц постигла суть проблемы, обогнула своих подруг,
коротко пискнула, чтобы очистили проход, и побежала. Она, как и все жители
кургана, была в подсознательном контакте с Матерью, но этот вид связи не
годился для передачи подробностей. Требовалось лично сообщить обо всем.
Ее ненадолго задерживали другие работницы, иногда встречавшиеся в
коридорах. ЧЕЛОВЕК-В-КУРГАНЕ - ощущали они среди запахов ран и жизненных
жидкостей. Тревога продолжалась. Теперь вперед выдвинутся Воины, а
Работницы будут возводить баррикады и блокировать туннели. Работница шла
дальше, сознавая срочность своей миссии. Ее беспокойство питалось
суматохой вокруг, смутным сознанием того, что самые важные дела вышли
из-под контроля и угрожали всему кургану: уже ширился хаос, а худшее еще
только приближалось.
Слабый свет грибов и сладкий запах Матери особенно насыщал
внутренние, ближайшие к Камере залы кургана. Работница миновала
Носильщиков Яичек, касаясь, ощущая, передавая сообщение, заставлявшее их
ускорять шаги. Какой-то Воин оттолкнул ее в сторону, промчавшись мимо. Он
возвращался из разведки, но информация, которую он нес, имела значение
только для Воинов. Работница не приняла ее, хоть та и наложилась на ее
собственную. Вытягивая передние конечности, она вступила в Камеру.
Мать сидела среди волнующейся массы Трутней и придворных, запах ее
имел магнетическую силу. Работница подошла к Ней и в экстазе раскинула
усики, отдавая вкус и запах и получая их взамен.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.