read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



И в довершение ко всему теперь ему надо отпустить сэнсэя. Нет, самому Императору этот Дьен, по большому счету, нужен не был, но вот цесаревич... мало того что, по словам самого сэнсэя, курс обучения еще не закончен, так и сын привязался к учителю.
- Мне очень жаль, Ваше Величество.
"Еще бы тебе не жаль, - с иронией подумал Император, - заполучить врага из числа ночных воинов - этого никому не пожелаешь".
Конечно, можно было бы принять лежащие на поверхности меры. Облавы, допросы с пристрастием. Ввести в столицу пару гвардейских легионов, отозвать де Брея, пусть наведет дома порядок. Чем это закончится, Император прекрасно знал. Наверняка удастся захватить и красиво развесить в людных местах два-три десятка лихих парней. Не самых серьезных, и уж точно вряд ли в эту сеть попадется по-настоящему крупная рыба. Можно пойти и другим путем... взять, к примеру, эту стерву Черри и публично повесить. Нарушив тем самым собственноручно же подписанные законы, которые обещали каждому справедливый суд. Его Величество поморщился - бывают случаи, когда слово "справедливость" вызывает лишь раздражение.
Да и потом - что реально могут сделать легионеры, кроме как, бряцая железом, бродить по городу и отлавливать неосторожных подонков из тех, кто либо глуп, либо лишен везения, а значит, и в том, и в другом случае рано или поздно угодит на виселицу. А остальные затаятся и начнут мстить. Что толку даже от самых хороших доспехов, если из темного проулка тебе в спину летит арбалетный болт? А легионы и так достаточно потрепаны - несмотря на убедительную победу, урги все же заметно проредили имперскую армию. Еще сейчас нужно вновь выставить гарнизоны в приграничных крепостях, нужны средства для обновления их ветхих стен. А пираты, нюхом хищника чувствуя временную слабость Империи, опять начинают шалить, и теперь де Брей с лучшими людьми торчит на юге, пытаясь наладить с помощью магов систему обнаружения пиратских эскадр и если не разбить... да и кто мог бы похвастаться, что сумел уничтожить неистребимую пиратскую вольницу? Пожалуй, это куда тяжелее, чем разбить пусть и многочисленную, но все же вполне предсказуемую Орду. И вряд ли это удастся де Брею, спасибо, если хоть сумеет на время приостановить эти бесконечные набеги.
Нужна ли сейчас эта маленькая война в столице? Риторический вопрос...
- Мне правда очень жаль, Ваше Величество, но... - По всей видимости, сэнсэй воспринял молчание Императора как проявление недовольства, направленного на него, Дьена, лично.
На самом деле Талас понимал, что осуждать сэнсэя бесполезно. Не за что... Перейти дорогу Гильдии может любой человек, так же как и любой, имеющий достаточно золота, может заключить контракт на чью-то голову. Есть ли враги у Дьена? А у кого их нет? Придется его отпустить.
- Я прекрасно все понимаю, - кивнул Император, жестом потребовав от присутствующих молчания, - и не нуждаюсь в объяснениях. Сейчас тебе действительно лучше уехать из Тирланты. Ты получишь золото, оружие, скакунов... Если необходимо, десяток "черных плащей"...
- В этом нет необходимости, Ваше Величество.
- Хорошо. - Император даже не счел нужным разгневаться из-за того, что его снова, в который уже раз, перебили. - В общем, ты получишь все, что необходимо. Думаю, что тебе не стоит показываться в городе хотя бы полгода. За это время люди Гэриса постараются разузнать о... заказчике и аннулировать контракт на твою голову, сэнсэй. Поедешь один?
- С вашего позволения, мой Император, я буду сопровождать сэнсэя Дьена.
Таяна постаралась сказать это быстро, чтобы Денис не успел откреститься от сопровождающих. А такое желание было у него на лице написано.
- Вот как? - несколько удивленно поднял бровь Император. - Прятаться от опасности - это не слишком подходящее занятие для молодой леди.
Фраза прозвучала для Дениса по крайней мере оскорбительно, но он не подал виду - не хватало сейчас изображать из себя героя. На самом деле Жаров не слишком опасался наемных убийц, но послание Оракула было не тем, от чего можно походя отмахнуться. А потому все равно пришлось бы ехать. Поскольку он в любом случае не собирался посвящать Его Величество во все тонкости своих отношений с Древним, как и в сам факт существования Дерека дер Сана, то появление убийц в какой-то мере играло ему на руку. Теперь у Жарова был отменный повод быстро удалиться из города, не пытаясь растолковать кому бы то ни было, почему ж это он так сразу оставляет неплохо оплачиваемую работу и, что важнее, обучение наследника престола. Такой финт при дворе могли понять неправильно. А так... все происходит на вполне логичных и законных основаниях.
Изначально он совсем не предполагал, что Таяна отправится вместе с ним. Но теперь было уже поздно говорить об этом, не хватало еще устроить склоку перед лицом Императора.
- Нет, Ваше Величество, мои способности могут пригодиться в этом... - она чуть замялась, тоже, как и Денис, не желая сказать ничего лишнего, - в этом путешествии. Тем более что мы с сэнсэем Дьеном старые... друзья.
Заминка не укрылась от слуха Императора, и потому он лишь согласно кивнул.
- И вот еще что, сэнсэй. Это не приказ, скорее просьба. Этот ваш друг, кажется, его зовут Тернер, не так ли? Будет неплохо, если он поедет с вами. Как мне доложили, он очень неплохо владеет мечом. Возможно, ему следует найти своему клинку иное применение, нежели дырявить им камзолы всякого рода сосунков.
Все понимали, что это был приказ. И Денису оставалось только склонить голову, мысленно размышляя, а согласится ли своевольный тьер добровольно покинуть столицу. Тот все еще лелеял надежду встретить здесь какого-нибудь ньорка, своего давнего, можно даже сказать, генетически запрограммированного врага. А Денис, в свою очередь, с ужасом думал о том, что произойдет, если эти двое и в самом деле столкнутся нос к носу. И если результат этой встречи в общем-то был вполне предсказуем, то вот последствия... Хотя бы тот факт, что об истинной сущности тьера могут узнать, и тогда скорее всего начнется травля. А Тернер, в свою очередь, захочет получить от этой травли максимум острых ощущений, и город умоется кровью. Может быть, с ним справятся. Никакое существо, будь оно хоть трижды магическим, не способно управиться с целой армией. Его просто задавят количеством, но и загонщикам достанется так, что мало не покажется.
- Я думаю, что вам стоит выехать сегодня, - продолжал меж тем Император. - Все необходимые распоряжения будут отданы.
И коротким, скупым жестом дал понять, что аудиенция окончена.

Тернер был существом до мозга костей магическим. Не говоря уже о том, были ли у него кости и был ли в тех костях мозг. Учитывая его способность менять облик в невероятных пределах, Денис вряд ли стал бы утверждать что-нибудь наверняка о внутреннем строении приятеля. Да его это и не особо волновало.
Будучи магическим существом, тьер мог с равным успехом спать на камнях, под дождем, под снегом. Мог вовсе не спать. Но за века существования мимикрия стала для него второй натурой. И сейчас, в силу ряда причин изображая из себя человека, он старался не выходить из образа. А потому он прежде всего обзавелся жильем, где время от времени проводил ночи. Хотя тот, кто посетил бы это его обиталище, был бы несколько удивлен весьма скромной обстановкой. Но гостей к себе Тернер не зазывал - а те, что приходили без приглашения, прекрасно знали, что он собой представляет, а потому ничему не удивлялись.
Этому же стремлению скрывать свою истинную сущность были подчинены и другие его действия. Если ранее Тернеру было не слишком сложно сформировать одежду из внешних слоев своего тела, одежду, почти неотличимую от настоящей, то теперь он предпочитал именно настоящую - так было проще.
В целом он старался контролировать себя. Насколько это было возможно - то есть до тех пор, пока не наступало время боя.
Воля создателей, вложившая в него жажду убийства, веками оставалась главным его врагом, объектом постоянной, непрекращающейся ненависти. Вновь и вновь тьер насиловал свой разум, стараясь заставить его выйти из повиновения приказам Хозяев. Прошли столетия, прежде чем ему удалось сделать на этом пути первый, очень короткий шаг к победе. А затем второй, третий... Сейчас ему удавалось держать свою сущность под контролем достаточно надежно - но если кто-то посягал на его жизнь, тьер разом терял всякую власть над своей истинной сущностью, превращаясь в неудержимого демона смерти. Он не был лишен чувства самосохранения - напротив, тьер очень точно мог оценить степень угрозы и в зависимости от этого принять единственно верное решение. По крайней мере так было раньше. Но в последнее время с ним творилось нечто непредсказуемое и от этого наверняка опасное - теперь в его действиях доминировали другие мотивы. К примеру, находиться здесь, в столице Империи людей, среди скопища воинов и магов, было по меньшей мере неразумно. Все время существовала угроза, что хищник вырвется наружу, обнаружит себя - и тогда скорее всего с ним будет покончено. Первый закон магии - совершенства не существует... Он не боялся десятка противников, пусть бы даже и закованных в латы, с презрением отнесся бы и ко вдесятеро большему числу. Две-три сотни врагов уже заставили бы его призадуматься - а те же урги, скажем, почти справились с ним, опутав сетями, разорвать которые было не под силу даже тьеру. Повторения той истории Тернер не хотел.
И уже полгода торчал в городе.
Он и сам не понимал, почему так поступает. Куда умнее было бы покинуть обжитые людьми места... а то и вернуться назад, к остаткам Хрустальной Цитадели. Люди так любят это странное словечко - "родина"... Что ж, для него родина - именно там, на выгоревшей под ударами боевой магии пустоши, под вечным дождем, среди руин того, что никогда не было, но могло бы стать его домом.
До вчерашней ночи Тернер мало задумывался над этими вопросами, но теперь, после того, что произошло, он решил, что из города стоит убраться. Даже если это будет означать ссору с Дьеном.
Тернер знал, разумеется, значение слова "дружба", хотя и не вполне понимал, что это такое на самом деле. Но при мысли о том, что ему придется надолго, а может быть, и навсегда расстаться с Дьеном и Таяной, почему-то становилось тоскливо.
И все-таки это было неизбежным. Не только потому, что после событий прошлой ночи ему может угрожать опасность. Другая опасность, куда большая, подкралась незаметно. Когда проявились первые симптомы болезни? Он не знал, как не знал и того, как справиться с этой напастью. И вряд ли даже мудрые и ненавистные Хозяева могли ожидать, что их создание вдруг заболеет... человечностью. А может, они знали об этом, а потому и вложили в него почти непреодолимую жажду убийства?
Эта болезнь началась... с чего? Тернер шаг за шагом уходил в свои воспоминания о прошлом, стараясь нащупать тот момент, когда впервые инстинкт хищника, ярость и стремление напасть вдруг уступили, пусть и на миг, другим чувствам - любопытству, сопереживанию, жалости, желанию защитить. Он был воином, а потому прекрасно понимал, что слабеет. Не физически - духовно. Тьер-одиночка, беспощадный и равнодушный ко всему, кроме поставленной цели, был куда менее уязвим, чем тьер, умеющий чувствовать. Он испытал это на собственной шкуре тогда, среди ургов, - инстинкт кричал, что врагов слишком много и надо отступить, но другой голос, тихий и едва-едва слышный, настаивал на другом. Помочь Дьену. Защитить Таяну. И результат не заставил себя ждать - сети и унизительное положение пленника. Да, в тот раз все обошлось, но ведь могло случиться и иначе.
А может, он сам виноват? Может, ломая себя, упрямо сопротивляясь идущим от самого его естества приказам, Тернер заодно сломал и какую-то хрупкую стенку, разделяющую воина и... и того, кем или чем он стал сейчас.
В дверь раздался осторожный стук.
- Не заперто, - коротко бросил он.
С противным скрипом дверь открылась. На пороге стоял Дьен, из-за его широкой спины выглядывала изящная фигурка Таяны.
- Радости тебе, Тернер!
- И я рад вас видеть. - Его губы неожиданно для самого тьера вдруг шевельнулись, изобразив отдаленное подобие улыбки. Денис, заметив это, удивленно поднял бровь. На его памяти было не так много случаев, когда на лице Тернера отражались хоть какие-то эмоции.
А тот вдруг задумался об интересном совпадении. Именно сейчас ему нужно было бы переговорить с Дьеном, придумать что-нибудь убедительное, объяснить причину своего отъезда. И пожалуйста - Дьен сам пришел в гости. Почувствовал, что ли? Тьер бросил на мужчину испытующий взгляд и вдруг почувствовал, как кольнуло ощущение опасности. Его инстинкт хищника подавал предупреждающий сигнал.
- У вас неприятности, - скорее констатировал, чем спросил он.
- С чего ты взял?
- На твоем месте я бы спросил не "с чего ты взял", а "откуда ты знаешь", - хмыкнул тьер, жестом приглашая гостей проходить и присесть.
Сам он остался стоять у двери, наиболее уязвимого места в доме. Оконца крошечные, туда и при желании не сразу пролезешь, а дверь хлипкая, не выдержит и одного хорошего пинка. Тернер привык доверять инстинкту. Мгновение подумав, он все же взял в руки прислоненный к спинке стула меч и, вынув клинок из ножен, поставил его рядом с собой. Опершись о стену, он приготовился выслушать, по какому поводу нежданно нагрянули гости.
- Ты чего-то опасаешься? - В голосе Дьена не было и намека на насмешку.
- Нет, - не меняясь в лице, солгал тьер. - А стоит?
За время общения с людьми одно он усвоил очень прочно. Всегда говорить правду и только правду - несусветная глупость, ведущая прямиком в могилу. Даже в тех случаях, когда вокруг все свои.
Жаров коротко рассказал о событиях прошедшей ночи. В какой-то момент ему показалось, что на лице Тернера вновь заиграла усмешка. А может - только показалось, может, это просто свет из крошечных, порядком грязных окошек вызвал прихотливую игру теней.
- В общем, мы решили покинуть город. На время. Если то, что я видел, было действительно посланием Оракула, то следует отправляться к нему как можно скорее. Вряд ли Дерек станет поднимать шум без повода.
- Ясно, - спокойно заметил в ответ Тернер.
На самом деле ясного в этом деле было очень мало. События прошедшей ночи, те, в которых он принял самое активное участие, и факт покушения на жизнь Дьена были, безусловно, связаны. Но он не собирался рассказывать приятелю ничего - пока. Там будет видно, но в данный момент Дьену не стоит знать все. И то, что эта парочка решила удалиться из города, весьма устраивало тьера.
- И нам бы хотелось... прости, если эта просьба... ну, в общем, может быть, ты поедешь с нами?
На самом деле после рассказа Дьена в душе Тернера - если этого странного существа была душа - отчаянно боролись два стремления. Первое, самое очевидное - это, несмотря ни на что, остаться в городе и разобраться в причинах этих ночных событий, докопаться до самой сути - и плевать, каким количеством крови это будет сопровождаться. Слишком много страдая в свое время от скуки, Тернер нюхом чувствовал приближающиеся приключения - и здесь, в Тирланте, и там, за пределами столицы. Оставалось только выбрать, что станет первоочередным. До того как Дьен приступил к рассказу о своем сновидении, Тернер был склонен все-таки, временно закрыв глаза на вопросы личной безопасности, остаться.
Но как только прозвучало имя дер Зоргена, все сомнения были в тот же миг отброшены. Нет, лицо тьера не исказила гримаса ярости, он просто понял, что шанс добраться до древнего мага он упустить не может. Чего бы это ему ни стоило. Все остальные приключения могут подождать.
В целом Жаров знал отношение тьера к магам, создавшим его тысячу лет назад, и потому почти не сомневался, что его странный спутник не устоит перед перспективой поквитаться с Ульрихом. Что ж, Древнего надо было найти, это явно непросто - но вряд ли кто-то будет лучшим попутчиком в этих поисках, чем неутомимый, почти неуязвимый, не ведающий страха воин. К тому же он подозревал, что вряд ли Зорген встретит их с распростертыми объятиями - если им вообще удастся найти потерянный Шпиль Хрустальной Цитадели.
А потому готовность Тернера их сопровождать Жарова нисколько не удивила. Может быть, тьер и был великим бойцом, может быть, он и обладал кучей выдающихся и невероятных способностей, но он все же был вполне предсказуем.
- Скакуны на улице, - заявил он, - припасы в дорогу собраны. Так что можем отправляться прямо сейчас.
- Ты был так уверен, что я соглашусь? - прищурился Тернер.
Жаров улыбнулся - тепло, открыто, дружески.
- Знаешь, я просто очень в это верил.

Стража у городских врат совсем не заинтересовалась шестью скакунами и тремя всадниками, направляющимися куда-то по своим делам. А если бы и заинтересовалась, то у Жарова нашелся бы пергамент, несущий на себе печать самого Императора. Пергамент, дающий право сэнсэю Дьену и его спутникам свободно передвигаться по всей Империи. Глядя на такой документ, первое, что захотел бы сделать любой уважающий себя легионер, - отдать салют его владельцу. Поскольку простые люди вряд ли могли рассчитывать на подорожную, подписанную лично Его Величеством.
Но, как уже говорилось, выезд путников из столицы стражам был безразличен. Чего нельзя было сказать о других людях, которые наблюдали за троицей очень внимательно, - их как раз очень интересовало, куда и зачем направляются два воина и молодая женщина. Проследив троицу до ворот, наблюдатели разделились - один помчался куда-то, видимо, с докладом, а трое других двинулись следом за Дьеном и его товарищами. В это время на тракте было немало народу, и даже тьер не почувствовал, что каждый его шаг, пусть и издалека, сопровождается пристальными взглядами.
А если бы он и почувствовал, то лишь мысленно поздравил бы себя с тем, что приключение, с которым он практически распрощался, явно намерено само последовать за ним. И, значит, рано или поздно их дорожки пересекутся.

Черри тупо смотрела на стену, чувствуя, как скрипят ногти, медленно входящие в дерево подлокотников. То, что она сейчас ощущала, было даже не бешенством. Скорее - отчаянной решимостью. Утар стоял рядом с креслом, и его лицо тоже было почти неподвижно. Он навидался на своем веку всякого и потому не склонен был воспринимать происходящее столь же болезненно, сколь и его воспитанница. Он даже был бы готов объяснить ей, что во всем при желании можно найти положительные моменты. Но молчал - ибо понимал, что сейчас Черри просто не в состоянии никого слушать, она слышит только себя.
В который уже раз Утар обозвал себя круглым идиотом.
Надо же было так сглупить, ну зачем, зачем он потащил девочку туда, в тот дом? Не надо было... ведь можно было просто рассказать - да и не сейчас, потом, через седмицу, через две. Рассказать как о делах прошедших, о которых стоит помнить, но не более того. Служанку же, что видела начало бойни и бросилась бежать куда глаза глядят, посадить на время под замок. Или вообще... все, что видела, она уже рассказала, и теперь была не слишком-то нужна. А теперь, после того как Черри увидела все это своими глазами... девочка была импульсивна и самолюбива и теперь видит в происшедшем не просто несколько, пусть даже много, смертей. Она видит вызов - вызов ей, главе самой могущественной и самой опасной Гильдии.
- Я их уничтожу... - прошипела красавица, и даже отнюдь не страдающий излишней добротой Утар содрогнулся, столько злобы звучало в этом тихом, змеином шипении. - Я их уничтожу, всех. Никто не смеет бросать вызов... Гильдии.
Учитель и телохранитель знал, что она хотела сказать "бросать вызов мне". Но удержалась - это было уже неплохим признаком. Власть главы Гильдии велика, и никто не посмеет спорить с ней. Кроме него, конечно. А потому только у него и есть сейчас шанс удержать девушку от опрометчивых шагов, о которых потом можно будет только сожалеть.
- Послушай меня, девочка моя. - Никто и никогда не мог бы себе представить, что этот гигант, в свое время запятнанный кровью по самую макушку, может говорить столь ласковым голосом. - Послушай меня, Черри, не надо поспешных действий. Ты должна подумать, все взвесить. Я понимаю, что гибель Семьи станет для нас тяжелым ударом, но все же...
- Нет, Утар, ты не понимаешь. - Он вдруг с ужасом понял, что она говорит уже абсолютно нормальным тоном, а значит, сумела взять себя в руки. И принятое ею решение станет окончательным. А он уже подозревал, какое оно будет, хотя отчаянно надеялся ошибиться. - Все не так. И дело не в том, что кто-то сумел вырезать подчистую всю Семью, всех ночных воинов. И дело даже не в том, что эта тварь разорвала их на куски, на мелкие куски... Дело в том, мой дорогой учитель, что до сего момента был один-единственный человек, которому позволялось... да, я помню, чему ты учил меня, мы и в самом деле позволяли ему охотиться на нас. Императору... и больше никому. А теперь нам объявили войну. Не я первая ее начала, мы заключили честный контракт...
- Черри, опомнись. С кем ты собираешься сражаться? С этим... человеком?
- Мне плевать, человек он или нет.
- Он не человек. Человек не может прийти в дом Семьи и вырезать почти сорок человек. Я не говорю про женщин, детей, стариков - сорок воинов, сильных, опытных. Раньше с ночным воином никто не мог сравниться, ну или почти никто. Ты думаешь, что с ним справятся твои головорезы, способные при встрече с членом Семьи наделать в штаны?
- Этих встреч больше не будет, - резко оборвала его брюнетка. - Семьи больше нет. И никогда не будет. Он убил всех, воинов, женщин, детей... ты видел, Утар, он же убил даже всех собак в доме. Все живое... И мне правда плевать, кто он или что он, этот, называющий себя Тернером. Я найду его и убью. Я...
- Черри, остановись.
- Я, глава Гильдии убийц, властью, данной мне нашим законом...
Она выговаривала каждое слово твердо, отчетливо, как будто бы вколачивая его в голову своего единственного слушателя. А тот смотрел на нее умоляющим взглядом и тихо шептал:
- Нет, Черри, девочка... я прошу, не надо, опомнись...
- ... властью, данной мне этим званием, властью, данной мне памятью пролитой крови, приказываю объявить Большую Охоту на существо, именующее себя Тернером, и его спутников, именующих себя Дьеном и Таяной де Брей. И пусть также обратится Большая Охота на всякого, кто протянет ему руку помощи, кто встанет с ним рядом, кто даст ему кусок хлеба, глоток воды или крышу над головой. Такова моя воля.
В комнате повисла тяжелая тишина. Казалось, она была столь тяжела, что под этим необоримым грузом согнулся старый утар Белоголовый. А может, это был просто поклон - Знак того, что приказ госпожи услышан и отныне будет претворяться в жизнь.
Традиция Большой Охоты уходила своими корнями в далекое прошлое, когда Гильдия еще не была столь сильна, но изо всех сил старалась утвердиться, зарекомендовать себя. И тогда родился закон, гласящий, что по приказу своего главы вся Гильдия соберется в единый кулак и устранит любую угрозу. Услышав повеление Большой Охоты, каждый член Гильдии должен был приложить все усилия, чтобы самому или с помощью товарищей по профессии уничтожить того, кто стал жертвой Охоты. А тот, кому удавалось убить жертву, получал великий приз - право стать главой Гильдии. И, услышав этот приказ, каждый убийца пускал в ход все - удачу, умение, золото, связи, - лишь бы достичь цели.
В первые десятилетия это происходило довольно часто, у Гильдии было достаточно врагов, в том числе и имеющих за собой немалую силу. Потом необходимость в Большой Охоте отпала, поскольку силу общества убийц признали, и никто уже не желал идти против них, по крайней мере делать это в открытую. Более того, каждый глава Гильдии твердо знал - объявление Большой Охоты почти наверняка приведет к тому, что власть свою придется передать другому. А среди убийц не было принято оставлять в живых свергнутых владык. Утар Белоголовый был чуть ли не единственным исключением.
За последующие века Большая Охота применялась раз шесть. В одном случае все разрешилось быстро - прослышав о возобновлении древней традиции, родственники преследуемого сами притащили его голову главе Гильдии, надеясь таким образом спасти свои жизни. Остальные случаи были сложнее - пролилось много крови, а в двух последних, когда жертвами были назначены очень уж "согрешившие" пред Гильдией Императоры, и сами охотники оказались на грани истребления. Но Большая Охота всегда настигала свои жертвы. Любой ценой.
И сейчас Черри намеренно приносила на алтарь мести свое звание, а возможно, и жизнь. Как, впрочем, и множество жизней своих "подданных". Несмотря на все слова Белоголового, у нее не было выбора - Гильдии не просто брошен вызов. Ей объявлена война. И в войне этой исходом могла стать только победа или смерть. Третьего не дано.

Трое путников мерно покачивались в седлах. Пожалуй, это было не самое лучшее время, чтобы отправиться в путь, - голые, утратившие листву деревья, темная, даже на вид холодная земля, местами припорошенная тонким слоем снега - зима в этом году, по уверению Таяны, была по-особому холодной. Денис, который бывал в местах, где минус два по Цельсию считались чуть ли не очень теплой погодой, лишь снисходительно посмеивался.
- Что-то мне это напоминает, - мрачно заметил Тернер. - Кажется, это уже было.
- Что? - рассеянно поинтересовалась Таяна.
- Ну, все это. Три путника, дорога к Оракулу. Знакомо?
- В тот раз не было так холодно.
Облачка пара, вырывавшиеся из губ при дыхании, подтверждали ее правоту. Жаров, который в отличие от Таяны находил погоду очень даже приятной, промолчал. А Тернеру вообще погода была безразлична - дождь ли, холод, жара... Организм тьера мог без вреда для себя перенести условия, которые отправили бы любого обыкновенного человека прямиком в лучший мир. А на такие мелочи, как, к примеру, клопы в гостинице...
Они были в пути уже три дня. Отсюда, от Тирланты, дорога к Оракулу должна была занять не менее двух недель. У них были прекрасные скакуны, теплая одежда и достаточно денег, чтобы ни в чем себе не отказывать, - но все равно путь обещал быть достаточно сложным.
Пока Тернер перекидывался с Таяной ничего не значащими фразами, Жаров снова и снова думал о том, что его жизнь в этом мире все больше и больше напоминает... что? Уж во всяком случае, на обычный ход событий это явно не похоже. Нормальным людям удается просто жить - работать, развлекаться, любить... Почему же ему, Денису Жарову, приходится уже который месяц участвовать в чем-то вроде заурядной игры, где каждое действие надо делать последовательно, где герою приходится исполнять дурацкие, придуманные разработчиком задания? Такое впечатление, что его старательно ведут куда-то, к какой-то цели, известной, как и в игре, только создателю да самому игроку. А он, пешка, нарисованный персонаж, не имеет свободы воли и вынужден просто подчиняться тому, кто жмет на кнопки.
Это было неприятно. Еще там, дома, он привык играть по чужим правилам, подчиняясь приказам начальства, - иногда не зная истинной цели тех или иных распоряжений. Тогда это казалось вполне правильным - каждый винтик в огромной машине принимает посильное участие в общем процессе в меру своих возможностей. И не дело винтика знать, зачем вращается агрегат в целом. Тогда это казалось приемлемым...
А попав в этот мир, Денис почему-то решил, что оказался в сказке. Подвиги, приключения, прекрасные женщины - и, главное, полная свобода воли. Делай что хочешь - спасай мир, сражайся, уйди на покой. Все в твоих руках, все зависит от тебя. И никаких начальников, никаких ценных указаний и руководящих инструкций.
И некоторое время он пребывал в спасительном заблуждении, считая, что все происходящее подчиняется его воле. Но в последние дни он опять почувствовал, что кто-то направляет его действия. И Жаров не без оснований предполагал, что этот кто-то - Оракул. Это древнее создание, претендующее на осведомленность во всех мыслимых делах, упрямо навязывало ему свою волю.
Во всяком случае, так казалось на первый взгляд.


Глава 3
НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ

А чтобы изготовить зелье, возьми одну меру листьев огневки, да не тех, что темного цвета стали, ибо силу уже те листья утратили и для зелья годны быть не могут. А и если младые листья возьмешь, какие детской ладони меньше, то и тогда должного зелья сотворить не сумеешь, ибо сила в огневке не сразу нарождается. А к одной мере листьев, что для зелья потребны и пригодны, возьми тако же зимнего корня две малые меры, да воска пчелиного одну малую меру, да ягоды волчевики десять и две. Листья истолки да с остальным смешай, и варить надо на малом огне с полудня до первых звезд. А пока варишь, ложкою в посуде шерудить непрерывно надобно, дабы в комки не сбилось зелье. Да ложку не деревянную потребно, а железную али из стекла.
А пока варишь зелье, лицо шарфом замотай али тканью какой, да чтобы мокрая была, а как высохнет, снова водой смочи. А забудешь про то, тако же и сам с жизнью прощайся, ибо сила огневки не в одном лишь зелье, а и в духе его, коий под жаром огня свободы жаждет и из посуды той повсюду лезет. А и не забудешь про шарф мокрый, все одно болеть будешь и вывертом, и горячкою, и плачем, и болезнь та седмицею али двумя пройдет. А зелье ранее, чем другим годом, делать и не думай, ибо убиет тебя сила огневки тако же верно, как и со стрелы травленой.
А как сделаешь зелье, остыть ему позволь, но чтобы хладом не обернулось, а ровно столько, сколько надобно. А как станет зелье густым да вязким, то и стрелы да другое какое оружье мазать в нем пора пришла. Да ежели мастер полер на оружие навел, так оно не сгодится для зелья, а возьми камень точильный, грубый да повози по нему железо, дабы исцарапилось оно. А как исцарапишь железо, так его и мазай зельем да на просушку клади. А просушивать седмицу, никак не меньше, а потом и на дело брать можно.
А коли не спользуешь стрелы те али иное какое оружье, как пять лун сойдет, тако можешь и руками трогать, и языком, ежели дурь в голове, ибо утратит силу огневка, и новое зелье для того оружья готовить надобноть.
Книга "О ядах всяких, в деле Гильдии потребных, а тако же
о других каких зельях, составленная мастером Сартапиусом
Капитулом по собственному разумению и во славу Гильдии"

- Всадник, - коротко бросил Тернер, даже не соизволив оглянуться.
- Где? - равнодушно поинтересовался Жаров.
Ответ его не особенно волновал. Дорога становилась все более и более скучной, одна за другой ложились лиги под когтистые лапы скакунов. Однообразно утомительные, холодные, равнодушные к путникам, к их проблемам. Да и гостиницы у дороги были в чем-то такими же - и их хозяева бросали время от времени на путников немного удивленные взгляды: что, мол, потянуло вас в путь? По такой-то погоде...
И впрямь, только там, у уже оставшейся далеко позади столицы, чувствовалась какая-то активность. И дорога была не такой уж пустой - то торговый караван, небольшой, десятка в полтора-два возов, торопящийся скорее закончить свой путь, то солдаты, то еще кто-нибудь. А потом тракт как-то незаметно опустел, и сегодня, с самого утра, путникам не встретилось ни одно живое существо. Это было вполне ожидаемо, а потому Дениса нисколько не интересовал какой-то там всадник, которого нелегкая несет куда-то.
Видимо, по его виду и Тернер понял, что отвечать на заданный вопрос не требуется.
Всадник показался вдалеке лишь спустя минут десять, и Денис в очередной раз удивился чуткости своего спутника. Да и удивление было таким же бесцветным, как эта дорога. Ну, услыхал... силен... да уж... А потому он даже не обратил внимания на то, как вдруг подобрался Тернер, как бросил поводья скакуна на луку седла, освобождая руки. А всадник тем временем мчался вперед, не меняя аллюра, как будто буквально в полулиге впереди его ждала уютная гостиница с жарко натопленным очагом, дымящимся мясом и крепким пивом. Или, может, его гнал вперед какой-то приказ?
Жаров даже чуть дернул поводья, заставляя свой меланхоличный транспорт сместиться чуть к краю тракта, - дорога, может, и широка, но всадник очень уж торопится, не стоит создавать помех движению. До праволевосторонней организации грузопотоков тут еще не додумались, и временами Жаров всерьез размышлял о том, чтобы подкинуть эту идею кому-нибудь из советников Его Величества. Не жалко, пусть благодарные потомки припишут авторство одному из этих стариков, зато толк будет. Да все как-то не собрался.
Дорога хороша, чтобы думать. Сидя в седле, не беспокоясь о том, чтобы выбирать направление - умное животное вполне разберется само, тем более что направлений всего-то два, "туда" и "обратно", - можно поразмыслить о вещах куда более важных. И Жаров был немало удивлен тому, что мысли, посещавшие его в эти дни, разительно отличались от прежних. Одна за другой лезли в голову идеи глобальных перемен, которые он, представитель технологического мира, мог бы внести в патриархальный уклад этого общества. И не надо радикальных изменений... но так, по мелочам - можно сделать очень даже немало. Водопровод, например. Ну почему, спрашивается, никто тут не додумался до такой в общем-то простой вещи? И для того, чтобы зарабатывать деньги, совсем не обязательно махать мечом, куда-то ехать, изображая из себя героя... Жаров уже достаточно повоевал, чтобы чувствовать некоторое пресыщение этим занятием.
Позади раздался звонкий щелчок, не очень, правда, различимый на фоне шлепанья лап скакунов. Одновременно охнула Таяна... Жаров резко обернулся, и рука сама собой прыгнула к рукояти меча.
Всадник - укутанный в длинный темный плащ так, что наружу торчали одни глаза, отбросил разряженный арбалет и рванул с седла второй. Тьер несколько картинно разжал пальцы, и пойманная на лету стрела упала на припорошенную снегом землю.
- Ну, сынок, - тихо сказал, почти прошипел он. - Давай попробуй еще раз.
Сынку бы услышать и осмыслить сказанное, а потом поворотить коня, да гнать его так, словно за плечами черти бешеные... но нет, голос разума был глух, вернее, совсем не слышен - и юнец (а Жарову почему-то казалось, что этот человек молод) снова, чуть привстав в стременах, чуть наигранно прицелился в волшебницу. Видимо, он уже понял, что воин, ловящий стрелы на лету, вряд ли позволит так просто уложить себя.
Руки Тернера взметнулись, посылая в полет нож (левой) и тяжелую флягу с водой (правой). К мечу он даже не прикоснулся. Нажать на спуск несостоявшийся убийца не успел - молнией ударивший клинок перерубил тетиву, а в следующее мгновение фляга врезалась стрелку в лоб, опрокидывая его навзничь, сшибая со скакуна.
Тернер легко спрыгнул на землю, подобрал стрелу, задумчиво повертел ее перед глазами, затем почему-то понюхал, нахмурился... Затем подошел ко все еще не подающему признаков жизни стрелку и, одним коротким движением разорвав укутывавший того плащ, принялся связывать тому руки за спиной обрывком ткани. Только в этот момент Жаров вышел из ступора и, немедленно покинув высокое седло, принялся помогать напарнику. Тот, впрочем, совсем не нуждался в помощниках. Неизвестно, где тьер научился вязать узлы... но Жаров уже неоднократно убеждался, что его спутник знает куда больше, чем можно предполагать, исходя из его сущности.
- Ну вот, теперь мы можем и поговорить, - пробормотал Тернер, все еще вертя в руках стрелу и небрежным движением выплескивая поток ледяной воды из фляги на лицо стрелка.
Это и в самом деле был совсем еще молодой парень, на вид - лет двадцать или немного больше. Некрасивое, покрытое оспинами лицо, несколько шрамов - явно не свидетельств героизма в битве, скорее следы кабацкой драки. В водянистых глазах, уставившихся на Тернера, бились злость и растерянность. Видать, он считал себя неплохим бойцом и теперь все никак не мог понять, как же его, такого умелого и ловкого, завалили... да еще и толком не прикоснувшись к оружию. Надежная, хорошей работы кольчуга ясно говорила то ли о том, что этот парень не такой уж новичок в военном ремесле и умеет думать о безопасности тела, то ли просто об определенном достатке. Денис краем глаза посмотрел на валяющийся в снегу арбалет - оружие было явно штучным, дорогим... такие вещи редко попадают в руки простых солдат. Скорее предмет мог бы принадлежать профессиональному наемнику - эти ценили отменное оружие и всегда готовы были хвалиться друг перед другом боевой сталью.
- Кто тебя послал? - будничным тоном поинтересовался Тернер.
- Иди ты... - Убийца грязно выругался.
- Не хочешь отвечать? - хмыкнул Тернер. - Ну-ну... видали мы таких стойких. Еще раз спрашиваю, кто тебя послал? Если будешь правдив... - Он посмотрел на Таяну, затем на Дениса и вздохнул с явным огорчением. - Ну, может быть, я тебя отпущу.
- Ты и так отпустишь, дерьмо, - сплюнул кровь с разбитой губы юноша. - Ты не посмеешь.
- Ты слишком хорошо обо мне думаешь, - задумчиво пробормотал Тернер, а в следующее мгновение его рука совершила молниеносное движение, и воин вскрикнул, когда кончик его же собственной стрелы царапнул его по носу.
Глаза пленника, казалось, залил животный ужас. А Тернер как ни в чем не бывало снова понюхал наконечник стрелы, затем слизнул с металла крошечную капельку крови. Увидев это, убийца снова, в который уже раз, переменился в лице. Теперь сквозь страх и злобу явственно проступало торжество.
- Ты дурак, Тернер. Дурак и труп. Я все-таки побил тебя, подонок.
- Вот как? - удивленно поднял бровь тьер и, повернувшись к Денису, заметил: - Забавно, он знает мое имя. Значит, я не ошибся, его послали. За нами... или только за мной. Очень интересно, кто же нас так не любит. Думаю, мы это узнаем.
Он опять обратил взгляд на воина - тот, казалось, изо всех сил пытался разглядеть царапину у себя на носу. Его била сильная дрожь, на лбу, несмотря на более чем прохладный воздух, выступили бисеринки пота.
- Значит, так, сынок, - Тернер говорил мягко, почти ласково, только слова как-то не слишком сочетались с тоном, - я хочу предложить тебе выбор. Если ты все расскажешь, все как на духу, я тебя убью прямо сейчас. Ну, когда услышу все, что мне нужно, разумеется. Ну а если нет... могу оставить тебя здесь, на дороге. Сам понимаешь, скакал ты быстро, так что видел - тракт пуст, никто тебя здесь не найдет.
- Дерьмовый выбор, - презрительно скривился убийца. - Да и сам ты...
- Я? А... ты про огневку? - Тернер снова лизнул наконечник стрелы и причмокнул, - Мастер делал, не иначе. Очень сильный состав, а ведь с лета держится. Почитай, еще на месяц хватит, верно? Да ты не дергайся, воитель, мне эта гадость не опасна... вот если бы ты в кого-нибудь из моих спутников стрелял, тогда...
- Ты...
- Я, я. Видишь ли, не все так просто в этой жизни, - философски заметил Тернер и, присмотревшись к парню, покачал головой. - А у тебя времени немного, дружок. Давай рассказывай, и тогда я сделаю тебе этот подарок. Обещаю.
- Иди ты...
Тернер пожал плечами и отвернулся.
- Я не понимаю, о чем вы говорите? - Таяна поежилась. Смотреть на то, как связанный стрелок дергается, пытаясь разорвать со знанием дела наложенные путы, было немного неприятно.
- Этот юноша пытался убить нас... меня. Нет, все же нас, последний выстрел явно предназначался вам, леди.
- Это как раз понятно, - передернула плечами волшебница. - Я не о том...
- Его стрелы, - продолжал Тернер, отнюдь не прислушиваясь к ответным репликам девушки, - смазаны огневкой. Денис, ты вряд ли знаешь, что это такое, а судя по тому, как побледнела наша очаровательная спутница, ей-то это средство хорошо известно. Огневка - это яд. Вообще говоря, сам куст ядовит, но не слишком сильно. А вот молодые листья, если их правильно собрать и приготовить, становятся потрясающе убийственным ядом. Защиты от него нет. Лечения нет. Спасения тоже нет - ни магия, ни знахарское искусство не поможет.
- То есть он умрет? - тихо спросил Денис.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.